ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ — ПАРЛАМЕНТА РФ
Cервер органов государственной власти
НАШИ УЧРЕДИТЕЛИ

В НОМЕРЕ
№ 05 май 2017 г.
РУБРИКИ ЖУРНАЛА

polosa
СПЕЦВЫПУСК ЖУРНАЛА


Все спецвыпуски стрелка
polosa
ОФИЦИАЛЬНО

Все документы стрелка
ПОЗДРАВЛЯЕМ 

Все поздравления
МИРОВАЯ МЫСЛЬ
СОБЫТИЯ

16.05.2017
15.05.2017
12.05.2017
Все события стрелка
polosa
КРЫМ

12.05.2017
11.05.2017
Все статьи стрелка
polosa
СТАТЬИ

Все статьи стрелка
ПАРТНЕРЫ


polosa
polosa
Акция
Поделиться с друзьями:

Яков Алексеевич Ломко

Яков Алексеевич ЛомкоЯков Алексеевич ЛОМКО родился 13 ноября 1917 г. советский и российский общественный деятель, журналист, глава объединённой редакции газеты «Московские новости» (1960—1980), ветеран Великой Отечественной войны. Окончил физико-математический факультет Ленинградского государственного университета.В 1940 был призван в авиационные части Красной Армии. Прошёл войну от первого до последнего дня. Осенью 1941 стал начальником синоптической группы при штабе новообразованной 26-й бомбардировочной авиадивизии. В марте 1942 был переведён в только что сформированную 1-ю авиадивизию дальнего действия, полки которой базировались на аэродромах Московской области. Яков Ломко летал на боевые задания в период Сталинградской операции, участвовал в освобождении Ленинграда и Украины, в форсировании Днепра, освобождении Белоруссии, Литвы, Польши, в боях за Кенигсберг и Берлин.К концу войны имел чин инженер-капитана, после освобождения Польши работал там на должности начальника синоптической службы дивизии бомбардировщиков дальнего действия.
Ещё во время войны Яков Ломко полгода проработал в военной газете. По окончании же войны он был рекомендован на учёбу в Высшую дипломатическую школу МИД СССР и распределён на работу в Совинформбюро, где работал редактором, политическим обозревателем, начальником отдела и главной редакции. В конечном счёте Ломко поднялся до поста заместителя начальника Совинформбюро, который занимал пять лет.
В 1960 Яков Ломко возглавил объединённую редакцию газет «The Moscow News» и «Les Nouvelles de Moscou», а также журналов «Культура и жизнь» и «Век XX и мир». Проработал на этом посту до 1980 года. За первое десятилетие работы Ломко главным редактором «Московских новостей» суммарный тираж разноязычных изданий газеты перевалил за отметку 650 тысяч экземпляров.[1] Также в этот период появились испано- и арабоязычная версии издания. В 1980—1983 Яков Ломко работал первым заместителем председателя Союза журналистов СССР. При нём впервые был организован и проведен творческий пленум «Задачи советской публицистики», по итогам которого была выпущена книга «Горизонты советской публицистики». С 1989 работает Российском университете дружбы народов, профессор кафедры массовых коммуникаций Филологического факультета РУДН. С 2002 преподаёт на кафедре информационного обеспечения (до сентября 2009 — кафедра журналистики) Военного университета.
Я.А.Ломко рассказывает:
Я был призван в армию в 1940-м году. Военком, узнав о моем дипломе физика, предложил два варианта — флот и авиацию. Я выбрал последнее, и уже в сентябре нас отправили в 35-ую авиабазу Ленинградского военного округа. Уже в то время люди догадывались о неизбежной войне с Германией: Еще в университете из студентов сформировали два лыжных батальона для борьбы с белофиннами, в один их них попал и я. Правда, мой батальон так и не уехал на фронт. Но жители Ленинграда и так чувствовали близость войны: город несколько месяцев соблюдал режим строгой светомаскировки. Кроме того, мы знали об агрессивной сущности фашизма. Еще в 1938-ом году знаменитый академик Е.В. Тарле одну из своих лекций на истфаке ЛГУ посвятил подробному анализу германской аннексии чехословацких территорий. Из той лекции, нам, студентам, стало ясно, что это не предел гитлеровских амбиций. Так и получилось.
Странно, но до сих пор силен миф о якобы неподготовленности нашей армии к той войне. Но у меня есть свое мнение на этот счет:
Рассуждения о беспечности и недальновидности руководства СССР не обоснованы. Еще за несколько месяцев до начала войны в стране началась мобилизация военных (прежде всего офицерских) кадров. В нашу дивизию приходили специалисты с гражданки, их ставили в строй и помогали освежить военные знания. Авиаполки были рассредоточены по полевым аэродромам, где находились в постоянной готовности к немедленным действиям. Я считаю, что в трагедии первых дней войны в определенной степени виновато массовое увлечение идеями социализма в их натуральном виде. Заблуждение состояло в том, что действия Красной Армии вызовут немедленную поддержку «мирового пролетариата». Иными словами, мы чересчур переоценили политическую зрелость компартий и народных масс стран Запада. Немало упреков в те дни у нас, простых солдат, вызывали устаревшие подходы к ведению войны, изматывающая шагистика, несовершенные уставы.
На войне у меня была редкая специальность синоптика. Незаметную работу «предсказателей погоды» высоко ценили многие военачальники. Маршал Советского Союза Иван Конев упоминал их в своих мемуарах: «Эти специалисты, — пишет он, — ценились на вес золота…. К началу войны общая штатная численность этих подразделений составляла менее тысячи человек, и это вместе с управленцами, связистами, водителями и т.д. Тех, кто был непосредственно «в поле» — гораздо меньше. И это на многомиллионную армию
Специфика авиации дальнего действия заключается в значительном удалении от линии фронта. Дивизия бомбардировщиков, в которой пришлось служить Якову Ломко, лишь за два года войны сбросила на врага 18 тысяч тонн бомб! Поэтому бомбовые склады и эшелоны с боекомплектом всегда были объектами вражеских атак. Осенью 1944-го года авиадивизия, в которой служил Яков Алексеевич, серьезно пострадала из-за точного попадания немецкой бомбы в вагон с взрывателями.
– Мы стояли под Вильнюсом. Взлетное поле и штаб дивизии находились неподалеку от вокзала, который сплошь был забит эшелонами с авиационными бомбами. Немцам удалось поджечь один из вагонов. В это время я находился в кабинете у командира дивизии. «Товарищ генерал, — говорю, — смотрите, в районе вокзала поднимается какой-то гриб». Командир среагировал мгновенно: выскочил из-за стола, схватил меня за шиворот, уронил на пол. А через секунду нас засыпало осколками стекла и штукатуркой.
За годы войны Яков Алексеевич участвовал во многих операциях, о существовании которых знало лишь высшее государственное и армейское руководство. Это и первая ночная бомбардировка Берлина, и начало окружения гитлеровских войск под Сталинградом, и переброски партизанских отрядов в глубокий тыл противника. Ни одна из таких операций не обходилась без дальней авиации, успех которой, в свою очередь, зависел от точности прогнозов синоптиков и метеорологов.
Однако военная судьба непредсказуема и полна неожиданных поворотов. В марте 1942 года по приказу комиссара дивизии Яков Ломко был назначен заместителем редактора дивизионной газеты «За боевую тревогу» (такое странное название газета носила из-за того, что дивизия слишком долго стояла в тылу). Напутствие комиссара было предельно содержательным: газета под твоим руководством должна быть интересной для летчиков… «Именно тогда началась для меня дорога в мир массовой информации», — вспоминает Яков Алексеевич.
В последние годы военной службы инженер-капитан Ломко совмещал должности начальника синоптической службы и секретаря партбюро управления штаба дивизии. Грамотного и добросовестного офицера командование дальней авиации рекомендовало на учебу в Высшую дипломатическую школу МИД СССР. Два года занятий — и отличника Ломко распределяют в легендарное Совинформбюро.

"РФ-сегодня"

28.04.2015

Добавить комментарий по данной статье.
Ваш комментарий


( 3 + 3 ) =
Комментарии к статье
Нет комментариев к данной статье. Вы будете первым! Заранее благодарим.

ТОП-10 - рейтинг публикаций сайта журнала "РФ-сегодня"