ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ — ПАРЛАМЕНТА РФ
polosa
СОБЫТИЯ

26.08.2016
25.08.2016
Все события стрелка
polosa
КРЫМ

26.08.2016
25.08.2016
24.08.2016
23.08.2016
Все статьи стрелка
polosa
СТАТЬИ

Все статьи стрелка
АКЦИИ ЖУРНАЛА


"Доброе сердце"
В СТАТЬЕ
    журнала № 19 - 2013 г.
|   Поделиться с друзьями:

Дмитрий КОБЫЛКИН,

Хрупкая Арктика – мощный Ямал

Интервью номера

Губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа о большом газе, северной природе и любви к Родине.

Дмитрий Николаевич, недавно в Салехарде, на Международном арктическом форуме Президент России, Владимир Путин назвал Ямало-Ненецкий автономный округ одним из ключевых эконо­мических центров нашей стра­ны. На чем основана роль Ямала в экономике России? Это традици­онно —добыча природного газа?
— Нет, не совсем. Если помните, Владимир Владимирович «расшиф­ровал» эту роль тем, что на Ямале реализуется целый ряд крупнейших промышленных и инфраструктурных проектов, связанных в том числе с ос­воением Арктики и ее богатств. Да, добыча газа — это фундамент мно­гих проектов. Таких, например, как освоение полуострова Ямал и приле­гающих шельфов. Мы понимаем, что мировое энергопотребление от газа никуда не денется. Более того, удель­ный вес в общей «картине» потребле­ния топливных ресурсов, по мнению экспертов, будет только расти. А на Ямале уже разведанные запасы га­за такие, что это стратегические ре­зервы не только России, но и мира. Прогнозных запасов 147 триллионов кубометров. Даже с учетом роста потребления газа этого хватит надол­го. Значительная часть запасов — на суше, немалая — на шельфах. И вы­ход на шельф — это фактически эко­номическое освоение Арктики. То, о чем говорил в Салехарде Президент. Но, повторюсь, сегодня Ямал — это не только газ. Это проекты, которые в корне изменят экономическую карти­ну не только Севера России, но и эко­номический уклад многих регионов континента в целом.
 
 
 
Что имеется в виду?
—  Газ — это основа экономики. Но ведь продавать переработанное сырье намного выгоднее. Поэтому, во-первых, на полуострове сейчас создается новый центр по производ­ству сжиженного природного газа — «Ямал СПГ». Этот проект с выходом на проектную мощность в 15 млн тонн сжиженного газа (СПГ) в год обеспе­чит треть всего российского объема. Если спрос на «трубный» газ с эпи­зодическими колебаниями, но все же постоянно растет, то спрос на сжиженный газ тоже растет, но еще быстрее. И «Ямал СПГ» позволит Рос­сии занять свою справедливую и до­стойную нишу в мировом рынке этого продукта.
Во-вторых, рентабельность проек­та «Ямал СПГ» в значительной степени складывается из его транспортно-логистической составляющей. Завод по переработке будет построен на се­веро-востоке полуострова Ямал, око­ло Южно-Тамбейского месторож­дения. А для транспортировки этих 15 миллионов тонн тут же, в поселке Сабетта, уже полтора года строится порт. С него СПГ танкерами ледо­кольного класса будет отправляться в любую точку планеты. Но этот порт — не просто часть проекта «Ямал СПГ». Это арктический морской порт, ин­фраструктурная составляющая Се­верного морского пути — стратегиче­ской транспортной магистрали Рос­сийской Арктики, связывающей весь северный контур материка.
 
Ключевым принципом развития Арктики должно стать обеспечение баланса между хозяйственной деятельностью и сохранением окружающей среды. Мы на Ямале этот компромисс стараемся обеспечивать.
 
То есть сжиженный газ будет отправляться потребителям по Севморпути?
—  Да, но не только сжиженный газ. Осенью прошлого года, когда Пре­зидент был на Ямале, мы представи­ли ему проект «Северный широтный ход». Суть проекта — создать доступ единой транспортной системе Рос­сии на арктическую инфраструктуру, соединив ее с Северным морским путем. Возьмем — чисто теоретиче­ски — задачу: доставить груз из пун­кта «А» на Среднем Урале в пункт «Б», например, в Китае. Вариант первый — из существующих возможностей: путь будет лежать чуть ли не через весь континент по железной дороге, по пе­регруженному сегодня Транссибу. А по варианту Северного широтного хода груз пойдет «железкой» с Урала до ямальской станции Обская, отту­да по ж/д ветке до Бованенковского месторождения и затем — до порта Сабетта. Дальше — водой по Севморпути. Во втором варианте значи­тельно выше экономическая эффек­тивность доставки. Северный мор­ской путь сам по себе уникальная магистраль — выгодная, безопасная, быстрая, хоть в Пекин, хоть в Париж — с Ямала одинаковое расстояние. А в связке с Северным широтным ходом этой своей уникальностью Ямал де­лится со многими регионами России.
 
 
Существуют ли обоснования того, что Северный широтный ход и Севморпуть эффективны с точ­ки зрения экономики?
— Совсем недавно завершилась коммерческая экспедиция «Тюмень — Сабетта — Камчатка — Китай», которая по Севморпути до­ставила российскую продукцию в Китай. Назад сухогруз также привез товар. Предприятия, которые приняли участие в проекте, уже оценили логи­стику, себестоимость и даже на этом этапе, по предварительным данным, сделали вывод, что маршрут коммер­чески эффективен. А это говорит о том, что Севморпуть и ключ к нему — Северный широтный ход — это новые точки роста не только региональной экономики, но и всех связанных с эти­ми магистралями регионов.
 
Вернемся из Китая в Салехард на Международную арктическую конференцию. Ее тема — эколо­гическая безопасность в Аркти­ке, так ли уж она актуальна, что надо было собирать на форум сотни людей, включая лидеров го­сударств? Ямал — это ведь бес­крайняя тундра, какая тут эколо­гическая опасность?
— Вы знаете, что в Арктике форми­руются климатические законы всей планеты. Один след от вездехода на «теле» тундры «заживает» десятилети­ями. С вертолета, хорошо видны эти «рубцы». А каждый промышленный проект—это дороги, энергетика, стро­ительство. И это не может не влиять на хрупкую северную природу. Еще один важнейший аспект: только на Ямале, не говоря о других северных регионах России, живут больше 40 тысяч пред­ставителей коренных малочисленных народов Севера. Около 15 тысяч из них живут по законам предков, кочуя по тундре со стадами оленей. Это наши лю­ди, ямальцы, россияне, и Арктика — их дом. А основа их жизни — олень, ры­ба, пушнина — это природа. Та самая, которую мы, строя свои очень рента­бельные объекты, можем порушить. И так не только на Ямале, так и на всей арктической «макушке» Земли. Поэто­му тема, которая обсуждалась в Сале­харде — не просто разговор, а вопро­сы, от решения которых зависит жизнь наших потомков. И глава государства недаром сказал, что собрались об­суждать эти вопросы в символичном месте, на Ямале. Наш регион — пи­онер в освоении Арктики. Да, у нас мощные промышленные и инфра­структурные проекты. Но у нас и не ме­нее мощные экологические, научные, гуманитарные проекты в Арктике.
Ни один промышленный проект в округе не получает «зеленый свет», во-первых, без строгой экспертизы на соответствие экологическим стан­дартам. Во-вторых, — без проведения общественных слушаний, на которых экспертами выступают представите­ли тундровиков. То есть, те люди, ко­торые завтра около этих проектов бу­дут пасти своих оленей, ловить рыбу. А они-то знают, как надо относиться к природе. И производственники вы­нуждены удовлетворять требования коренных северян, зачастую в ущерб рентабельности. Бывают случаи пол­ной переделки проектов. Вот, напри­мер, на автодороге «Салехард — На­дым», которую мы сейчас строим в рамках «Северного широтного хода». Чтобы не нарушать древние маршру­ты касланий, на каждые 4 километра дороги будет по оленьему переходу. Всего на 330 километров трассы — больше 80 таких переходов. А на Бованенково оленьи переходы для ком­форта животных выстилаются дорнитом, и у каждого выставляются эколо­гические блок-посты. Вот такая забота о природе. Да, недешево. Но мы ведь понимаем, что, если бездумно подхо­дить к освоению природы в таких ши­ротах, то получим не глобальные пре­имущества, а глобальные проблемы.
Кстати, еще один любопытный факт: площадь Ямала — 770 тысяч км2. А площадь заказников, заповедников и природных парков в округе состав­ляет около 79 тысяч. Это приблизитель­но равно территории Чехии или двум с половиной территорий Бельгии. Если подсчитать, то выходит, что каждый де­сятый квадратный метр Ямала — это особо охраняемые территории.
Подчеркну, не стоит задача огоро­дить все и охранять. Природные ре­сурсы Ямала, Арктики — это страте­гическая мощь России. Задача в дру­гом. Ее очень четко сформулировал Президент России на салехардском Форуме, сказав, что ключевым прин­ципом развития Арктики должно стать обеспечение баланса между хозяй­ственной деятельностью и сохранени­ем окружающей среды. Мы на Яма­ле этот компромисс стараемся обе­спечивать. По сторонним оценкам — не без успеха.
 
 
— Да, тема сохранения приро­ды, экологического воспитания в последнее время стала не просто актуальной, а даже модной. Но округ у вас — один из самых многонациональных в России. Все ли понимают, что Арктика особый регион? И что вообще особого в Крайнем Севере?
— Крайний Север — место осо­бое. Его жесткие условия дано пре­одолеть не каждому. Причем, это касается не только климата, но и ис­пытаний на прочность человеческого характера, его души. По поводу малозаселенности нашей территории есть шутка: на квадратный километр ямальской земли приходится 1,1 оле­ня и 0,7 человека. Но при этом у нас живут представители 112 народно­стей и национальностей. Здесь без чувства локтя, без взаимной поддерж­ки прожить невозможно. Истина эта выверена веками, опытом коренных народов Ямала.
Особенность эта ярко проявилась в 70-е годы прошлого века, когда на­чалось первое масштабное про­мышленное освоение Ямала. Люди со всей страны, абсолютно разных устремлений, национальностей, ве­роисповеданий приезжали на Север. Тогда появились легенды про север­ную дружбу, везде знали, что уж где-где, а на Северах, на Ямале, человеку пропасть не дадут, поддержат в беде, и, что порой гораздо важнее, радости не позавидуют. Может, вечные ветра близкого к нам Ледовитого океана вымывают весь негатив из человека? Исследований на эту тему не прово­дилось. Кто знает? Но те, кто ставил во главу угла материальное, долго здесь не задерживались. Их было очень не­много в общем потоке первопроход­цев. И им было очень некомфортно на этой честной земле. И что самое главное — так осталось и сейчас.
Думаю, здесь, на Севере, сама мать-природа диктует правила обще­жития. В зоне экстремального прожи­вания человек должен быть добрым и отзывчивым, открытым и душевным. Иначе не получится. Для каждого на Ямале есть свое место, никто здесь друг другу не мешает, и каждый по­нимает, что он трудится на благо себя и на благо всех.
 
— Но недавно буквально все СМИ были взбудоражены новостью о том, что Ямал «закрывается» от приезжающих. То есть, некоторые люди для Ямала относятся к кате­гории «нежелательных»?
—   Это вопрос серьезный. Протя­женность северной границы Ямала, омываемой Карским морем, равна 5100 километров, около 900 из кото­рых — часть государственной грани­цы России. Поэтому еще в 2006 году на части территории округа, прилега­ющей к морскому побережью, был введен режим пограничной зоны. По­лагаю, не нужно объяснять, что есть в округе объекты стратегические, осо­бо важные для национальной эконо­мики, для всей России. Как и то, что для их комплексной защищенности мы обязаны соблюдать строгие пра­вила. С этой целью был организован пограничный пост вблизи Нового Урен­гоя. Его работа быстро и очень ощути­мо повлияла на сокращение уровня преступности в этом городе, а также и в Надымском районе, где работают крупнейшие предприятия «Газпрома».
Здесь важно понять: установление режима погранзоны на всем Яма­ле — не самоцель. Это один из важ­нейших элементов обеспечения ком­плексной безопасности региона, от стабильной работы предприятий ко­торого напрямую зависят экономика и благополучие около 80 процентов населения России.
Так что, отвечая на вопрос: неже­лательны на Ямале те, кто живет не по Закону.
 
Здесь, на Севере, сама мать-природа диктует правила общежития. В зоне экстремального проживания человек должен быть добрым и отзывчивым, открытым и душевным. Иначе не получится. Для каждого на Ямале есть свое место, никто здесь друг другу не мешает, и каждый понимает, что он трудится на благо себя и на благо всех.
 
 Вы неоднократно повторяли, что не хотите, чтобы  Ямал был вах­товой территорией. Что, на ваш взгляд, для этого нужно сделать?
— Россия — огромная стра­на, и две трети ее территории отно­сится к Северу. Это однозначно на­ше преимущество! Ведь эти земли уникально богаты, а в условиях жесто­чайшей конкуренции это весьма се­рьезный козырь. Да, суровый климат. Да, значительные расстояния до цен­тра страны. Но что нам мешает сде­лать так, чтобы жизнь на Севере была комфортной? Надо только стараться перенимать лучший опыт. Посмотри­те на наши города, на заполярные поселки, на Яр-Сале, например. Се­годня скандинавы у нас перенимают опыт развития оленеводства. Хотят его у себя реанимировать, поняв, что не все подвластно бизнесу, что это — этносохраняющая отрасль. Нет оленей, нет коренных народов. Они ассими­лируются, теряют свою идентичность. Мы же берем их плюсы на заметку, в первую очередь в развитии инфра­структуры.
Конечно, ни один регион не потянет в одиночку этот масштабный проект по народосбережению. Но и Президент страны, который утвердил в этом году Стратегию развития Арктической зоны России, и Правительство нас в этом поддерживают. Активно привле­каем к этой работе наших партнеров — топливно-энергетические компа­нии, которые понимают наши цели и разделяют наши планы. Газпром, на­пример, активно включился в работу по благоустройству сельских терри­торий. В отдаленных поселках Яма­ла строятся жилые дома и детсады, школы и больницы, дороги и спортив­ные залы... А вот когда поселок бу­дет благоустроен, когда у человека будет интересная работа с достой­ной зарплатой, когда его дети будут посещать детсад и школу, условия в которых ничем не хуже столичных, ког­да этот человек будет знать, что у его ребенка есть будущее, а сам он не будет бояться завтрашнего дня, имен­но тогда ему никуда не захочется уез­жать. Он будет ямальцем, патриотом своего региона и своей страны.
 
 
 
 Беседовала Ирина ЛАСТОВСКАЯ
Добавить комментарий по данной статье.
Ваш комментарий


( 1 + 5 ) =
Комментарии к статье
Нет комментариев к данной статье. Вы будете первым! Заранее благодарим.