Семь пастухов бесправной овечки

И кому мешает такой бизнес?

После прочтения президентского послания Федеральному Собранию у меня как у хозяйственника возник наболевший вопрос: каким образом будет осуществляться намеченный масштабный комплекс целей и задач? Сам Владимир Путин предупреждает: «Нам предстоит большая работа, она нужна всегда, если стремиться идти вперед. И здесь требуется вклад каждого, требуется уже сегодня, а не завтра».

Вокруг развития реального сектора экономики сегодня больше пиара, чем реальных дел. Хотя яснее ясного, что никакие крупные корпорации, инновационные центры, тем более нефтегазовые трубы, не смогут обогреть и накормить российскую глубинку. Особую тревогу вызывает абсурдность ситуации, в которой находится самая незаменимая, тягловая сила муниципальных территорий — малое и среднее предпринимательство (МСП). Никто не спорит — это можно подтвердить на примерах нашей Томской области — малый бизнес находится под неусыпной опекой местных властей. Есть долгосрочные программы его развития, ежегодно выделяются на это немалые бюджетные средства. Он обеспечен необходимой административно-правовой базой. Ему предоставлен льготный налоговый режим, действует упрощенная система налогообложения. Однако...

Дело в том, что основные рычаги управления МСП находятся у федерального центра. Возьмем самый насущный финансовый блок: около 70 процентов от общей суммы налоговых сборов «уходят» из региона. Так что все финансовые послабления «малышам» из региональной казны для них даже «соломинкой» не назовешь. Буквально на грань выживания поставила большинство малых и средних предприятий проведенная два года назад замена единого социального налога на страховые взносы на фонд оплаты труда. Такая, казалось, формальная, кабинетная процедура. Хотя с самого начала было ясно, что повышение ставки страховых взносов сразу на 20 процентов (с 14 до 34) для малого бизнеса — инфарктная передозировка.

И мои опасения подтвердились. С января 2012-го правительству пришлось снизить страховую ставку на 4 процента. Но это лишь немного смягчило предпринимательский климат, благоприятным для развития он, к сожалению, не стал. Образно выражаясь, не переобул предпринимателей из лаптей в сапоги.

В этом можно убедиться на примере Асиновского района, рейтинг которого среди сельских муниципальных образований области выше среднего показателя. Что мы имеем в числителе? Согласно статданным, на территории района зарегистрировано около 1000 единиц малого бизнеса, половина из которых оказывает торговые и бытовые услуги. В общей сложности в них занято почти 3000 человек. Для района с населением в 38 тысяч (из которых 27 тысяч проживает в Асино) количество работающих в малом и среднем бизнесе, согласитесь, не внушает особо радужных надежд. Штаты бюджетной сферы в раза больше. С такой «иждивенческой» пропорцией, какая может быть отрадная перспектива у района? В сельских 5 муниципальных образованиях картина выглядит еще парадоксальнее...

Бизнес провинциальной глубинки, тем более нашей сибирской, не шикует, как «Оборонсервис» или «Росагролизинг». И вынужден жить по известной пословице: не до жиру, быть бы живу. Как и следовало ожидать, из «заначки» прежних лет пошли в ход испытанные «серые схемы». По данным экономического отдела муниципалитета, 40 процентов работодателей района (из числа юридических и физических лиц) платят зарплату ниже прожиточного минимума. В отчетах фигурируют заработки от 1,5 до 4,5 тысячи рублей. Но шила в мешке не утаишь. Известны факты, когда некоторые предприниматели, в частности, занимающиеся лесным бизнесом, пытались скрыть свои реальные доходы от налогообложения. Даже банкротились ради этого. Но таких временщиков — единицы.

Уже не первый год я хорошо знаком с большинством асиновских предпринимателей. Добропорядочные и ответственные люди, ценят свое дело. Не сговариваясь, высказывают мне свою боль: сложившаяся ситуация (имеется в виду не только фискальный, но и тарифно-ценовой прессинг) загоняет в угол, ставит в унизительное положение. Один из местных хозяйственников остроумно подметил, что ощущает себя как бесправная овечка, у которой семь пастухов, и все норовят урвать свой шерсти клок. И начал перечислять. Банковские кредиты становятся драконовскими. Неудержимо растут размеры комиссионных сборов. Берут за все: за ведение счета, за сдачу и выдачу наличных, за обслуживание Интернета — банка, зарплатные проекты и т. д. При этом процентные ставки за кредиты остаются по-прежнему высокие. Набили оскомину акульи аппетиты естественных монополий.

Горькая шутка, но я хорошо понимаю коллегу. В жуликоватые 90-е, спасая кооперативную собственность от разорения, коллектив и пайщики доверили мне руководство районной кооперацией. За два десятка лет общими усилиями нам удалось сделать предприятие стабильно работающим. Выпускаемая нами продукция, достаточно широкая по своему ассортименту (более 500 наименований), успешно выдерживает довольно жесткую рыночную конкуренцию. Беда в том, что падает покупательский спрос, люди вынуждены экономить и на продуктах.

И понимаете, как обидно, что добросовестная работа наших кооператоров, честное выполнение всех государственных требований перечеркивается бездушным бюрократическим администрированием. Мы вынуждены урезать планы по дальнейшему развитию предприятия, провести болезненную процедуру сокращения персонала. И вся несуразность в том, что никто ничего от этого не выигрывает. Уволенные работники встают на учет в центре труда и занятости, бюджет недополучил НДФЛ с их зарплаты в пределах 760 тысяч рублей.

В XIX веке французский публицист Астольф де Кюстин, посетивший Российскую империю, написал: «Россия — страна бессмысленных формальностей». Столько времени прошло, власти поменялись не один раз, а казенно-бюрократический раж передается, как эстафета. На Асиновском кооперативном рынке на принципах самозанятости торгуют местные жители. Правление райпо установило для них щадящие ставки арендной платы в размере 850 рублей в месяц, которые их вполне устраивают. Посильны им и местные налоги. И что вы думаете? С этого года годовой размер страховых отчислений им повысили с 17 тысяч до 35. Доходы у предпринимателей более чем скромные. Поэтому для местных скромных коробейников это шок. Другой работы им не найти. Но многие уже подали заявления на расторжение договоров на этот год.

О необходимости новой модели экономического роста также заявлено в президентском послании. И дано конкретное указание: «Нужно создавать и укреплять экономическую базу территорий, помогать тем, кто работает инициативно на местах». Позволю себе сделать ряд дополнений.

Первое. Результаты чиновной «помощи» малому и среднему бизнесу хорошо видны из выше приведенных мной фактов. В реализации президентской «новой модели роста» эффективнее, на мой взгляд, сработает принцип «не мешать, а создать условия для развития». То есть обеспечить стимулирующую функцию налоговой системы, урезонить тарифный и ценовой диктат монополистов. Значит, дать предпринимательству на местах «зеленый свет».

Второе. Малый бизнес разнолик, у каждого предпринимателя разные условия работы и возможности для развития. Многолетний опыт говорит о необходимости передачи ряда полномочий на региональный и местный уровень. Ведь они больше всего заинтересованы в том, чтобы малый бизнес приносил больше денег в местную казну. По-моему, этот показатель и должен стать одной из главных оценок работы местных властей.

Третье, самое, пожалуй, основное. Сможет ли наша достаточно закостеневшая бюрократия оперативно провести в жизнь предложенную Президентом России новую, конкурентную программу развития? Ведь для этого она должна очиститься и отказаться от многих укоренившихся стереотипов, догм, понятий, привычек, представлений. Подстегнет ли ее к этому президентская строгость: «Ответственность за страну формируется не лозунгами и призывами, а когда люди видят, что власть прозрачна, доступна, и сама «вкалывает» во имя страны, города, региона, поселка и каждого гражданина».

Олег ГРОМОВ, депутат Законодательной Думы Томской области, председатель совета Асиновского райпо

Фото Юрия ИНЯКИНА, «РФ СЕГОДНЯ»

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала



Специальный проект