Какое время — такое и образование

Накануне Нового года Президент России подписал закон «Об образовании в РФ». Казалось бы, после этого все бушевавшие доселе страсти при обсуждении базового образовательного документа должны улечься. Ан, нет! Сразу же после праздников они вспыхнули с новой силой в прессе. Да и многие законодатели свои комментарии начавшейся весенней сессии посвятили если не критике принятого закона, то желанию качественно улучшить его. КПРФ обратилась в Конституционный суд, чтобы признать принятый закон об образовании неконституционным. И даже депутат-единоросс Владимир Гутенев с сожалением констатировал: в новый закон не удалось включить «блок поправок, касающихся восстановления начального профессионального образования», в результате чего «мы рискуем потерять для общества многих молодых людей, которые вместо последующей профессиональной работы в национальной экономике могут пополнить группу антисоциальных элементов»... Все это стало поводом для нашей беседы с председателем Комитета ГД по образованию Александром ДЕГТЯРЕВЫМ.

Александр ДЕГТЯРЕВ

Доктор экономических наук. Кандидат технических наук. Действительный член Российской академии естественных наук. Действительный член Петровской академии наук и искусств. Профессор. До избрания — ректор федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимская государственная академия экономики и сервиса», депутат Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан на непостоянной основе. Член фракции «Единая Россия». Председатель Комитета Государственной Думы по образованию.

Главное — контроль

— Александр Николаевич, вы-то сами удовлетворены состоявшимся законом, который представляли в парламенте?

— Его достоинство в том, что он затрагивает все стороны образовательного процесса — от определения содержания образовательных программ разного уровня до финансовых и экономических механизмов управления образовательными организациями. У него есть развитие: уже проработаны и вносятся изменения в 102 федеральных закона и более 160 других подзаконных актов. Без них даже самый современный закон будет неэффективным. Кроме того, он вписывается в принятую правительством государственную программу развития образования на 2013-2020 годы и в Национальную стратегию действий в интересах детей.

Проект принятого закона готовили несколько лет специалисты Министерства образования и науки России совместно с экспертным сообществом страны. За три года он прошел многочисленные экспертные обсуждения и общественные слушания, в том числе на специальных сайтах Интернета. С августа 2012 года его основной подготовкой занимался уже наш комитет — и депутаты, и сотрудники аппарата, и привлеченная общественность. При подготовке законопроекта ко второму чтению в соответствии с регламентом было подано 1670 поправок. В пятидневных дебатах по их обсуждению наш профильный комитет рекомендовал к принятию 575. Среди авторов принятых поправок представлены все парламентские фракции: «Единая Россия» — 61 депутат, КПРФ — 16, ЛДПР — 6, «Справедливая Россия» — 3 депутата. Следует отметить, что около половины принятых поправок подготовлены на межфракционной основе.

Многие депутатские поправки фактически оформили предложения Общероссийского профсоюза образования. Я бы разделил их на четыре категории. Первая: выделять субвенции из региональных бюджетов местным бюджетам с указанием конкретного направления расходования этих средств — на оплату труда работников, на учебники и учебные пособия, на технические средства обучения, на расходные материалы и хозяйственные нужды. Вторая: учитывать мнения сельских жителей при принятии решения о реорганизации или ликвидации соответствующей муниципальной общеобразовательной организации. Третья: сохранить право педагогических работников, проживающих и работающих в сельской местности, в рабочих поселках, поселках городского типа, на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг. Четвертая: закрепить право за педагогическими работниками на дополнительное профессиональное образование по профилю педагогической деятельности не реже, чем один раз в три года. В итоге все они нашли место в принятом законе.

Во втором чтении закона определилась окончательно концепция закона. Она в основном преследует три цели. Первая: сохранить конституционные нормы, которые гарантируют нашим гражданам получение бесплатного образования как дошкольного, так и общего, и на конкурсной основе — высшего образования. Государственная система образования — это незыблемый фундамент, который должен быть сохранен на все времена. Этого не видят и, несмотря на очевидное, тупо кликушествуют о грядущей коммерциализации образования известные оппоненты этого закона. Вторая: обеспечить социальные и профессиональные права и гарантии педагогам и обучающимся, которые способствовали бы стимулированию саморазвития и возможности полноценной реализации творческих начал как в отдельных педагогических коллективах, так и во всей системе образования. И наконец, третья: внедрить инновационный механизм развития в систему образования в целом. Таких статей в законе много. Примером может служить статья об электронном обучении, что совсем недавно еще было нереальным, а сегодня стало нормой, закрепленной законом. Я убежден: судьба инновационной экономики напрямую зависит от конкурентоспособности системы образования, ее способности эффективно реагировать на внутренние и внешние вызовы времени.

— Наверное, сейчас уместно отметить наиболее значимые особенности, новшества принятого закона, чем он отличается от предшествующего?

— Первое. Он закрепляет положение о представлении Федеральному Собранию России ежегодного доклада Правительства Российской Федерации о реализации государственной политики в сфере образования. Определяется, что этот документ непременно должен ежегодно публиковаться на официальном сайте правительства в сети Интернет. Это означает, что деятельность исполнительной власти в сфере образования отныне ставится под парламентский и общественный контроль. Кроме того, в соответствии со статьей 97 легитимные формы приобретает мониторинг системы образования, который представляет собой систематическое стандартизированное наблюдение за состоянием образования и динамикой изменения его результатов. Тем самым внедряются демократические принципы формирования новой системы образования в стране, в которой должно участвовать гражданское общество. Каким образом это реализуется? Система образования становится полностью и постоянно открытой для неусыпного мониторинга качества деятельности образовательных организаций, что позволит огласить в Интернете все плюсы и минусы любой школы, колледжа или университета. Думаю, не будет обойдена вниманием общества и профессиональная деятельность профильного министерства.

Второе. Вводится статья, посвященная сетевой форме реализации образовательных программ, которая позволяет, не только наиболее эффективно использовать собственные ресурсы образовательных, но и привлекать ресурсы других организаций. Третье. Специальная статья посвящена такому перспективному процессу, как применение электронного обучения и дистанционных образовательных технологий. Расширены возможности использования электронных учебников и учебных пособий при реализации образовательных программ. Четвертое. Уточнены вопросы, касающиеся семейного образования и самообразования. Пятое. В ранг государственной политики возводятся выявление, поддержка и сопровождение лиц, проявивших выдающиеся способности, оказание им содействия в получении образования.

— При обсуждении этого положения в начальном проекте закона возникли проблемы, не так ли?

— В нашей стране исторически сложилось так, что творческие учебные заведения, скажем, балетные или музыкальные училища, давали одновременно и школьное, и профессиональное образование. Сюда детей отбирают по особому конкурсу, и учебные планы предусматривают не только русский язык, математику, историю, биологию, но и профессиональные дисциплины. Поначалу проект закона «Об образовании в РФ» не учитывал эти нюансы, и целый ряд творческих учебных заведений выпадал из законодательного поля. Сейчас в законе закреплено право учебных заведений вводить интегрированные образовательные программы и давать одновременно и школьное, и профессиональное творческое образование. Разрешено отбирать детей по способностям сразу после окончания ими начальной школы, а при выпуске давать не только аттестат, но и диплом о получении среднего профобразования. Мне кажется, эту статью должна увидеть в новом законе наша творческая интеллигенция, активно ратующая как за демократические принципы в общественных отношениях, так и за развитие национальной культуры.

Еще мне бы хотелось обратить внимание на шестую новеллу нового закона, очень важную для понимания инновационности этого закона. Организации, которые осуществляют образовательную деятельность, теперь могут, согласно статье 96, получать общественную и профессионально-общественную аккредитацию в различных российских и международных организациях для оценки качества и уровня подготовки выпускников, их соответствия профессиональным стандартам, требованиям рынка труда к специалистам, рабочим и служащим соответствующего профиля. Разумеется, при этом обеспечивается полная открытость процедур и результатов аккредитации.

Не менее сильной стороной нового закона является его социальная направленность. Положения принятого базового документа позволяют эффективно реализовать право на бесплатное образование, обеспечить государственные гарантии на получение качественного образования и защиту интересов личности в сфере образования. Принятый закон впитал в себя позитивный опыт системы образования, как советского периода, так и последнего двадцатилетия, того, что было апробировано при реализации приоритетного национального проекта «Образование» и положительно зарекомендовало себя в правоприменении.

У оппозиции есть претензии

— А вот оппозиция в этом плане придерживается иного мнения. Так, ваш заместитель по думскому комитету Виктор Шудегов из фракции «Справедливая Россия» говорит, что нынешний закон разрушает систему отечественного образования...

— «Эффектные» и «трескучие» метафоры — это норма для политических диспутов парламентской оппозиции. Но такие заявления — не более чем популизм. Будучи заместителем председателя Комитета по образованию, Виктор Евграфович участвовал в работе над поправками к этому закону. Часть принятых поправок была предложена им, за что он с большим удовольствием голосовал. Такая коллизия, когда тот или иной депутат на заседании комитета голосует за принятие поправок к закону, а при его обсуждении на пленарке в силу своей партийно-фракционной принадлежности голосует против, давно уже не вызывает недоумения. Но это не имеет отношения к профессиональной стороне вопроса.

— Еще один ваш коллега, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Олег Смолин из фракции КПРФ ставит под сомнение социальную направленность нового закона на том основании, что документ устанавливает ежегодное выделение финансовых средств на нужды образования в размере 4 процентов от ВВП. Коммунисты настаивают на том, чтобы государство гарантировало не менее 7 процентов...

— Во-первых, сразу уточню, что в законе не приводятся какие-либо проценты ВВП. А во-вторых, почему только 7 процентов? Мне бы хотелось, чтобы было 17. Так было бы, безусловно, лучше, однако макроэкономические параметры нашей экономики этого не позволяют. Внося конкретные цифры в законодательство об образовании, которое будет работать лет 20-25, мы сужаем коридор действия государственной политики. Сегодня можно, конечно, добиться этих 7 процентов, отняв деньги у здравоохранения, у пенсионеров, у детей... Однако существует Бюджетный кодекс, который определяет базовые принципы формирования бюджетов разных уровней и разных направлений. Коммунисты все это прекрасно понимают, но требование больших и, главное, конкретных процентов от ВВП на образование выглядит эффектно и привлекательно. Но безответственно, чего мы позволить себе не можем. Комитет очень жестко отстаивает каждый рубль на образование в ежегодном бюджете страны. Именно поэтому данная статья уже приближается к 3 триллионам рублей, превышая, между прочим, даже оборонные статьи бюджета. А кто-нибудь из журналистов написал об этом хоть слово, пусть даже без особого пафоса? К сожалению, нет.

— Депутаты КПРФ настаивают и на том, чтобы социальная студенческая стипендия была на уровне установленного прожиточного минимума.

— Это все из той же популистской оперы, не подкрепленной никакими практическими шагами: ни расчетами, ни анализом. Закон об образовании установил главные принципы государственной политики в сфере социальной поддержки обучающихся и работников сферы образования: зарплата — не ниже средней по экономике региона, стипендия — не ниже тех нормативов, которые приняты сегодня. Мы в законе четко закрепили: никоим образом снижать нельзя то, что постоянно повышали до сегодняшнего дня. Определили, что стипендия должна исчисляться с учетом инфляции, в чем видим наше существенное завоевание. Но нашим оппонентам об этом говорить не выгодно, хотя из бюджета страны видно, что государство в этом году тратит 3 триллиона рублей на систему образования, в том числе 600 миллиардов рублей только на высшую школу.

Но мы хотим, чтобы эти деньги давали отдачу. Безрассудно швырять их на ветер и не контролировать дальнейшее действие. Новое законодательство в сфере образования нацелено на всеобъемлющий контроль, в котором участвуют все заинтересованные в этом деле стороны: государство, общество и граждане страны. Для нас важно добиться такого качества образования, чтобы востребованность выпускников университетов была если не стопроцентной, то близкой к тому. Важно, чтобы молодые люди, получив дипломы инженеров, не бежали из заводского цеха или кораблестроительного предприятия в торговлю, в охранники. Эффективность государственной образовательной политики должна проверяться на практике, доходить до своего логического завершения.

— Оппозицию настораживает и то, что снят запрет на приватизацию образовательных учреждений.

— Чистой воды «утка». В законе нет ни единой строки по этому поводу.

— Ломаются копья вокруг ЕГЭ, против которого выступают и коммунисты, и эсеры, и либерал-демократы.

— Не ломаются. Поправки, которые касаются ЕГЭ, вносили и от КПРФ, и от «Справедливой России», и от ЛДПР. Тем самым оппозиция фактически подтверждает свое признание ЕГЭ как современного и эффективного инструмента итоговой аттестации знаний наших школьников. Если бы они не вносили поправки, то это означало бы, что они не признают единый государственный экзамен. А раз они вносят поправки в статьи закона, касающиеся ЕГЭ, то из этого следует, что они хотят его усовершенствовать, то есть сохранить, сделав более приемлемым с их точки зрения. Мы, кстати, тоже не считаем, что не имеет права на существование точка зрения о добровольном выборе ЕГЭ. Эта норма уже есть в законе, ибо обязательным единый государственный экзамен является только по русскому языку и математике. И здесь все понятно: русский язык — государственный язык, математика — царица наук, которую все должны мало-мальски знать и уметь хотя бы подсчитать зарплату, пенсии и налоги. Все остальные экзамены — по выбору самого школьника и его родителей в соответствии с выбранной траекторией дальнейшего образования в любом университете. Какие здесь противоречия? Оппозиция говорит: нет, пусть будет ВСЕ по выбору. Но мы считаем: у всех должны быть равные возможности, и каждый при поступлении в любой университет страны имел хотя бы два базовых экзамена — по русскому языку и математике.

У нас все получится

— Кстати, о русском языке. Теперь его будут изучать во всех школах страны в расширенном варианте или наравне с местными языками?

— Русский язык — государственный и будет изучаться в обязательном порядке во всех школах Российской Федерации. В то же время в тех регионах, где созданы необходимые условия, ученики могут изучать те или иные предметы на своем родном языке. Но в 10-х и 11-х классах им нужно будет учиться и сдавать ЕГЭ на русском языке.

— Какие нынче правила внеконкурсного поступления детей-сирот и детей-инвалидов в вузы, чем также недовольны депутаты от оппозиции?

— Вне конкурса в вузы смогут поступить, успешно сдав экзамены, дети-инвалиды и инвалиды I и II групп, но в пределах квоты, которая устанавливается вузом и не может быть меньше 10 процентов от общего объема контрольных цифр приема по данному направлению. Все другие категории льготников смогут бесплатно учиться на подготовительных отделениях вузов, но только один раз. На бесплатные подготовительные отделения вузов принимаются дети-сироты, дети-инвалиды, инвалиды I и II групп, граждане в возрасте до 20 лет, имеющие только одного родителя — инвалида I группы, дети военнослужащих, сотрудников полиции и других силовых ведомств.

— В завершение нашего разговора хочу уточнить сроки вступления в силу нового закона «Об образовании в Российской Федерации». В СМИ по этому поводу нет единодушия.

— Закон вступает в силу с 1 сентября 2013 года. Однако в нем действительно есть статья, отражающая переходные процессы трансформации российской системы образования в ближайшие годы. Там, в том числе есть и нормы, лонгирующие некоторые процедуры вплоть до 2016 года. Это прописано с тем, чтобы не допустить ненужной и всегда вредной суеты и кампанейщины в переходный период, не навредить делу и конкретному человеку — педагогу, учащемуся, студенту.

Мы принимаем закон, ориентированный в будущее. И у нас всё получится, если станем меньше брюзжать, а больше совместно трудиться над совершенствованием и нашей российской школы, и нашего общества.

Беседовал Павел АНОХИН

Фото Геннадия МИХЕЕВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала



Специальный проект