>«Черные дыры» российской экологии

Министр делает решительные шаги

Указом Президента России 2013 год объявлен Годом охраны окружающей среды. Поэтому закономерно, что экологические проблемы современной России стали предметом рассмотрения первого в году «правительственного часа» в Совете Федерации. О механизмах ликвидации экологического ущерба, связанного с прошлой экономической деятельностью, сенаторам докладывал министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской.

«В России скопилось более 31 миллиарда тонн промышленных отходов. Ежегодно отвалы пустой породы прирастают на 1 миллиард кубических метров, а площадь, занимаемая отходами, увеличивается на 300-400 тысяч гектаров. Печальным следствием этого становится ухудшение экологической обстановки, снижение качества жизни людей, — констатировал Сергей Донской. — Ущерб экономике от накопленных загрязнений составляет 4,6 процента ВВП. Если незамедлительно не заняться проблемой, будущие поколения унаследуют от нас одну большую свалку...»

Нельзя сказать, что в стране в этом направлении ничего не делается. Весной 2010 года Президент России дал правительству соответствующее поручение. В течение трех лет профильное министерство анализировало ситуацию, разрабатывало пилотные проекты для апробации технологий. Было выявлено 194 территории в кризисном экологическом состоянии.

Наибольшее количество загрязненных объектов находится на территориях предприятий горнодобывающей, тяжелой и перерабатывающей отраслей промышленности, военно-промышленного комплекса, то есть везде, где в предыдущие годы велась активная деятельность, связанная с применением тяжелой техники, специального оборудования и химикатов. Борьба с копившимся десятилетиями мусором велась по остаточному принципу. Не было комплексного системного подхода, необходимого при решении задачи такого масштаба. Не было и надежного собственного опыта.

В качестве пилотных площадок Минэкологии выбрало Арктику, Прибайкалье и Нижегородскую область (где, в частности, расположена печально известная свалка «Черная дыра»). Первым крупным пилотным проектом стала уборка островов архипелага Земля Франца-Иосифа. За год был полностью очищен один остров и начаты работы на следующем. В итоге объемы загрязнений сократились более чем на 9 тысяч тонн, была проведена рекультивация нарушенных земель. Но не менее важный итог этой работы — накопление опыта, обкатка механизмов восстановления природной среды. Как говорится, от малого — к большему.

Первоочередные проекты по очистке загрязненных территорий стоимостью от 100 до 230 миллиардов рублей будут осуществляться в рамках Федеральной целевой программы «Экологическая безопасность России», реализация которой начнется в следующем году. Раньше не получится. У нас просто нет законодательной базы для проведения работ по ликвидации прошлого экологического ущерба. Нет ясности, по каким критериям выявлять загрязненные территории и объекты, кто несет ответственность, в первую очередь финансовую, за их очистку и восстановление...

Из всех ежегодно образующихся отходов львиная доля — промышленные. Они, кстати, продолжают накапливаться и сейчас. Что впоследствии также породит серьезные экологические проблемы. Поэтому необходимо предусмотреть комплекс мер, включающих глубокую переработку промышленных отходов, стимулирование их использования в качестве вторичных ресурсов, рекультивацию нарушенных земель. Это позволит снизить объемы отходов, уровень их опасности для окружающей среды и вовлечь в новый производственный цикл. Кроме того, будут возвращены в оборот земли, которые используются под размещение отходов.

Причин накопления промышленных отходов несколько. Это и безответственность бизнеса, и попустительство властей. И, надо признать, во многом следствие пробелов российского законодательства. По поручению Президента России министерство подготовило проект федерального закона, регламентирующего обязательную ликвидацию и консервацию объектов, связанных с пользованием недрами, и рекультивацию использованных земель.

Российская экономика ориентирована на добычу минеральных ресурсов и их первичную переработку. В насыпях, «хвостах», отвалах накоплено более 80 миллиардов кубометров техногенных отходов, забытых там после окончания основных работ. В общей сложности — порядка двух сотен техногенных месторождений, содержащих запасы черных, цветных, редких и редкоземельных металлов, неметаллических полезных ископаемых. Во всем мире такие объекты дают вторичное сырье. Глубокая переработка вторсырья в США, Японии, Западной Европе с применением экологически чистых технологий позволила структурно перестроить целые промышленные отрасли. Однако в России этот опыт не приживается. Доля использования отходов горнодобывающего производства в качестве вторичного сырья в нашей стране менее 11 процентов.

Отходы являются собственностью недропользователя, который может никого не пускать на свои отвалы. Сейчас в работе находится проект закона, устанавливающий, что если в течение определенного срока недропользователь сам не начнет отработку полезных компонентов в отвалах, то государство будет относиться к ним как к нераспределенному фонду недр и найдет им более расторопных хозяев.

Предпринятые шаги, заверил министр, обеспечат к 2020 году снижение объема образующихся отходов на единицу ВВП в 1,6 раза, вернут в оборот до 100 тысяч гектаров промышленных земель и позволят ежегодно утилизировать до 12 миллионов тонн промышленных отходов.

У Минфина своя арифметика

— Вместе с министром на заседание палаты пришли четыре его заместителя по профильным направлениям, а также руководители Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, руководители федеральных агентств по недропользованию, лесному хозяйству, водным ресурсам, заместитель руководителя Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, — обратила внимание Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. — Благодаря этому сенаторы, представляющие различные субъекты Российской Федерации, могут сегодня системно рассмотреть проблему и получить компетентные ответы на вопросы, которые их волнуют.

Естественно, члены палаты, призванные лоббировать интересы своих территорий, прежде всего, проявили интерес к перечню объектов, намеченных Федеральной целевой программой. Так, представитель от Республики Северная Осетия-Алания Олег Хацаев попросил министра взять под личный контроль два хранилища бывших обогатительных фабрик, в которых накоплено около 6,5 миллиона тонн отходов, в том числе токсичных. Оба располагаются вблизи высокогорных рек. Эксперты прогнозируют, что они могут быть размыты при наступлении очередных сезонных паводков, и это приведет к экологическим последствиям не только в республике, но и в соседних регионах.

С подобными проблемами сталкиваются по всей стране. Большинству регионов их собственными силами не решить, и они уповают на помощь федерального центра. Для этого необходимо попасть в федеральную целевую программу, что не так-то просто.

— Сегодня ФЦП формируется фактически на базе 50 объектов, но еще есть время и возможность за счет дополнительных финансовых ресурсов, которые необходимо согласовать с Минфином, расширить список, — признал министр.

Вопрос вопросов — где взять деньги? В ряде случаев государственные ресурсы можно было бы заменить частными инвестициями. Привлечь предпринимателей можно льготами, в первую очередь налоговыми. Но предлагаемые преференции не удается согласовать с Минфином.

— В докладе нет ни слова о нефтяном попутном газе, — обратил внимание представитель Белгородской области Николай Рыжков. — Четвертая часть его сегодня выбрасывается в воздух, сжигается, загрязняет природу, мы теряем химическое сырье.

Еще в январе 2009 года Владимир Путин подписал распоряжение: к концу 2012 года переработка попутного газа должна составить 95 процентов. Группа законодателей Совета Федерации и Госдумы подготовила соответствующий проект закона. Но его с первого шага стали торпедировать Минэнерго и Минэкологии. По их мнению, отдельный закон здесь не нужен, тем более как раз в это время были увеличены штрафы за выбросы и запущен стимулирующий механизм, позволяющий использовать затраты на строительство инфраструктуры для утилизации попутного газа в зачет этих платежей. Пока выбросы еще происходят, но инфраструктура уже строится, заверил министр.

— Ведется ли мониторинг вредного воздействия приграничных предприятий сопредельных стран на нашу территорию? — поинтересовался представитель Алтайского края Сергей Белоусов.

— На заседании министров экологии стран ЕврАзЭС решено создать центр мониторинга атмосферного воздуха и транзитных загрязнений, он в наступившем году должен заработать, — ответил Сергей Донской. — К нам уже обратились коллеги из Казахстана и еще ряда стран с предложением участвовать в подготовке специалистов и развитии совместных трансграничных мониторинговых систем.

Сенатор от Курганской области Олег Пантелеев уточнил, будет ли продолжена очистка территории острова Врангеля, заповедной арктической зоны, где сейчас наибольшие в мире популяции белых медведей и моржей.

— В этом году на реализацию проектов по прошлому экологическому ущербу запланировано более 2 миллиардов рублей, — сообщил министр, признав, что этого недостаточно на все проекты. Около половины суммы будет израсходовано на Арктику. Работы на острове Врангеля, где нужно очистить территорию как для животного мира, так и для людей, которые смогут в полной мере восхититься ее красотами, будут продолжены в 2014 году.

— Палата напряженно работала с коллегами в министерстве и в регионах над законом о переработке твердых бытовых отходов, — вернула разговор к более прозаичному предмету заместитель Председателя Совета Федерации, представитель Кемеровской области Светлана Орлова. — Но в окончательном варианте на выходе законопроекта мы получили несколько неожиданных позиций. Не учтены поправки Совета Федерации о недопустимости отмены разрешений на строительство объектов захоронения и уничтожения отходов и о передаче полномочий на выдачу таких разрешений субъектам Федерации. В законопроекте не прописан полный цикл утилизации, не понятно, как предложенный механизм будет работать. Саморегулируемые организации, которые вы предлагаете, никак никем не контролируются, не определены стандарты обращения с отходами от первого до четвертого класса опасности.

— Федеральное законодательство возложило полномочия по строительству комплексов утилизации отходов на муниципальные образования, — заметил сенатор от Владимирской области Александр Синягин. — Но у городских округов нет территории, а у сельских поселений нет денег. У субъекта же Федерации, который может строить полноценные мощные комплексы, — нет на то полномочий.

Изменения в закон об отходах, заверил министр, подготовлены и уже направлены в Госдуму. Там с учетом поднятия полномочий на уровень субъекта Федерации предусмотрено формирование экологического фонда — внебюджетного, но под контролем государства, который будет аккумулировать необходимые средства.

Год без особого успеха в Федеральном Собрании обсуждается инициатива Законодательного собрания Кемеровской области о недрах. На разрез приходят временщики, добывают уголь, разбивают и не восстанавливают дороги, в области сегодня полтора миллиона гектаров нерекультивированных земель. Почему население должно страдать? В Уголовном кодексе об ответственности за это — ни строчки. Законодательство не предусматривает возможность вырезать участки недр и передавать их малым компаниям, тем более делать это административным способом. Но именно небольшие компании могут на низкорентабельных скважинах, применяя инновационные технологии, добиться более эффективной разработки месторождений.

Представитель от Забайкальского края Бато-Жаргал Жамбалнимбуев напомнил, что члены Совета Федерации подготовили проект закона об использовании газового моторного топлива, призванный значительно улучшить экологическую обстановку в крупных городах. Но законопроект не может преодолеть препоны ряда федеральных ведомств. А Минэкологии, казалось бы, кровно заинтересованное в переходе городского транспорта на новый тип топлива, занял в споре отрешенную позицию.

Волгоградский сенатор Владимир Плотников рассказал о массовых акциях несогласия, вызванных в соседней Воронежской области планами начать промышленную добычу никеля. Народ воспринимает новое производство как реальную угрозу экологии и здоровью. Чтобы не допускать подобных ошибок впредь, необходимо заранее, еще до начала разработок, производить все необходимые изыскания, считает сенатор. И если возникнет хоть малейшая обеспокоенность насчет экологической безопасности — не давать лицензии.

Из доклада о работе и планах министерства, сопровождаемого демонстрацией слайдов, «правительственный час» вылился в серьезный разговор об ответственности за отношение к родной земле и о том, как исправить ошибки прошлых лет, не допустив их повторения. Именно это и должно обеспечить России чистые воздух, воду и землю.

Юлия ЗАХВАТОВА

Фото Юрия ИНЯКИНА, «РФ СЕГОДНЯ»

Основное меню

Архив журнала



Специальный проект



Московский международный энергетический форум