Законы есть, пора и власть употребить

Александр САВЕНКОВ

— зампредседателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества.

Пакет законов о контроле за расходами чиновников, принятый Госдумой, одобренный Советом Федерации и подписанный Президентом РФ, установил правовые и организационные основы мониторинга соответствия расходов лиц, находящихся на госслужбе, а также их супругов и несовершеннолетних детей их общему доходу. Кроме того, документ определяет категории лиц, за чьими расходами осуществляется контроль, порядок его осуществления и механизм обращения в доход государства имущества, в отношении которого не доказано, что оно приобретено на законные доходы.

Мониторинг расходов должностных лиц — это следующий важный, но не окончательный этап государственной антикоррупционной политики, не будем об этом забывать. Для начала государство установило контроль за доходами чиновников, и в течение трех лет — с 2009 по 2011 год — по их собственным декларациям создавалась и накапливалась база данных. Новый пакет принятых законов весьма прагматичен — с одной стороны, теперь есть, что с чем сопоставлять, с другой — он распространяется на расходы, которые реально можно проконтролировать: приобретение недвижимости, акций, паев и ценных бумаг, автотранспортных средств, т.е. того, что подлежит регистрации. Были при обсуждении законопроекта и в обществе, и в средствах массовой информации, и в самом Федеральном Собрании предложения сделать его нормы еще жестче, но в конечном счете возобладал строгий юридический подход: не должен закон создавать ситуацию, когда права представителя государства оказались бы ущемлены по сравнению со всеми другими гражданами.

Как бы то ни было, юридический фундамент для реальной борьбы с коррупцией в правовом поле создан. К 30 апреля 2013 года лица, состоящие на государственной службе, должны будут подать как декларацию о доходах, так и декларацию о расходах, и они на официальных сайтах будут доступны любому гражданину России. Разумеется, это не панацея, конечно, будут изобретаться различные изощренные способы, схемы сокрытия, как доходов, полученных незаконным путем, так и имущественных приобретений. Но законами теперь вооружены все — исполнительная власть, судебная власть, правоохранительные органы, пресса, общественность. Российская Федерация ратифицировала практически все международные конвенции по противодействию коррупции. Хотелось бы в этой связи особо обратить внимание на статью 13-3 федерального закона «О противодействии коррупции», обязывающую организации определять у себя подразделения и должностных лиц, ответственных за профилактику коррупционных правонарушений, сотрудничать с правоохранительными органами, принимать кодексы этики и служебного поведения работников, предотвращать и регулировать конфликты интересов, не допускать «двойную бухгалтерию», неофициальную отчетность и подделку документов. То есть, созданы механизмы противодействия злу, и эффективность их зависит от действия или бездействия тех, в чьи руки эти механизмы вложены.

При этом руководителям федеральных органов исполнительной власти, губернаторам, другим руководителям федерального уровня делегированы большие и ответственные полномочия, в том числе право обращаться в правоохранительные органы, что подразумевает включение механизмов оперативно-розыскных мероприятий, раскрытие банковской тайны. По собственному многолетнему прокурорскому опыту могу засвидетельствовать: открыть доступ к банковским счетам или ячейкам того или иного фигуранта — процедура достаточно сложная, предусматривающая получение на то судебного решения. По запросу же губернатора или министра банковские структуры обязаны дать ответ, оперативно-розыскные мероприятия должны быть проведены.

Такой потенциал, такие возможности переданы руководителям регионов или федеральных ведомств не для того, чтобы пользоваться ими по настроению: хочу, проверю тот или иной сигнал, хочу — нет. Это их обязанность по закону: ст.13-1 Федерального закона «О противодействии коррупции» прямо говорит о том, что лицо, замещающее государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ, муниципальную должность, которому стало известно о возникновении у подчиненного ему лица личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению (освобождению от должности) в связи с утратой доверия в случае непринятия им мер по предотвращению последнего. Остальное — дело самих правоохранительных органов, у которых в свою очередь есть достаточная юридическая база и инструментарий для борьбы с преступностью, тем более что это входит в их прямые обязанности. Важнейшая новелла нового закона — предоставление Генеральному прокурору полномочий обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства с заявлением об отчуждении в доход РФ имущества, в отношении которого не будет подтверждена добросовестность приобретения.

В свете принятых законов возрастает роль общественных институтов. Достаточно сказать, что обращения СМИ включены законом в свод оснований для осуществления контроля. Предположим, некий чиновник на пару с женой приобрел несколько гектаров земли в Подмосковье, предусмотрительно разбив покупку на несколько этапов так, что сумма каждой отдельной сделки не превышала их совокупный доход за 3 года. Но от людей ведь не спрячешься, и если видно, что эти лоскутные, по документам, участки на самом деле объединены в одно поместье, где к тому же строятся боярские хоромы, обращения через СМИ, Общественную палату, политические партии будет уже достаточно, чтобы инициировать проверку.

Абсолютно убежден: с высоких государственных чиновников, которые наделены чрезвычайными полномочиями в интересах борьбы с коррупцией, спрос должен вестись по самому строгому счету. И если всеобщим достоянием становятся факты хищений, злоупотреблений, взяток на том уровне, где, собственно, и должно организовываться противодействие коррупции, это, казалось бы, должно встряхнуть общество. Ни в коем случае нельзя превращать это в телевизионное шоу — шумное, пафосное, но закончилось эфирное время, и через пару дней забыли о нем. На основе собственного профессионального опыта могу утверждать: следствие, каждый шаг которого высвечивается и комментируется на страницах газет, на экранах телевизоров, когда озвучиваются такие детали, криминалистические подробности и характеристики, что даже непрофессионалу становятся видны методы и приемы работы следователей, — это уже не следствие. В таком случае лучше честно сказать: предварительное следствие по делам о коррупции отменяется, все материалы будет оценивать только суд, сторонам обвинения и защиты предоставляются две недели на сбор доказательств, и пусть судья решает, чьи аргументы весомей.

Сейчас словно соревнование развернулось в СМИ: где, по какому делу украли больше — в Минобороны, Агролизинге, Минрегионе. Но эффективность борьбы с коррупцией оценивается не рейтингом телевизионных передач, а судебными приговорами, обвинительными или оправдательными. Их соотношение и есть показатель. На сегодняшний же день, по данным МВД, в течение 2012 года поступило 24 млн обращений, на основании которых зарегистрировано 2,1 млн преступлений и возбуждено 1,7 млн уголовных дел. 850-900 тыс. этих дел доходят до суда. Но при этом 875 тыс. преступлений остались нераскрытыми в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. А в сухом остатке в конце года Председатель Верховного суда в очередной раз проинформирует, что опять у нас главный мздоимец — это работник ГИБДД, врач, преподаватель, и опять 60 процентов осужденных получили срок за взятки от 10 до 50 тыс. рублей.

Если в СМИ на всю страну прозвучало, что в Минрегионе вскрыты хищения и злоупотребления на сумму 15 млрд рублей, то общество ждет, что виновные в суде понесут наказание за расхищение именно 15 млрд рублей, а не 150 тысяч, которые какой-то хозяйственник умыкнул, подделав счета на канцтовары, тогда как все остальное останется списанным как «недоказанное», выделено в отдельное производство и там похоронено.

Уверен, наши законы начнут обязательно работать и будут эффективны. Другое дело, что мне, как всем нашим законодателям, как и всем читателям журнала «Российская Федерация сегодня» хотелось бы, чтобы это случилось быстрее, чтобы, если сегодня сказали, что имярек нанес государству такой-то ущерб, украл или положил в карман такую-то сумму, то в обозримом скором будущем, скажем, через два-три месяца, нам сообщат, что этот человек осужден и именно за ту сумму, которую украл. А самое главное, что эти деньги возвращены государству, то есть, нам, налогоплательщикам — в социальную сферу, в строительство, в ЖКХ. Вот над этим нам всем еще предстоит потрудиться.

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала