Недавний расстрел офисным клерком семи своих сослуживцев помимо чудовищности и бессмысленности самого преступления выявил один крайне неприятный для нашего общества факт. А именно отсутствие детального нормативного анализа подобного преступления.

Да, СМИ и официальные лица сопереживали родственникам жертв, правоохранительные органы приводили самые разные версии случившегося, но не было серьезного обсуждения главного вопроса — а как вообще с точки зрения законодательства подобное предотвратить в будущем? Ужесточение оборота гражданского оружия за счет только лишь ухода от «липовости» медицинских справок претендентов проблему не решит. Очевидно, что обществу необходимо оперативно выработать более серьезные профилактические меры.

Как известно, за несколько часов до совершения преступления Дмитрий Виноградов вывесил в социальной сети «ВКонтакте» свой, так называемый «манифест». В нем он открыто изложил собственные мизантропические взгляды и призыв к массовому убийству: «Я ненавижу человеческое общество, и мне противно быть его частью! Я ненавижу бессмысленность человеческой жизни! Я ненавижу саму эту жизнь! Я вижу только один способ ее оправдать: уничтожить как можно больше частиц человеческого компоста...» Что в этом документе больше — сумасшествия, сублимации каких-то комплексов и психологических травм или нереализованного либидо — в этом будут разбираться психологи. Нас же интересует другое: каким образом лишить неадекватного гражданина доступа к оружию, а также как предупредить пропаганду подобных экстремистских взглядов в Интернете.

Отечественные психиатры давно констатируют, что борьба за выживание в суровых экономических реалиях с лозунгом «каждый сам за себя» весьма обострила межличностные отношения. В свою очередь внешний информационный фактор — бесконечные идиотские телесериалы про ментов, бандитов, вороватых коммерсантов, коррупционеров и коварные спецслужбы, где главным арбитром в любой ситуации становится стреляющий ствол, выстилают, в первую очередь молодежному сознанию, дорожку к отрицанию какого-либо права вообще, кроме права сильного. Есть и еще один пугающий момент — кое-кто вообще воспринял это преступление как очередной уровень некой популярной кровавой компьютерной стрелялки, которые забили голову молодежи, незаметно размыв границу, где кончается виртуальность и начинаются реалии.

А теперь о реакции общества. Итак, преступление свершилось, в СМИ — «охи-вздохи», «манифест» Виноградова читают десятки или сотни тысяч пользователей вышеупомянутой социальной сети. Причем не только читают. Определенная аудитория записалась в число друзей убийцы, а самому манифесту проставили так называемые «лайки», то есть личное одобрение прочитанному (ко дню похорон жертв на странице Виноградова в друзья к нему записались 3 тысячи человек, а число одобривших манифест составило почти 11 тысяч пользователей, еще через три дня эти цифры возросли до 6 тысяч и 20 тысяч). Причем речь об анонимности не идет. Напомним, что речь в «манифесте» — об уничтожении человечества, и человеколюбия в нем ничуть не больше, чем в «Майн кампф». Однако администрация «ВКонтакте», образно говоря, умыла руки и не стала удалять эти бредовые воззвания, заявив, что состава преступления в сем «документе» нет.

Через несколько дней после трагедии прокуратура Москвы по поручению Генеральной прокуратуры РФ обратилась в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций с заявлением о необходимости ограничения доступа к данной интернет-странице. Впрочем, межведомственные бюрократические взаимодействия у нас столь длительно разнесены во времени, что и через неделю после бойни любой желающий, включая детей, мог лицезреть воззвания Виноградова. Через какое-то время доступ непосредственно к «манифесту» был закрыт, однако на странице Виноградова до сих пор присутствует полевая эсэсовская атрибутика — две молнии с девизом войск СС…

Кстати, Совет Федерации внесет в Госдуму законопроект о недопустимости реабилитации нацизма и героизации нацистских преступников. Законодательно будут ужесточены нормы за использование символики, как нацистской, так и похожей на нее (значков, формы, приветствий, жестов), и вообще всех атрибутов, так или иначе вызывающих ассоциации с Третьим рейхом. Предполагаемые санкции — штраф в размере от 300 тысяч рублей, исправительные работы либо заключение сроком до 2 лет. Для экспертизы нарушений предполагается создать две независимо друг от друга работающие комиссии — государственную и общественную. Соответствующие изменения планируется внести в статью 282 Уголовного кодекса РФ. В дополнение к этому предполагается создать при исполнительной власти уполномоченный орган по противодействию реабилитации нацизма, который занимался бы регулярным мониторингом и готовил ежегодный доклад о состоянии дел в данной сфере. В числе его функций предполагается информирование общества, представителей бизнеса и международных институтов о нацистских организациях и персоналиях.

Есть ли состав преступления в манифесте Виноградова, прокомментировать ситуацию согласился президент Федерального союза адвокатов России Алексей Галоганов.

— На мой взгляд, сразу после совершения преступления неправильно повели себя в первую очередь некоторые СМИ, — отметил адвокат. — Фактически преступнику создали некий ореол почти мученика, который свои проблемы выместил на сослуживцах. Однако зло заразно, и это надо прямо признать. По аналогии вспомним недавнюю ситуацию, когда, чем больше сообщали по телевидению и в газетах о поджогах машин, тем больше их жгли. Так что смакование деталей расстрела — это, в определенной степени, «бальзам на душу» для лиц с неустойчивой психикой.

Что касается, есть или нет состава преступления в так называемом «манифесте» Виноградова, ответ прописан в Уголовном кодексе. Массовое убийство людей — это терроризм. Угроза массового убийства — это экстремизм. Статья 280 УК РФ относит к экстремистской деятельности в том числе публичные призывы к осуществлению указанной деятельности. Кроме того, пункт 2 данной статьи относит к экстремистской деятельности пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики. В «манифесте» есть признаки статьи 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). В свою очередь, статья 205.2 УК РФ за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма определяет наказание до семи лет лишения свободы.

Другой важный момент — около 20 тысяч человек публично признались в одобрении «манифеста» Виноградова, то есть необходимости «борьбы со всем человечеством». Вполне разумно было бы полиции проверить этих людей на наличие легального оружия. А потом сделать временную аннуляцию разрешения на его хранение и ношение, которое можно было бы восстановить только после визита поклонников Виноградова к психиатру.

По сообщению ряда СМИ, о преступных намерениях, точнее — о потенциальных преступных намерениях, якобы знал врач-психиатр, наблюдавший Виноградова. У нас нет закона, по которому врач обязан сообщать в правоохранительные органы о навязчивых мизантропических идеях больных и на предмет проверки в части их, обладают ли они зарегистрированным огнестрельным оружием. Хотя такой закон в цивилизованном обществе необходим. Здесь, вероятно, нуждается в коррекции и норма, регулирующая понятие врачебной тайны. Если дело касается психически больного с навязчивым стремлением возмездия всему человечеству или какой-то его части, то его надо проверять в первую очередь на наличие огнестрельного оружия и места его работы на предмет общественной опасности. Ведь обезумевший водитель автобуса или большегрузного самосвала опасен не менее, чем вооруженный ружьем офисный работник.

Число обиженных на что-либо или на все сразу и отринувших какие-либо ограничительные нормы — величина в любом социуме достаточно большая, чтобы ее игнорировать. Оружие — и охотничье, и травматическое — становится все более доступным, вследствие чего, подобно Америке, вооруженные офисные разборки рискуют стать повседневностью нашей жизни. И так будет, если общество не стряхнет с себя безразличие ко многим сторонам нашей жизни. В том числе в части ужесточения нормативного регулирования оборота гражданского оружия…

Александр САДОВНИКОВ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала