Банки не играют по-крупному

Проблема развития сектора банковских услуг, его качественные и количественные показатели сегодня касаются и граждан, и всех хозяйствующих субъектов. Спектр интересов клиентов здесь достаточно широк. Это темы и зарплатной карты, на которую почему-то не начисляются проценты, и возможность получения кредита по гуманной ставке, и бешеные тарифы за снятие наличных в чужом банкомате, и многое другое. Впрочем, благое пожелание получать банковские услуги как в финансово обжитых странах упираются в нашу национальную специфику — более чем обширную географию и в значительную неравномерность экономического развития территорий… Об этом говорили в Совете Федерации, где состоялся «круглый стол» на тему «Доступность и качество предоставления банковских услуг в субъектах РФ».

Открывая заседание, первый заместитель председателя Комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Дмитрий Ананьев назвал ключевые проблемы банковского сектора. Это отсутствие длинных пассивов, низкий уровень капитализации, низкий уровень защиты кредитов, ужесточение банковского надзора и несоответствие уровня налогообложения уровню доходов. Дополнительными источниками беспокойства для частных кредитных учреждений являются бегство иностранных инвесторов из отрасли и усиление позиции госбанков, в тени которых все остальные чувствуют себя не вполне комфортно.

Мелкие и средние банки к этому «активу» проблем могут добавить более высокий уровень операционных издержек и неравную конкуренцию со своими более крупными «сородичами». Этот естественный отбор усугубляет и неестественный момент — политика Центробанка, направленная, если выражаться цивилизованно, на укрупнение банковского сектора, а проще говоря — на тихое удушение всякой «мелочи пузатой» методом повышения уставного капитала. С 1 января 2012 года он повышен с 90 млн до 180 млн рублей, а для вновь создаваемых банков он должен быть не менее 300 млн. «Гигантомания» ЦБ предполагает и дальнейшее хроническое увеличение уставного капитала, что для большинства региональных банков будет означать бюрократическую смерть. А, к примеру, в США в большинстве штатов для местных банков достаточно уставного капитала в 25 тысяч долларов.

Дмитрий Ананьев обозначил и основные проблемы, тормозящие развитие сектора банковских услуг в регионах. В их числе — низкие доходы граждан и низкий потребительский спрос, недостаточная финансовая грамотность населения, высокие риски инвестирования, низкая рентабельность региональной экономики и слаборазвитая инфраструктура. Сенатор признал, что ситуация не совсем критичная, но нуждается в серьезной коррекции, и это при том, что прорывных решений не видно.

Он обратил внимание на жесткую взаимосвязь уровня развития экономики и уровня развития банковского сектора. К примеру, потребительское кредитование является мощным локомотивом для таких отраслей, как жилищное строительство, продажа легковых автомобилей, бытовой техники, индустрии стройматериалов. Однако по причине малодоступности кредитов во многих регионах получается замкнутый круг — экономика не развивается потому, что не стимулируется потребительский спрос, который, в свою очередь, определяется уровнем зарплат и возможностью получения кредита. О неразвитости сектора говорит следующая статистика. По данным за прошлый год, в стране кредиты населению составили примерно 10 процентов ВВП (5,6 трлн руб.). Из них 3 процента — это кредиты на покупку жилья. Для сравнения: эти цифры для Германии составили 56 и 38 процентов соответственно, в США — 31 и 23 процента. Еще хуже обстоят дела в части корпоративного кредитования, а это напрямую определяет шансы на развитие любой региональной экономики. Здесь тоже порочный круг — кредиты не дают, потому что предприятия, за редким исключением, экономически слабые, а слабые они потому, что нет денег на развитие.

По словам вице-президента Ассоциации российских банков Анатолия Милюкова, в стране только 13 регионов самодостаточны в формировании своего бюджета. Остальные зависят от дотаций и прочих форм помощи от федерального центра. В свою очередь, муниципальные бюджеты формируются только на 3–10 процентов (в Евросоюзе этот показатель примерно 40 процентов) собственными средствами, остальная недостающая часть — это опять помощь от вышестоящего бюджета. Это к вопросу, в состоянии ли регионы формировать какие-то финансовые резервы для последующей их трансформации в кредиты?..

Выступающие отмечали и пятикратный рост предложения розничных банковских услуг на душу населения с 2008 года. Вместе с тем бросаются в глаза значительные региональные диспропорции, вызванные неравномерным распределением банковского капитала по территории страны. По статистике ЦБ, примерно половина всех российских банков сосредоточена в Москве, а более 89 процентов активов кредитных организаций приходится на Центральный округ. При этом весьма ограниченно банковские услуги представлены в республиках Северного Кавказа и приграничных регионах. Объяснение простое — банковский капитал не любит рисков.

Впрочем, банкиры сетуют, что им в регионах сложно развивать свои филиальные сети. Действительно, в большинстве отдаленных мест простое увеличение числа отделений и филиалов банков в силу низкой рентабельности попросту невозможно. Кроме того, учитывая бюрократические издержки, связанные с разрешением на строительство зданий, на получение необходимых разрешительных бумаг, которые выливаются в значимые временные, финансовые, включая коррупционную составляющую, потери, очевидно, что здесь нужен какой-то иной путь.

Участники совещания предложили размещать мини-офисы банков во временных, легко возводимых сооружениях, что не требует особых разрешений и затрат. Или создавать передвижные пункты банковских услуг по аналогии с военно-полевыми банками. Вторым кардинальным предложением было внедрение современных технологий дистанционного банковского обслуживания (ДБО). Для этого необходимо скорректировать в сторону снятия ряда запретов законодательство. Во-первых, разрешить открывать клиентам банка банковские счета он-лайн без их личного присутствия и без оформления документов на бумаге. Во-вторых, запрашивать кредитные истории без согласия физического лица, чтобы через каналы ДБО составить характеристику надежности клиента. И, в-третьих, разрешить обрабатывать информацию о клиенте без его согласия на обработку персональных данных, что сегодня закон прямо запрещает.

А главное - необходимо ускорить разработку и принятие закона о потребительском кредитовании, принятие закона о коллекторской деятельности, закона о финансовом омбудсмене, а также внесение поправок в закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов…» по внедрению технологий ДБО. Другими путями стимулирования названы снижение рисков инвестирования, принятие инвестиционных программ, развитие государственно-частных инфраструктурных проектов с использованием государственных гарантий и займов госбанков.

Итог совещания вполне предметен и конструктивен, хотя краеугольную тему кредитования он не затронул. А именно — в разы более высокие банковские проценты российских банков по сравнению с их зарубежными коллегами. Если в Евросоюзе и США ипотечный кредит стоит 3-4 процента годовых, а у нас с учетом страховки 15-20, то о каком количественном росте может идти речь? Взяв ипотеку на 10-15 лет, клиент выплатит банку как минимум две, а возможно, и три стоимости квартиры. Если корпоративный кредит в ЕС, к примеру, на 10 лет стоит 3-5 процентов, а у нас на 10 лет средним и мелким предприятиям с существующей процентной ставкой кредит представляется абсолютно безумной затеей, то о каких длинных деньгах в экономике можно вести речь?

Впрочем, наши нынешние запредельные кредитные ставки — это тема ежегодного высокого роста тарифов и хронической затратности и неэффективности госмонополий. А значит, правила игры в этой сфере определяются не банковским сообществом и не финансовыми регуляторами.

Александр САДОВНИКОВ
Фото Сергея ТРУСЕВИЧА, «РФ СЕГОДНЯ»

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала