Испытание жизнью

«Вы один из лучших в мире летчиков-испытателей», — эти слова первый землянин, ступивший на Луну, Нейл Армстронг сказал Георгию Константиновичу Мосолову, Герою Советского Союза, Заслуженному летчику-испытателю, Заслуженному мастеру спорта СССР, Почетному члену Международной ассоциации летчиков-испытателей-экспериментаторов, шефу-пилоту ОКБ А.И. Микояна. Поводом к нашей беседе послужил недавний юбилей школы летчиков-испытателей в г. Жуковском (ШЛИ). Однако в итоге разговор оказался далеко не праздничным.

Ноябрь 1959-го. Руководитель ОКБ А. И. Микоян вручает Г. К. Мосолову модель самолёта, на котором испытатель только что установил мировой рекорд

— Георгий Константинович, чем знаменита школа?

— Среди ее выпускников 89 героев Советского Союза и России, 243 заслуженных летчиков-испытателей и штурманов страны. Все, подчеркиваю, все ее выпускники участвовали в создании новых образцов военных и гражданских самолетов. 120 из них погибли, отдав свою жизнь во имя торжества отечественной науки и техники.

Сегодня, к сожалению, от былого величия школы осталось мало. Однако было бы непростительно потерять даже следы этого величия. На сегодня, к счастью, в г. Жуковском сохранилась территория, где располагалась школа, дом, где жили будущие летчики-испытатели и где осуществлялся учебный процесс учеными ЦАГИ и ЛИИ под руководством первого начальника школы генерал-майора, старейшего летчика-испытателя Михаила Васильевича Котельникова.

Живы еще сотрудники, преподаватели и слушатели ШЛИ. Они могли бы заложить основы музея школы, который по праву мог бы носить имя Котельникова. Деятельность такого музея как центра авиационной истории и воспитания патриотических чувств трудно переоценить. Я уже писал и вновь через журнал обращаюсь к мэру города Жуковского, руководству ЛИИ и ЦАГИ с предложением и просьбой предпринять конкретные шаги по созданию в г. Жуковском такого музея. Я обращаюсь и к руководству, и к депутатам Совета Федерации и Госдумы (а среди них есть люди, связанные с авиацией) помочь, чтобы эта идея, эта мечта многих моих коллег воплотилась в жизнь.

— Ровно полвека назад, во время вашего испытательного полета у самолета разрушился мотор, произошло крушение… Вас после этого целый год лечили и буквально вырвали с того света, и любимую работу пришлось оставить.

— Это была опытная машина в единственном экземпляре. Если бы испытания окончились успешно, она могла бы быть принята на вооружение и заменить МиГ-21. К сожалению, в связи с тяжелой аварией испытания были приостановлены. И в дело пошла уже последующая модель.

Катастрофа произошла на очень большой скорости и большой высоте — 13 тысяч метров, 2200—2300 км в час. Опытной была и катапульта. Еще в кабине я получил тяжелые травмы. Приземлялся на одну здоровую ногу, падая со скоростью, скажем, прыжка с третьего этажа, вторая нога тоже сломалась. А травма головы потребовала трепанации черепа… Спасли профессионализм и сердечность врачей Боткинской (и не только) больницы и сестер милосердия. Короче, год на спине без движений.

Как остался в строю? Знаете, моя работа была выстрадана психологически еще с юности. Да и главная травма была, скорее, именно психологической. Кости-то срослись… Я своей работой жил. Вот сейчас мы часто слышим из средств массовой информации о судьбах артистов, спортсменов и узнаем, как некоторые из них тяжело переживают свой уход из спорта или со сцены. А тут человек еще в расцвете сил и знаний… Разные люди такую травму по-разному переносят. Мы, когда шли в испытатели, понимали, на что идем. Понимали, что можем не вернуться из полета. Мы теряли друзей, попадали в аварии. Но если после этого возвращались, значит, мы — испытатели.

Я же потом сделал несколько пробных полетов. Летал, но понял, что не могу выполнять уже работу летчика-испытателя, связанную с подъемом на большие высоты, и мне пришлось согласиться с приговором медкомиссии. Это не означало, что я залез в «свою нору» и «спрятался». Наоборот, искал для себя активное применение, и прежде всего в своем конструкторском бюро. У меня был красный диплом после окончания Московского авиационного института. В настоящее время возглавляю Общественную организацию военных летчиков «Летное братство». В нее входят много Героев Советского Союза, летчиков-космонавтов, дважды Героев Советского Союза.

— С авиацией, как и миллионы других, я связан лишь как авиапассажир. Но меня не может не тревожить ситуация в отрасли, когда за последние 20 лет мы потеряли более тысячи аэродромов, когда за год наш авиапром выпускает лишь единицы самолетов, когда на долю России приходится всего 5% перевозок, а авиакатастроф — 20%. Где выход из этой ситуации?

— Это очень большой и больной вопрос. Ответить на него нельзя в трех фразах. Полагаю, что тот опыт, который наша страна прошла под лозунгом «комсомол, на самолет», следовало бы и сейчас, сделав какие-то дополнения, внедрить в жизнь. Это означает, прежде всего, воспитание в молодом поколении таких чувств, как любовь к Родине, любовь к авиации, которые бы увлекали молодежь. Сотни тысяч молодых людей в мое время отозвались на этот призыв. Они готовили себя не просто к полетам, а к обороне страны. И тот факт, что в начале Отечественной войны, потеряв большую часть летного состава, мы смогли заменить погибших, влить в ряды защитников Родины молодежь, говорит о том, что потенциал был для такой замены создан. В начале войны наши асы, летные и бесстрашные бойцы, — это люди рождения 1922-го, 1923-го, 1924 годов. Даже Иван Кожедуб стал трижды Героем Советского Союза, когда ему было всего 25 лет.

Теперь о самолетостроении. Наше самолетостроение сегодня на низком и даже катастрофически низком уровне. Не случайно премьер-министр Дмитрий Медведев заявлял, что надо обратить самое большое внимание на самолетостроение и сдвинуть это дело с мертвой точки. Но тут же он оговорился, что вряд ли это сегодня возможно без привлечения сил и средств извне. Такое неверие в наши силы удивляет. Мы еще пока можем и своими силами создавать отечественные самолеты — и военные, и гражданские. Сохранились еще, хоть и мало их, кадры. Сохранились еще и самолетостроительные заводы. Но если мы не сделаем это сегодня, завтра будет поздно. Для того, чтобы на наших просторах летали наши самолеты, надо очень многое сделать. Надо, чтобы это осознали руководители всех уровней. И еще — нужен единый государственный орган, отвечающий за авиацию.

— Вы много лет отдали патриотическому воспитанию молодежи. Общество — молодежь — будущее… Вам молодежь не жалко иногда бывает?

— Мне жалко, горько до самобичевания, самого себя. Чтобы воспитать достойных сыновей и внуков, мы упустили очень много. Наша молодежь в значительной степени заражена стремлением к личному обогащению. Лишена гражданственности, не живет думами об обществе и государстве. Мы потеряли уже не одно поколение, и если нам удастся сохранить последующее и воспитать внуков достойными продолжателями нашего общества, — это будет большой победой. Но для этого надо, прежде всего, создать новую ситуацию в наших информационных системах для воздействия на умы и сердца молодежи.

Что бы, скажем, сегодня ни говорили о важности 400-летия освобождения России от ляхов и литовцев, о Минине и Пожарском, это крохи. Чувство Родины, единения с ней надо воспитывать с детства. А по телевизору у нас можно увидеть в массовом объеме только убийства, обман, наживу… Не должно быть разрыва между поколениями. Надо возрождать в обществе любовь (если говорить о моей родной авиации) всеми возможными способами: пропагандой героизма и имен тех героев, которым мы обязаны жизнью. А такой пропаганды нет. Первым в СССР дважды Героем Советского Союза был Сергей Иванович Грицевец. Спросите о нем кого-либо на улице — никто не знает и не помнит. В Москве была улица, названная его именем, исчезла. Зато у нас есть станция метро «Войковская». А это же был преступник, который Войковым-то не был, его имя Пинкус Вайнер, а присвоил себе этот псевдоним, чтобы скрыть свое преступление по расстрелу царской семьи, в котором он активно участвовал.

— Среди ваших друзей Ольга Воронец и Иосиф Кобзон, народные художники СССР Андрей Горский и Екатерина Чернышева, многие другие деятели мира искусства. Вы заслуженный мастер спорта СССР, возглавляли Федерацию хоккея СССР. Роль искусства и спорта в жизни общества сегодня, что вы думаете об этом?

— Казалось бы, странно, что я профессиональный летчик-испытатель оказался вдруг главой Федерации хоккея с шайбой. Я так не считал, ибо превыше всего для меня не спорт, а физическая культура. Если спорт помогает развитию физической культуры в обществе, тогда наши усилия оправданны. Хоккей с шайбой привлекает миллионы людей, молодежь и подростков. Если так, то есть смысл заниматься развитием спорта в интересах физической культуры, потому что обществу нужны здоровые люди, способные на труд и оборону страны. Это задача общегосударственная и национальная — растить здоровое поколение. Возглавляемая мной Федерация по хоккею пропагандировала спорт и физическое развитие молодежи и юношества — в этом я видел смысл своей работы. Большой спорт должен быть маяком, который притягивает к себе молодежь. В этом его ценность. Но надо, чтобы героями спорта были наши соотечественники. А сейчас посмотрите, скажем, футбол — какие то легионеры из одной страны играют против легионеров другой страны — это не смешно, а трагично. В футбол играют деньги.

Помню, в Финляндии, где я несколько лет работал в «Аэрофлоте», при населении 5 млн человек на 70-километровый кросс выходили 70 тысяч лыжников, и во главе шел президент Кекконен. Физическая культура — это задача национальная и общегосударственная.

Я вновь вернусь к воспитанию. Воспитанию всем строем, всем укладом общественного сознания, духовным климатом страны и каждого ее уголка. Вновь вернусь к культуре. Все эти вопросы национальной безопасности. Ведь что такое культура? Культура это, прежде всего, духовная пища для человека. Если эта пища добротная, она несет пользу в сознание и душу человека, а если наоборот… Сегодня в значительной степени в искусстве преобладает примитивизм. Это не способствует духовному развитию человека. Уберите с экрана этих кривляющихся, скачущих, здоровых мужиков и девиц, которые орут через микрофон. Они ведь капают яд в душу человека. И мы при этом чего-то хотим от молодежи, которая это все смотрит, слушает и впитывает.

Чем богат человек? В конечном счете, не деньгами. Я думаю, что те богачи, которые обладают миллионами и даже миллиардами, не счастливы. У них беспокойная жизнь. Они все время тревожатся, как бы не обанкротиться, куда засунуть эти миллионы. А у простых людей самое большое богатство заключается в общении. Человек без общения не человек. Оно придает человеку силу, его укрепляет, развивает и, в конечном счете, все это и называется школой жизни. В этом общении не обязательно должны быть звездные Кобзоны. Да, моим другом был Юрий Гагарин, а сегодня остается Иосиф Кобзон. У меня были и остаются среди друзей очень известные в нашем обществе люди. Но у меня много друзей, которых никто не знает, это обычные простые люди. И именно они и окружают меня и заботами, и советами, и жизненным опытом. Это общение самое главное богатство любого человека.

И еще это память. О тех, кому мы обязаны жизнью. Я могу сказать о целой категории военных летчиков, летчиков-испытателей, их вспоминают только на День Победы, а так о них даже не услышишь. Не должно быть белых пятен в истории, в обществе должны быть события, факты и имена, которые священны, незабываемы. Меня до боли обжигает то, что в день 90-летия трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба никто и нигде, ни в одной газетенке, ни на телевидении, не упомянули об этом. А о гей-параде в эти дни трубили весь день.

Недавно скончался последний французский летчик, воевавший в Великой Отечественной войне в полку Нормандия-Неман, это был герой Советского Союза маркиз Роланд де Ля Пуап (Tesse de la Poype). Он бывал гостем в моем доме, нас связывало общее небо и общность мыслей. Это мировая утрата могла бы найти хоть какое-то место в наших средствах массовой информации. Нет. Нельзя забывать имена таких людей.

***

Несколько слов в заключение. В прошлом году Георгию Константиновичу исполнилось 85 лет. Собрались друзья — авиаторы, деятели искусства и спорта. Высоко-представительная делегация коллег из США, ректор и профессора крупнейшего (30 тыс. студентов) авиационного университета в мире на собственные средства приехали на юбилей. Привезли подарки, альбом с фотографиями юбиляра с зарубежными коллегами. На одной фотографии было такое посвящение:

«Георгию Мосолову с самыми наилучшими пожеланиями в день очень счастливого 85-летия».

Дорогой Георгий!

Я посылаю Вам приветствия и поздравления. Полвека назад мы оба пилотировали самые совершенные машины. Это было дерзновенное и волнующее время. Вы были одним из лучших в мире летчиков-испытателей.

Za Vashe zdorovee!!!

Neil Armstrong».

С Юрием Гагариным

МИГ-21... Георгий Мосолов учил летать самолёты

Евгений РУМЯНЦЕВ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала