На азиатском направлении

Российско-вьетнамские отношения, безусловно, находятся на подъеме: только за последние несколько месяцев состоялись две встречи в верхах, которые дополнил недавний визит российского премьера с весьма насыщенной повесткой дня. Не пострадала ли в результате содержательная часть визита в Ханой делегации Совета Федерации, состоявшегося буквально неделю спустя, — такой вопрос задал корреспондент “РФ сегодня” перед отъездом из гостеприимной вьетнамской столицы Председателю палаты Валентине Матвиенко.

— Вовсе нет, — парировала она. — Можно только приветствовать такое интенсивное развитие контактов на всех уровнях: глав государств, правительств и парламентов. Каждый ведь занимается своей сферой: президенты принимают политические решения, правительства эти решения реализуют, а у парламентов свои функции и задачи: они участвуют в разработке нормативно-правовой базы, выполнении межгосударственных процедур, ратификации соглашений, имеют достаточное влияние на органы исполнительной власти, а Вьетнам к тому же вообще парламентская республика. И мы с моим коллегой, Председателем Национального собрания Нгуен Шинь Хунгом согласились, что пора под парламентский контроль взять деятельность министерств и ведомств, которые участвуют в российско-вьетнамском сотрудничестве, поскольку те не всегда четко выполняют уже достигнутые договоренности, обязательства, взятые в рамках межправительственных соглашений.

К слову, значение межпарламентского взаимодействия и его расширения подчеркнул, принимая делегацию российских сенаторов, и генеральный секретарь компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонг, сам в прошлом руководивший Национальным собранием своей страны.

Как отметила Валентина Матвиенко, состоявшиеся переговоры отнюдь не превратились в обмен ритуальными заверениями в любви и дружбе: всестороннему анализу были подвергнуты все стороны обоюдного взаимодействия как на двустороннем уровне, так и в международных объединениях и организациях, на мировой арене. Совет Федерации и Национальное собрание Вьетнама подписали в Ханое новое соглашение о сотрудничестве, наметившее основные пути и методы совместной работы.

Одной из тем беседы парламентариев стало взаимодействие в сфере образования и подготовки кадров. В настоящее время в отечественных вузах обучаются 6 тысяч вьетнамских граждан, в том числе 2 тысячи по государственной линии. По словам Валентины Матвиенко, многие российские вузы, и в первую очередь Дальневосточный федеральный университет, будут рады принять большее число вьетнамских студентов. Возможна разработка в России и специальных стипендиальных программ, исходя из потребностей регионов Вьетнама в подготовке конкретных специалистов. Со своей стороны, спикер Нгуен Шинь Хунг также выразил заинтересованность увеличить число вьетнамцев в российских вузах, как и готовность своей страны принимать больше российских студентов.

В качестве главного приоритета совместной работы стороны обозначили запуск переговоров по заключению соглашения о зоне свободной торговли между Вьетнамом и государствами — членами Таможенного союза (Россия, Беларусь и Казахстан). Эта тема впервые прозвучала во время российско-вьетнамской встречи в верхах два года назад и на фоне товарооборота, прирастающего в последнее время приблизительно на миллиард долларов в год, становится все более актуальной. До такой степени, что во время летнего визита в Россию президент Чыонг Тан Шанг даже обмолвился о присоединении своей страны непосредственно к Таможенному союзу, что, конечно же, в повестке дня не стоит и по многим причинам стоять не может. С другой стороны, существует вполне реальная возможность, что с Вьетнамом соглашение не ограничится торговлей товарами, но вберет в себя такие важные сферы, как торговля услугами, режим капиталовложений и т.п. Не случайно же вьетнамцы при удобном случае любят напомнить, что их страна занимает 12-е место в мире по качеству инвестиционного климата и третье — по темпам роста потребительского рынка.

Принимая российских сенаторов, вьетнамский руководитель посчитал необходимым лишний раз подчеркнуть неизменность курса на развитие и углубление отношений с Россией. В свою очередь, Валентина Матвиенко, подводя итог на встрече с журналистами, напомнила, что принципиальная договоренность о зоне свободной торговли достигнута и предметные переговоры в многостороннем формате — не с одной Россией, но также с Беларусью и Казахстаном — начнутся в будущем году.

А вот вопрос о воссоздании военно-морской базы в Камрани, закрытой десять лет назад по инициативе России, даже не затрагивался. «Его нет в политической повестке переговоров между нашими странами»,— сухо констатировала Валентина Матвиенко.

От подчеркнуто дружеского характера встреч в Ханое предшествовавшие им контакты российской делегации в Сеуле отличались и по тону (он был более деловым), и по содержанию. В самом деле, если политическая и гуманитарная сферы в российско-южнокорейских отношениях все же являют собой улицу с двусторонним движением, то в бизнесе все зависит пока почти исключительно от состояния здоровья корейской экономики и намерений ее капитанов. Взаимный товарооборот пусть и выглядит внушительно в абсолютных цифрах — 25 млрд долл., но с российской стороны на 96 процентов это поставки энергоносителей другого сырья. Упали вдвое темпы роста корейской экономики в последние два года, снизился спрос на сырье — застопорился и рост торговли. Что до инвестиций, то на без малого 3 млрд долларов, вложенных корейцами в России, приходятся всего 55 млн долларов российских капиталовложений в Корее. И, надо честно признать, перспектив их роста не просматривается. Во всяком случае, на встречах в Сеуле, когда речь заходила о расширении бизнеса, под этим подразумевались исключительно новые корейские вложения, в том числе в российские регионы, прежде всего в рамках программы развития Сибири и Дальнего Востока.

Корейские собеседники, как, например, руководители концернов «Хендэ» и «Самсунг электроникс» были вежливы, улыбчивы, оптимистичны, но и столь же уклончивы в отношении своих планов в России. Что касается крупных трехсторонних проектов, входящих в досье потенциальных направлений сотрудничества (восстановление Транскорейской железнодорожной магистрали и соединение ее с Транссибом, строительство газопровода и ЛЭП через Корейский полуостров), то они подразумевают, разумеется, активное участие КНДР, к чему южнокорейская сторона по политическим причинам сейчас явно не готова.

Такой же жесткий подход характерен и в вопросе о денуклеаризации Корейского полуострова. «Для нас очевидно: денуклеаризация должна означать отказ Северной Кореи от ядерного оружия и программ по его созданию»,— подчеркнул спикер Национального собрания Республики Корея Канн Чхан Хи. Он, впрочем, согласился с Председателем Совета Федерации, что необходимо искать различные пути и способы понижения градуса конфронтации и сближения сторон, однако, как и другие южнокорейские собеседники, не скрывал, что главным образом в Сеуле хотели бы видеть, как Москва надавила бы на Пхеньян, побудив его к уступчивости.

На сегодняшний день 61 субъект РФ установил контакты с Республикой Корея. В Сеуле руководители парламентских групп двустороннего сотрудничества Бато-Жаргал Жамбалнимбуев и Ким Хан Гиль продолжили диалог своих спикеров именно в этом — региональном — ключе. «Мы заинтересованы в развитии добрососедских отношений, потому что развитие таких колоссальных регионов, как Дальний Восток и Восточная Сибирь, без участия соседей просто невозможно»,— подчеркнул российский сенатор.

В плане укрепления гуманитарных связей Председатель Совета Федерации и спикер Национального собрания договорились о парламентском содействии в скорейшей доработке и принятии соглашения об информационно-культурных центрах. В хорошей стадии проработки находится и вопрос о предоставлении права безвизового въезда до 30 суток, что, по мнению Валентины Матвиенко, откроет новые возможности для деловых людей, деятелей культуры, молодежи. А вот с признанием дипломов случился небольшой конфуз: во время встречи спикера палаты регионов со студентами и преподавателями Университета Кореи выяснилось, что этот вуз, второй крупнейший в Республике Корея, каким-то мистическим образом не попал в список тех, чьи дипломы признаются в России. Назвав такой казус «серьезной недоработкой», Валентина Матвиенко отметила, что комплексно вопрос должен быть решен подписанием межправительственного соглашения о признании дипломов. «Необходимо предметно заняться разработкой этого документа, и Совет Федерации готов участвовать в этой работе»,— заявила она.

Сергей БОРИСОВ, Сеул — Ханой — Москва
Фото Наталии БОЛЬШАКОВОЙ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала