Новая философия жизни и бизнеса

Вступление России в ВТО произошло в период очередной турбулентности мировой экономики. С одной стороны, это осложняет адаптацию нашего бизнеса к новым условиям работы, с другой — создает определенные возможности. Как выстраивается стратегия поведения бизнеса в нынешней ситуации, в чем ее специфика? Об этом глава Торговопромышленной палаты России Сергей КАТЫРИН рассказал корреспонденту «РФ сегодня».

— Сергей Николаевич, в чем главная выгода нашего членства в ВТО?

— Оно способствует созданию базисных условий, необходимых для более широкой диверсификации экономики в секторах, производящих продукцию с высокой добавочной стоимостью. Став полноправным участником Всемирной торговой организации, Россия получает преимущество благодаря либерализации ее внутреннего рынка. Понятно, что более дешевый импорт выгоден российским потребителям. Но он выгоден и отечественному бизнесу: у потребителей возрастет покупательная способность, а компании получат доступ к более дешевому и качественному сырью для своего производства.

Конечно, присоединение к ВТО не обойдется для нас безболезненно. Так, уже возникла неотложность пересмотра режима ввоза сахара в Россию. Нужны энергичные меры для обеспечения выживания уязвимых экономических секторов, включая легкую промышленность и машиностроение, в том числе сельскохозяйственное. Есть трудности и в «переформатировании» программ поддержки тех или иных отраслей или секторов экономики с учетом правил ВТО.

Фактически Россия давно уже живет по правилам ВТО. Все необходимые изменения в законодательство внесены еще в 2003–2007 годах. Соответствующим образом сформирована нормативная база Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Беларуси и Казахстана. Законодательство России и ТС отвечает международным требованиям. В Таможенном союзе внедряется система защиты рынка, подготовлены десятки специалистов, многие из них перешли сейчас в Евразийскую экономическую комиссию. Защита внутреннего рынка сегодня предполагает готовность бюрократии России и ЕЭК к быстрым действиям. Желательно, например, сократить сроки принятия решений по защитным мерам в случае возникновения угрозы резкого роста импорта. Сейчас процедура может длиться год, что недопустимо. То же касается и применения антидемпинговых мер. Очень важный аспект взаимодействия с нашими партнерами по Таможенному союзу — координация действий с учетом переговоров Казахстана и Беларуси о присоединении к ВТО, поскольку согласуемые ими условия распространятся и на Россию.

— Вопрос инвестиций сегодня актуален как никогда, доказательством чему стало появление год назад в ТПП РФ профильного подразделения — Департамента содействия инвестициям и инновациям. Успехи есть?

— Руководство страны поставило перед нами масштабную задачу создать систему качественной подготовки и продвижения информации об инвестиционном потенциале российских регионов.

В 2011 году отобраны регионы, с главами администраций которых и руководством территориальных палат мы подписали трехсторонние соглашения о содействии развитию инвестиционной и инновационной деятельности. В их числе Курская, Саратовская, Ивановская, Новосибирская области, Республика Чувашия, Ставропольский край. Формируются перечни региональных инвестиционных предложений, наиболее зрелые проекты прорабатываются с потенциальными российскими и зарубежными инвесторами.

Найдены инвесторы для проекта по глубокой переработке зерна на территории Курской области, созданию комплекса по переработке отработанных автопокрышек в Челябинской области, строительству нефтехимического комплекса в Красноярском крае.

— Какие новые направления деятельности могут появиться у ТПП РФ в ближайшей перспективе?

— Есть стратегия развития до 2020 года. Мы займемся поддержкой экспорта и страхованием российских инвестиций. Уже идет работа с Российским агентством по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР). В глобальном мире будет постоянно возрастать роль информационного продвижения. Эксперты департамента на постоянной основе включены в состав ряда экспертных советов и рабочих групп по вопросам совершенствования инвестиционного климата в субъектах РФ. В пилотных регионах ТПП РФ и Агентство стратегических инициатив вместе внедряют «стандарты деятельности» в этом направлении органов исполнительной власти. Особо отличаются здесь Калужская, Ульяновская, Липецкая, Астраханская, Челябинская области.

— Вы не раз отмечали, что реальная модернизация России начнется только с появлением продуманной государственной промышленной политики. Сколь актуальна эта задача сегодня, в связи с нашим вхождением в ВТО?

— Жизненную актуальность проблемы подтвердил кризис 2008–2010 годов. В России экономика упала глубже, чем в странах, где нет чрезмерной доли сырьевого сектора. Хочу уточнить: это не следствие избыточного внимания к сырьевым отраслям, о развитии которых тоже надо заботиться, а, напротив, явная недооценка отраслей перерабатывающих. Сравните: доля промышленных товаров высокой степени переработки в экспорте Германии составляет 84 процента, а в российском — всего 12!

При присоединении к ВТО наиболее уязвимыми стали как раз перерабатывающие отрасли: машиностроение, легпром, сельское хозяйство. Следовательно, именно они нуждаются в государственной поддержке, замечу, в рамках процедур, не противоречащих правилам ВТО. Комплексно такие меры надо сформулировать в ФЗ «О национальной промышленной политике», о разработке и принятии которого мы неоднократно говорили.

— Как поддерживать перерабатывающие отрасли?

— Прежде всего это регулирование налоговой нагрузки. Сегодня она распределяется неравномерно даже внутри производственных отраслей. Нужны также защитные меры в виде преференций в отношении цены контракта в размере, скажем, 15 процентов для заказчиков, в чьих заявках указывается продукция российского происхождения при закупках для гос- и муниципальных нужд. Есть и другие меры, не противоречащие правилам ВТО.

Очень надеемся, что с депутатским корпусом нынешнего созыва мы сдвинем с места «глыбу» законодательного регулирования промышленной политики. И членство в ВТО только подтолкнет процесс поддержки собственной перерабатывающей промышленности.

— Ваш рейтинг самых острых проблем, которые необходимо решить для обеспечения шагов к экономическому росту?

— Экономический рост невозможен без улучшения инвестиционного климата. Разрыв между инвестиционным климатом и инвестиционным имиджем страны — большая проблема России. Рейтинг Всемирного банка Doing Business ставит РФ лишь на 120-е место по уровню ведения предпринимательской деятельности. Однако ситуации в целом он не отражает, потому что иллюстрирует лишь положение дел в Москве (в рейтинге учитываются показатели главного делового центра страны).

Внешние инвестиции направляются только в экономику с устойчивой тенденцией к развитию, поэтому нельзя ожидать притока внешних инвестиций как предварительного условия экономического роста.

Что препятствует инвестициям в российскую экономику? Я бы сгруппировал факторы риска в несколько блоков: политические и общеэкономические условия; законодательство; налоговая система; административные условия (включая трудности доступа к инфраструктуре); кадровый потенциал; банковская система; судебная система.

— А если более конкретно взглянуть на тему привлекательности инвестклимата? На что в первую очередь обращают внимание иностранные инвесторы?

— Могу привести, к примеру, требования и пожелания, которые обозначила на переговорах с представителями Калужской области канадская компания «Магна», производитель автокомплектующих. Первое — наличие автомобильных дорог, второе — административная поддержка, третье — цена земельного участка, четвертое — кадровый потенциал, пятое — расстояние до таможенного поста оформления груза.

Дефицит техников, инженеров, рабочих стал ярко выраженным ограничителем для реализации инвестпроектов. Одна из ведущих европейских компаний в Московской области реализовала проект объемом более 1 миллиарда евро по строительству современного энергоблока на Шатурской ГРЭС. Половину (700 человек) из требуемых 1,5 тысячи сотрудников ей пришлось нанять в Турции. Не нашлось ни одного российского сварщика!

— Насколько верно представление о том, что российская бизнес-среда отличается атмосферой, извините, «всеобщего кидалова» и обмана?

— Отсутствие доверия — одна из главных проблем на рынке инвестиционных услуг в России.

Ключевое значение для переориентации отечественного капитала на инвести рование в России имеет совместная работа над этой проблемой госвласти и бизнеса. По сути речь идет о согласовании интересов государства как представителя всего населения и интересов бизнеса. Они вопреки распространенным в обществе представлениям не противоположны даже в краткосрочном аспекте, в долгосрочном же достаточно близки и потому согласуемы. Крупный бизнес стал систематически зани маться стратегическим планированием, что неизбежно заставляет его смотреть на государство как на партнера, а не как на «фон», «создателя препятствий», «неизбежное зло» и пр.

Беседовала Людмила ГЛАЗКОВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала