Учитель: как уважать и чем уважить

11 декабря запланировано второе чтение законопроекта об образовании. Помимо острых дебатов, проходивших в стенах Государственной Думы и Совета Федерации в рамках парламентских слушаний, правительственных часов, заседаний комитетов, «круглых столов» документ прошел через сито дискуссий в Общественной палате, на конференциях Российского союза ректоров, на собраниях представителей бизнеса и промышленности, на традиционных августовских педагогических совещаниях. Парламентская фракция КПРФ подготовила альтернативный законопроект — «О народном образовании».

Касается всех и каждого

Интернет полон диаметрально противоположных точек зрения о том, каким должен быть единый государственный экзамен, и нужен ли он вообще, останется ли школьное образование бесплатным? Много или мало денег государство выделяет на нужды просвещения, выживут ли в нынешней конкурентной среде сельские школы, которые сегодня одна за другой исчезают с образовательной карты России? Будет ли положен конец практике чиновничьего вмешательства в школьные дела, когда от учителей требуют заполнять в режиме нон-стоп (к вчерашнему утру) всевозможные справки, сводки, отчеты, ведомости, составлять различные диаграммы, таблицы, графики? Как верно подметил первый заместитель Председателя Комитета по образованию Государственной Думы Олег Смолин, «школы и вузы всё больше превращаются в места, где дети и студенты, а также учителя и профессора мешают администрации работать с документами». Не менее остро обсуждаемый в обществе вопрос, поможет ли новый закон сделать профессию школьного учителя уважаемой и высокооплачиваемой?

По словам министра образования и науки Дмитрия Ливанова, выступавшего на «правительственном часе» в Госдуме, законопроект «Об образовании» напрямую затрагивает интересы сорока миллионов наших граждан: учеников, родителей, учителей, преподавателей — всех, кто так или иначе вовлечён в образовательный процесс. Градус общественного внимания очень высок. В ходе обсуждения было получено свыше двадцати тысяч предложений, замечаний, поправок, причём не только от представителей профессионального сообщества, но и от родителей, учащихся, работодателей, экспертов и ученых. Только в Думском профильном комитете находятся обращения более чем 5 тысяч образовательных организаций, 90 тысяч граждан, сообщил председатель Комитета Государственной Думы по образованию Григорий Балыхин. Другой законопроект — «О народном образовании», подготовленный движением «Образование — для всех» совместно с фракцией российских коммунистов, тоже не остался вне поля зрения общества.

Судя по социологическим опросам, от нового закона, какой бы его проект ни был взят за основу, ждут очень многого. Простейший анализ содержания общественного обсуждения показывает, что почти все предыдущие шаги по реформированию системы школьного образования навели на ней лишь «косметический лоск».

За всё надо платить

Говорить о том, что российское образование на всех уровнях остается бесплатным, как утверждают некоторые чиновники и эксперты, несколько опрометчиво, так как бесплатным является лишь стандартный набор, как сейчас модно говорить, образовательных услуг. За всё, что сверх этого лимитированного количества часов, вписанных в школьную программу, придется платить. То есть, если родители желают подтянуть свое чадо по математике и получить дополнительные часы преподавания, то они по договору со школой будут выкладывать деньги, доставая их из собственного кошелька. За каждый урок — примерно более одной тысячи рублей в школьную казну (у каждой школы свои расценки). Скажем, мало кто из родителей может быть удовлетворен тремя уроками физкультуры или небольшим набором бесплатных спортивных школьных кружков и секций. Разумеется, если они хотят видеть своих детей крепкими и здоровыми, они будут приплачивать за дополнительные уроки так называемой двигательной активности. Никто не отменял и частных учреждений среднего образования, которых становится все больше.

По данным Ассоциации негосударственных образовательных организаций регионов РФ, в прошлом году в нашей стране насчитывалось около 750 частных школ. Так что сфера образования в нашей стране, как и здравоохранения, вовсе не является такой уж совершенно бесплатной. Депутат Госдумы Олег Смолин, изучая государственную программу развития образования на 2013–2020 годы, пришел к выводу о будущем расширении границ платности образования. По его подсчетам, в наступающем году примерно каждый четвёртый рубль, вложенный в эту сферу, должен прийти от граждан, а не из бюджета. В 2020 году — примерно уже каждый третий рубль. Это означает одно: принцип платности начинает стремительно набирать силу. Многие эксперты, кстати, подвергают сомнению правомерность расширения и существования частных школ среднего образования, в отличие, скажем, от вузов.

Но в целом, вне сомнений, государственные гарантии бесплатности образования сохранены: каждый гражданин в любом возрасте может учиться бесплатно и обеспечить себе профессиональный рост. Другое дело — насколько это образование будет высококачественным? Предоставит ли оно возможности для полноценного карьерного старта? Тут можно спорить до хрипоты и все равно не прийти к общему знаменателю. В любом случае права на бесплатное дошкольное, школьное, среднее профессиональное образование, на высшее образование (на конкурсной основе) никто не лишается. Более того, как заверил Дмитрий Ливанов, количество бесплатных для учеников часов в новых утверждённых стандартах общего школьного образования не уменьшается, а увеличивается. На недавних парламентских слушаниях в Госдуме высказывались предложения внести в закон положения по развитию дополнительного образования как бесплатной услуги, обеспечиваемой государством, то есть и все, что сверх утвержденных норм, должно оплачивать государство, а не налогоплательщик из своего кармана.

И все же, как отмечает учительское сообщество, просматривается тенденция сужения сферы бесплатного образования. Вместе с тем бюджетные расходы нарастают. Если сравнивать сегодняшние образовательные бюджетные расходы с военными, то последние значительно их опережают. Только к 2020 году расходы консолидированного бюджета на образование вырастут до суммы свыше 20 триллионов рублей, что сопоставимо, по словам премьер-министра Дмитрия Медведева, с затратами на оборону. Глава правительства назвал работу школ и университетов по подготовке молодежи «важнейшим драйвером развития страны».

По словам министра Дмитрия Ливанова, на реализацию программы модернизации региональных систем образования в период 2011–2013 годов планируется выделить 120 миллиардов рублей, в том числе 60 миллиардов рублей — в этом году, 40 миллиардов рублей — в будущем.

Оппоненты правительственного законопроекта считают иначе. Они берут не общие суммы выделяемых средств, а бюджетные расходы по отношению к ВВП. Любой экономист скажет, что это один из наиболее реальных показателей силы или слабости бюджетного финансирования. Из федеральной казны на образование, по их подсчетам, сегодня поступает всего один процент от ВВП, а в 2015 году предполагается и вовсе 0,7 процента, хотя в целом вроде бы и выделяются гигантские суммы. Основная финансовая нагрузка ложится на плечи регионов, которые по уровню своего развития чрезвычайно неоднородны. Впрочем, как и по уровню понимания важности задач народного образования. Сегодня можно привести десятки примеров, когда деньги, выделенные на эти нужды, идут совершенно в другом направлении.

Авторы альтернативного проекта закона просят «застолбить» 7 процентов из федерального бюджета. Хотя опыт других государств, в том числе и стран БРИКС, доказывает, что такие планы нашему бюджету вполне по силам, нужно быть реалистами. Сомнительно, что правительство и парламентское большинство пойдут на этот шаг, сколь бы популярным в обществе он ни был. Авторы правительственного проекта ссылаются на невозможность такой записи в законе, ибо это «не соответствует основным принципам бюджетной системы Российской Федерации, закреплённым Бюджетным кодексом Российской Федерации». Это «несоответствие», впрочем, можно легко преодолеть путем внесения новых норм, так что аргумент этот не выдерживает критики.

По мнению многих независимых экспертов-экономистов, дело в ином. Превалирует желание руководителей финансового сектора российской экономики «сэкономить» на сфере образования, которая не дает никакого сиюминутного финансово-экономического эффекта. Мысль о финансировании данной сферы по остаточному принципу так глубоко засела в умах наших финансистов, играющих в правительстве далеко не последнюю роль, что они будут и впредь упорно сопротивляться любым инициативам законодателей по значительному повышению расходов на эти цели.

Между тем, очевидно, что законодательной и исполнительной властям придется искать компромиссы и договариваться в поисках приемлемых решений финансовых проблем образования. По словам вице-спикера Государственной Думы Людмилы Швецовой, «мы обязательно должны продумать формулировки, которые должно взять на вооружение Министерство образования и науки в разговорах с Министерством финансов, с руководством правительства, чтобы гарантировать сегодня рост расходов на образование в зависимости от нашего валового продукта». По ее мнению, вряд ли правомерно все сбрасывать на регионы, которые сильно разнятся по уровню своего развития. По этой причине интересы учителя должны быть защищены федеральными стандартами, нормативами, от которых отступать ни в коем случае нельзя.

Заплаты на зарплате

Профессия учителя по-прежнему остается непрестижной. Оценка труда школьных педагогов, как обычно выражаются их юные воспитанники, «ниже плинтуса», и только в последнее время что-то стало меняться к лучшему. Она не светится на телеэкранах, на страницах газет и журналов. Ни о каком социальном пакете, привычном для менеджера средней руки любой компании, речи не идет. Нет специализированных поликлиник, больниц. Лишь раз в году преподаватели проходят бесплатный диспансерный осмотр. Редки путевки на лечение, отдых. Иногда выдают бесплатные билеты в театр, но чаще всего педагоги ходят с учениками «за зрелищами» за свой счет или за счет родителей. Словом, общественный статус учителя остается крайне низким.

Что касается заработной платы, то, несомненно, президентская инициатива о приравнивании зарплаты педагога к средней заработной плате по экономике региона — огромный шаг вперёд по сравнению с тем, что было. Причем глава государства достаточно жестко контролирует ход выполнения своего распоряжения, в чем, судя по телевизионным сюжетам, многие убедились. Однако в регионах, как это часто бывает, «пошли в обход». Учителей сокращают, нагрузку увеличивают, и тем самым повышается заработная плата. Обычно учителя редко ограничиваются стандартной ставкой в 18 часов в неделю. «Пашут» на полторы, а то и на две ставки — труд каторжный. Если по обычной ставке педагог проводит примерно по четыре урока в день, то увеличение до 27 часов (полторы ставки) увеличивает число уроков уже почти до шести в день. Можно представить, что происходит со здоровьем, нервами и интеллектом учителя, взявшегося тащить на себе ради более высокой зарплаты эту многочасовую ношу. Стоит попробовать каждому провести парочку уроков, к примеру, с шестиклассниками, в силу своего возраста слабоуправляемой и маловразумительной массой мальчишек и девчонок, — мало не покажется...

Министр образования Дмитрий Ливанов, выступая на «правительственном часе» в Совете Федерации, негативно высказался по поводу сложившейся школьной практики, когда учителя получают больше за счет увеличения ставки и дополнительных уроков. Он назвал это недопустимым. Но как этого «не допустить»?

Никто не придумал более эффективных рычагов воздействия на изворотливых руководителей регионов, чем прямая законодательная норма. Почему бы не ввести в закон норму о приравнивании не столько даже учительской средней зарплаты, сколько средней ставки педагога к среднему «экономическому» уровню зарплат в регионе — и вопрос был бы решен автоматически. На совещании по вопросам модернизации региональных систем общего образования Владимир Путин назвал конкретных «арифметических хитрецов» — губернаторов из Курганской и Пермской областей, подкручивающих на бумаге заработки учителей. Думается, будь эта норма вписана в закон, то вряд ли главы регионов проявляли бы чудеса изворотливости, лишь бы не платить педагогам зарплату, превышающую среднюю по региону.

Поэтому, видимо, имеет смысл присмотреться к конкретному предложению разработчиков альтернативного законопроекта «О народном образовании», по которому предлагается отталкиваться именно от средней ставки педагога, а не от среднего размера учительской зарплаты. В правительстве не считают нужным поддерживать это предложение. По его мнению, определенный уровень заработных плат педагогических работников должен фиксироваться с помощью нормативных актов Президента и правительства, но только не в законе. Но никто и не предлагает законодательно закреплять этот уровень, выраженный в рублях. Речь идет именно о положении в отношении средней ставки, которая берется за основу приравнивания учительских доходов к среднему показателю по экономике в регионе.

Однако даже идея соответствия среднего учительского заработка уровню средней региональной зарплаты не находит своего законодательного оформления. В последних версиях законопроекта все эти бытовавшие ранее варианты исчезли. Как констатировал глава Комитета Госдумы по образованию Григорий Балыхин, «в законопроекте не закреплен принцип установления средней заработной платы в соответствующем регионе, на территории которого расположены образовательные организации».

Следовательно, в документе пока осталась лишь запись о том, что уровень средней заработной платы педагогических работников определяется в соответствии с решениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Сохранится ли она ко второму чтению законопроекта — пока не ясно. Если соответствующие изменения не будут внесены, то, как вполне резонно заявляет парламентская оппозиция, депутаты российского парламента вообще выпадают из списка тех, кто решает вопрос по заработной плате учителей.

Как выжить сельской школе

Недостаточное финансирование системы образования в настоящее время ведет к другому печальному результату — закрытию сельских и малокомплектных школ, так как по принципу подушевого субсидирования деньги идут за учеником. Это означает, что погибают в первую очередь школы, в которых учится небольшое количество учащихся. Отсюда растут ноги и у нынешних туманных идей повального объединения средних школ, создания крупных образовательных холдингов, включающих в себя несколько школ, расформирования «слабых» учебных заведений. По данным авторов альтернативного законопроекта, на начало прошлого года было закрыто 20 300 сельских школ. Это означает, что под угрозу исчезновения поставлено само существование села, в котором располагалась начальная или средняя школа. Формула общеизвестна: нет школы — нет села.

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов пообещал сенаторам сохранить сельские школы за счет реализации проекта модернизации региональной системы образования, который предполагает двукратный норматив финансирования регионов именно в расчёте на учеников сельских школ. Он заверил, что действующие нормы и гарантии, в том числе социальные, включая гарантии сельским учителям, в связи с принятием закона «отменяться или снижаться в своем объеме не будут».

Можно, конечно, долго спорить по поводу обещания не снижать «в полном объеме», но, увы, текст документа говорит о том, что исчез целый ряд важных социальных гарантий. В частности, не сохранено право педагогов, проживающих в сельской местности, рабочих поселках, на предоставление компенсации расходов на оплату жилья и коммунальных услуг (эти вопросы отдаются на откуп регионам), а также на досрочное назначение трудовой пенсии. Нет требования учета мнения сельских жителей в случаях, когда ликвидируется или реорганизуется малокомплектная школа, расположенная по их месту жительства. Не прописаны гарантии компенсационных выплат педагогам на методическую литературу. Например, сегодня учителю русского языка на приобретение различных методических разработок платят смехотворные сто рублей в месяц, на которые даже тоненькую методическую брошюрку не купишь. Причем столько же выплачивают и педагогу-физкультурнику, что всегда вызывает веселый детский смех у учителей. Ничего не говорится и о выплатах за классное руководство.

Предполагается, что с принятием проекта федерального закона «Об образовании» будет принят и законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», предусматривающий внесение поправок в более чем сто федеральных законов. В любом случае законодатели двух палат российского парламента должны сблизить свои позиции по двум проектам закона и в полной мере учесть здравые предложения и замечания педагогического сообщества.

Николай ЛАШКЕВИЧ
Фото Геннадия МИХЕЕВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала