Вопрос номера

Министерство образования и науки составило список «неэффективных вузов», часть из которых намерено сократить. Как вы оцениваете эту инициативу?

Людмила БОКОВА

член СФ от исполнительного органа государственной власти Саратовской области

— Цель, которую преследует министерство, проведя мониторинг деятельности вузов, чтобы выявить тех, кто неэффективно работает, вполне оправданна. Количество вузов за 20 лет в России выросло более чем в два раза — с 510 до 1100. При этом уровень высшего образования в стране резко снизился, и сегодня не соответствует запросам страны завтрашнего дня. Даже министр на «правительственном часе» признал, что получение дипломов за деньги стало обычным делом и в государственных, и в негосударственных вузах. Результаты мониторинга — первый звоночек, который позволит внимательно разобраться с ситуацией и разработать совместную стратегию развития вузов дальше. Поставленная Владимиром Путиным во время избирательной президентской кампании задача — создать 25 миллионов квалифицированных рабочих мест — требует от системы высшего образования повышения качества своего функционирования. А это предполагает, прежде всего, изменение критериев и условий деятельности вузов. Другое дело, что не следует спешить с закрытием вузов, нужно каждому дать шанс исправиться, устранить недостатки и создать нормальные условия для получения хорошего образования.

Юрий СОЛОНИН

член СФ от исполнительного органа государственной власти Хабаровского края

— Я как человек, который курирует сферу высшего образования в соответствующем Комитете Совета Федерации, понимаю, что на рубеже 90-х годов сложилась абсурдная ситуация с высшими учебными заведениями. Однако сейчас речь идет не о закрытии вузов, которые обозначены неэффективными, а об изучении вопроса, насколько они могут быть реанимированы, в какой мере целесообразна их поддержка — административная, бюджетная. И если в оживлении вуза не будет смысла, то его проще действительно закрыть. Однако есть моменты, на которые я хотел бы обратить внимание. В «черный» список попал целый ряд вузов, которые готовят инженерно-технические кадры. Все мы понимаем, что есть престижные специальности, например, юристы, экономисты, куда можно поступить без физики и химии. А есть вузы, которые готовят кадры для реальной экономики: инженеров, технологов, специалистов агропромышленного комплекса. Поступать сюда желающих немного. К тому же мы имеем низкий процент выпускников школ, которые сдают ЕГЭ по химии, по физике. По химии в этом году сдавали от общего числа участников ЕГЭ немногим более 3, а по физике — около 7 процентов. Да и баллы по этим предметам весьма невысокие. Что же теперь, таким вузам отказаться от подготовки специалистов, нужных для развития промышленности? Наша главная задача, наоборот, состоит в том, чтобы сохранить инженерные вузы как самостоятельную структуру, модернизировать их, насытить современной базой обучения, сделать престижными. Неэффективными признаны и многие вузы, которые расположены в далекой российской глубинке. Но они там не могут иметь крупные доходы от внебюджетных форм образования, от высокоразвитой исследовательской деятельности, от обилия иностранных студентов. Зато обеспечивают кадрами свои местные больницы, школы, учреждения культуры. Если их закрыть, то в отдаленные регионы вообще перестанут поступать квалифицированные специалисты. Этот довод должен быть решающим. Вообще, если говорить о том, как был осуществлен мониторинг, то меня удивляет замутненная форма, в которой нередко принимаются решения в сфере здравоохранения, культуры, образования, ЖКХ, пенсионных преобразований. Они почему-то непременно проводятся так, что возбуждают социальное напряжение. Создается впечатление, что иные чиновники искусственно, нарочито провоцируют недовольство народа.

Валерий СУДАРЕНКОВ

член СФ от исполнительного органа государственной власти Калужской области

— Цели, которые преследует эта программа, неоднозначны. Под видом неэффективности могут преследоваться интересы, далекие от объявленных, равно как и пострадать вузы с хорошей репутацией. В список неэффективных вузов, которые выявил ведомственный мониторинг, попали 126 российских вузов. В том числе и Московский архитектурный университет, который определяет архитектурное лицо всей России. Вся архитектурная деятельность СССР, России, вся отечественная архитектурная школа строилась на выпускниках этого института. И вдруг по чиновничьему велению ведущий вуз страны, который находится под управлением министерства, объявляется неэффективным! Сразу же возникает прямой вопрос: как вы довели его до такого состояния? В подобном положении пребывают и такие гуманитарные вузы, как РГГУ, РГСУ, МПГУ, МГОУ, и даже Литературный институт имени А.М. Горького! Неэффективность вузов в развитых странах оценивается межвузовским сообществом, а не государственными структурами. Пример тому — Германия, где к оценке деятельности вузов министерство не имеет никакого отношения.

Рамазан АБДУЛАТИПОВ

«Единая Россия»

— Вузовская система действительно сегодня нуждается в реформировании. Нынче во многих вузах качество образования не соответствует ни тем стандартам, которые определяют запросы государства высшей школе, ни тем ожиданиям, которые возлагают на нее студенты. Слава Богу, что новый министр затеял процесс, который давно назрел. Но опубликованный перечень «неэффективных вузов» вызвал недоумение и общественности, и представителей отрасли. Среди них, например, и Дагестанский педагогический университет. Его ректором недавно стал мой товарищ, который для восстановления полноценной деятельности вуза сделал за полгода и в материальном, и в духовном плане то, что другие не смогли до него за прошедшие 20 лет. Тем не менее, вуз попал в категорию «неэффективных». Но что такое для Дагестана сократить классический педагогический университет, если в селе, кроме педагога, вообще нет сегодня представителей светской власти?! Здесь нельзя рубить с плеча. Сокращать «неэффективные вузы» нужно, но прежде надо понять миссию каждого из них в регионе. Особенно осторожно к этому следует подходить на юге России, где большая безработица, нарастает межнациональная напряженность. Кто должен принимать решения о сокращении того или иного вуза? На мой взгляд, министерство, которое занимается вузами, но с учетом мнения экспертов.

Иван МЕЛЬНИКОВ

КПРФ

— Говоря об эффективности вузов, нужно видеть, по каким критериям судили и принимали решения. Выбор критерия — достаточно сложная задача. Именно поэтому удачно выбранному из них присваивают имя его разработчика, например, критерий Найквиста или критерий Колмогорова-Смирнова. Выбор же чиновниками нынешних критериев назвать осмысленным никак нельзя. В первом классе учат: нельзя складывать яблоки со столбами или сравнивать сладкое с синим. А как можно по одним критериям сравнивать технический и литературный институт? Какими опытно-конструкторскими разработками может заниматься даже самый лучший поэт, преподающий в литературном? Такой блестящий педработник, как Я.И. Перельман, чьи книги изданы огромными тиражами и привлекли в науку сотни тысяч молодых людей, был бы оценен чиновниками в ноль баллов — он же не занимался научно-исследовательской работой. Или зачем будущим математикам десятки метров специализированных спортивных площадок, которые необходимы студенту института физкультуры? Какая польза от общей площади технического вуза, если она не заполнена современным лабораторным оборудованием и научными приборами? Получается, что вузы при нынешней оценке ставятся в заведомо неравные условия, никак не зависящие от реального качества преподавания. Список Минобрнауки — показатель того, как нынешняя экономическая и бюрократическая модель власти отторгает самое уникальное, самое живое, что наработано научно-образовательным сообществом.

Виктор ШУДЕГОВ

«Справедливая Россия»

— Проведенный втайне от общественности мониторинг эффективности вузов буквально взорвал вузовское сообщество. Одни радостно потирают руки от того, как объегорили авторов мониторинга, другие возмущенно оправдываются. А население с ужасом выясняет, где, чему и как учится их чадо? Мы должны понимать, что министерство, опубликовав списки неэффективных вузов, задумало таким путем решить одним махом все взятые на себя обязательства по уменьшению числа вузов, по сокращению числа студентов, по снижению уровня образованности нашего населения. И это страшно. Сегодня есть только один, прописанный в наших законах путь проверки эффективности работы вузов, — это качество подготовки выпускников, а не количество иностранных студентов. Есть законодательные механизмы, определяющие лицензирование образовательной деятельности, образовательных программ, аккредитации, и тут не надо ничего выдумывать. Этим должно заниматься не Министерство образования и науки, а Рособрнадзор — специальная структура, созданная для этого на бюджетные деньги.

Роман ХУДЯКОВ

ЛДПР

— Вся наша фракция возмущена этой, можно сказать, диверсией. Министерство за месяц оценило эффективность 1500 вузов, то есть по 50 вузов в день! Образование — двигатель страны, и его надо укреплять и расширять, особенно по инженерно-техническим специальностям. У нас много юристов и экономистов, а мало конструкторов, агрономов, специалистов высокотехнологичной медицинской помощи. Я бы посоветовал нашим чиновникам закрывать не вузы, а непопулярные программы. И больше готовить тех специалистов, в которых испытывает потребность страна. Эффективность любого вуза определяет молодежь. Если в учебном заведении полный набор студентов и все квоты заполнены, а трудоустройство его выпускников составляет 100 процентов — значит, такой вуз востребован. «Эффективности» же мониторинга, проведенного ведомством, депутаты, на мой взгляд, должны дать свою правовую оценку.

Подготовил Павел АНОХИН

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала