Война за воду

Сегодня от нехватки воды страдают около 700 миллионов человек в 43 странах мира, а к 2025 году эта проблема может затронуть более 3 миллиардов человек, рассказал в интервью «РФ сегодня» член Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Георгий КАРЛОВ.

— Георгий Александрович, угрожает ли России дефицит воды? В каком состоянии сегодня пребывает отечественный водохозяйственный комплекс?

— Наша страна обладает почти четвертью мировых водных ресурсов. По объему речного стока мы занимаем второе место в мире после Бразилии, а по обеспеченности водой на одного человека — третье, после Бразилии и Канады. Только одно озеро Байкал составляет около 20 процентов мировых запасов поверхностных пресных вод. Насколько бережно мы распоряжаемся водным достоянием? К сожалению, в течение последних двадцати лет ситуация с водопользованием в отечественном ЖКХ непрерывно ухудшается. Уровень износа водопроводных и канализационных сетей достиг 70 процентов. Существующая система водоснабжения построена на технологиях советского времени. Внедрение новых технологий по перевооружению действующей системы не успевает за устареванием и разрушением основных фондов. Чрезвычайно остро стоит вопрос о выходе на современные стандарты качества питьевой воды. И это лишь одна грань проблем, которые нам предстоит решать.

Уже в 20–30-е годы нехватка воды может создать серьезные проблемы для развития промышленных и городских центров России. В том числе и для отечественного сельского хозяйства, которое, по экспертным оценкам, имеет потенциал стать одним из крупнейших производителей зерна в мире. Для этого, считают специалисты, его необходимо перевести на стабильную, независимо от климатических условий и мелеющих рек, систему водоснабжения с использованием современных мировых технологий. В Китае, к примеру, планируют к 2050 году вывести генно-модифицированные овощи, которые можно будет поливать морской водой без дополнительной очистки. Морская вода, таким образом, станет используемым в сельском хозяйстве ресурсом, который изменит технологию и отношение к воде.

Говоря в наши дни о развитии водохозяйственного комплекса, необходимо понимать, что гидрологический цикл не имеет политических границ. Даже самые отдаленные водные экологические системы в результате воздушно-капельного обмена связаны со всем миром. По оценкам экспертов, международные бассейны расположены на территории 148 стран, 21 из которых полностью находится внутри этих бассейнов. Около двух миллиардов человек в мире зависят от подземных ресурсов воды, которые включают 273 трансграничных водоносных горизонта. Вода имеет международный характер и создает взаимозависимость между государствами. Еще пятьдесят лет назад дефицит питьевой воды почти исключительно зависел от географических факторов. Теперь же человеческая деятельность приводит к тому, что зачастую даже в обеспеченных водой регионах ощущается недостаток чистой воды. Уже это заставляет рассматривать водные проблемы, развитие законодательной и нормативно-правовой базы ВХК с учетом международных стратегий, тенденций и действий.

— А каковы эти тенденции? Что прогнозируют эксперты ООН?

— Рост населения в мире и его перемещение в укрупняющиеся города меняет не только систему использования земель, но и растительный покров, климат. Вследствие этого, по прогнозам Межправительственной комиссии по изменению климата, дефицит воды в Центральной и Южной Европе будет только увеличиваться. К 2070 году число затронутых этой проблемой людей здесь вырастет на 16–44 миллиона человек. Существует вероятность того, что водоток в Южной и некоторых частях Центральной и Восточной Европы сократится в летний период на 80 процентов. Ожидается, что гидроэнергетический потенциал в Европе снизится за этот период в среднем на шесть процентов. Северную Америку также ждет изменение климата, что приведет к усилению борьбы за перераспределенные водные ресурсы среди водопользователей.

Угрожающими темпами происходит загрязнение поверхностных вод, из-за чего резко возросла роль подземных источников. Однако и они не защищены от негативного воздействия извне. Существует, например, проблема загрязнения подземного водоносного слоя через скважины, пробуренные на личных участках граждан без соблюдения всех необходимых условий. Подземные воды обеспечивают почти половину всей питьевой воды в мире. За последние 50 лет темп забора подземных вод по всему миру утроился, ускорив производство продовольствия и развитие сельских регионов. В ряде районов напряженного водопользования доступность не возобновляемых ресурсов подземных вод достигла критического предела. При разумном управлении ресурсы подземных вод могут стать значительным фактором в удовлетворении спроса на воду в будущем и адаптации к возможным изменениям климата.

— Вы сказали, что загрязнение поверхностных вод происходит угрожающими темпами. Не могли бы вы назвать основные источники этого зла?

— Основными источниками являются предприятия жилищно-коммунального хозяйства, промышленности и агропромышленного комплекса, на долю которых приходится более девяноста процентов общего объема сброса загрязненных сточных вод. Самую большую долю в загрязнении окружающей среды составляет сельское хозяйство, на втором месте — города. Промышленность не является лидером по количеству загрязнений. Доля промышленности в загрязнении окружающей среды составляет максимум 11 процентов.

В современном мире ситуация идет к принятию Водного протокола, суть которого в том, чтобы были нулевые выбросы в воду после любого ее использования. Даже если вы взяли грязную воду, то должны сбросить чистую. У каждой продукции будет считываться «водный след», то есть, сколько воды затрачивается на ее производство. На тонну произведенной говядины нужно потратить 50 000 литров воды, у бумаги — свой «водный след», у алюминия — свой. Водный протокол будет учитывать этот «водный след» и стремиться к тому, чтобы он был оплачен. В противном случае оплата перекладывается на следующие поколения. Для новых производств, которые уже перешли на рециклинг, принятие Водного протокола не критично в отличие от больших промышленных регионов, где старые предприятия, большое водопользование и сбросы.

Сегодня международное законодательство по использованию пограничных и трансграничных водных объектов нуждается в модернизации. В качестве примера можно привести озеро Байкал, куда поступает значительный объем загрязнений с водами реки Селенги, которую загрязняет горно-обогатительный комбинат города Эрденет в Монголии. Все мы помним и взрыв на химзаводе в Китае в 2005 году, когда в реку Сунгари, а затем и в Амур попало 100 тонн бензола и нитробензола.

— В чем сегодня, на ваш взгляд, заключаются основные задачи государственной политики по управлению водными ресурсами?

— Государственная стратегия по управлению водными ресурсами сегодня — это вопрос смены концепции распределения водных ресурсов на концепцию их защиты, реабилитации, восстановления и оптимального использования. Будущее — за воспроизводством. Мировая же стратегия в ближайшее время будет сосредоточена на перераспределении водных ресурсов, в том числе и вследствие климатических изменений. По прогнозам ученых, глобальный спрос на питьевую воду к 2050 году увеличится в полтора раза, поэтому к середине века водный кризис может стать основным источником конфликтов в мире. Вода, которая сегодня становится «нефтью нового тысячелетия», открывает перед Россией новые возможности, но повышает и ее риски. Наше водное преимущество в сравнении с соседними странами может способствовать укреплению геополитического влияния в регионе, но может и создать проблемы во взаимодействии, например, со странами Центральной Азии и Китаем, где водный дефицит ощущается все более остро. 1 октября в Государственную Думу внесен проект закона «О государственном стратегическом планировании». Это как раз один из базовых законодательных инструментов нового поколения, который позволяет законодательно «смотреть за горизонт», оценивать характер угроз на 10—30 лет вперед, координируя их с мерами бюджетной политики.

В нашем комитете сейчас находятся шесть законопроектов, касающихся водных ресурсов. Наиболее перспективным документом является правительственный проект с поправками в Водный и Градостроительный кодексы РФ, принятый в первом чтении в феврале. Вступление его в силу позволит более рационально использовать территории, подверженные затоплению и подтоплению, своевременно проводить противопаводковые мероприятия, обеспечить охрану водных объектов от загрязнения отходами производства, радиоактивными, химиче скими и другими опасными веществами, обеспечить безопасность населения и хозяйственных объектов от вредного воздействия вод. Ко второму чтению законопроект был значительно расширен и дополнен внесенными поправками… Изменение ситуации и в мире, и в России побуждает Госдуму как высший законодательный орган страны вплотную заниматься совершенствованием водного законодательства, памятуя, что вода всё больше приобретает значение как стратегический ресурс государства.

Подготовила Анна ГОРНОВА

Георгий КАРЛОВ

Родился 4 января 1971 года. Образование высшее — ЮжноСахалинский педагогический институт, Академия государственной службы. До избрания — генеральный директор ООО «Сахалинская инвестиционная корпорация».

Член фракции «Единая Россия», член Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала