Газеты без границ

Что мешает формированию единого информационного пространства Союза России и Беларуси

Более трех лет назад довелось участвовать в работе постоянно действующего семинара при Парламентском Собрании Союзного государства на тему «Роль СМИ России, Беларуси и Союзного государства в формировании общественного мнения о процессе строительства Союзного государства», проходившем в приграничном Смоленске. Семинар обозначил широкий круг актуальных проблем, которые мешали созданию Единого информационного пространства. Это низкий уровень доступности союзных СМИ, журналистский непрофессионализм, медленная реализация совместных проектов, бюрократические препоны, слабое финансирование, необоснованное вмешательство властей в работу редакций и т.п.

На экспертно-медийном семинаре «PR в интересах интеграции», недавно прошедшем в РИА Новости, его участники подняли равно такие же проблемы. Единое информационное пространство по-прежнему находится лишь в стадии формирования. Доступность белорусских газет и журналов, радио и телевидения для российских потребителей остается на низком уровне. Люди, как и прежде, плохо знают, что происходит в соседних странах. На страницах союзных средств массовой информации все так же много официоза, сухих информационных сообщений, уныло-«политкорректных» интервью. Аналитические материалы все еще большая редкость. Словом, за эти годы мало что изменилось в «медийном королевстве» Союзного государства.

Ничего не вижу, ничего не слышу

А ведь, казалось бы, фундамент для строительства общего информационного дома был заложен прочный. Создана широко разветвленная инфраструктурная сеть средств массовой информации. Пусть и в недостаточных объемах, но система их финансирования все-таки была отлажена. Организована работа редакций. Выходят журнал «Союзное государство» и газета «Союзное вече». Каждую неделю в «Российской газете» и «Советской Белоруссии» появляются вкладки «Союз». В «Литературной газете» печатается газета в газете «Лад». В других газетах и журналах (в том числе и в «Российской Федерации сегодня») регулярно публикуются разделы и полосы под рубрикой «Союзное государство». В Интернете есть множество сайтов, рассказывающих о российско-белорусском сотрудничестве начиная с официального информационного портала СГ и заканчивая онлайн-изданием «Время Союза». В Беларуси выпускается газета «Общий дом». Есть отдельный телевизионный канал — Телевизионно-радиовещательная организация (ТРО). На федеральных телеканалах появляются материалы на темы, посвященные союзному строительству. Существует и множество информационных партнеров: от ведущих российских и белорусских информагентств до влиятельных журналов и издательств.

И все же, несмотря на явный организационный прогресс на этом пути на информационное поле Союзного государства посетители по-прежнему «захаживают» редко. По сути, эффективность деятельности современных СМИ, пишущих на темы российско-белорусских отношений, в том числе и союзных, как признали многие участники семинара, сведена к нулю. Если брать количественные показатели, то средств массовой информации вроде бы много. И при этом россияне, да и белорусы, правда, в гораздо меньшей степени, ничего толком не знают о деятельности такого интеграционного объединения. Социологические опросы показывают, что процент «знатоков» неизменно низок и не превышает 10–20 процентов. Остальные ничего не видят и ничего не слышат. Они не назовут вам ни фамилии руководителей СГ, не расскажут о том, чем оно конкретно занимается и для чего, собственно, создано.

Когда в конце прошлого года в «Известиях» была опубликована важнейшая статья тогдашнего премьер-министра Владимира Путина, посвященная Единому экономическому пространству, то, по данным Фонда общественного мнения, 81 процент опрошенных заявил, что впервые слышит о ней, и лишь 2 процента (!) её читали. Три года назад, по данным ВЦИОМ, 37 процентов людей считали, что процесс объединения Беларуси и России идет медленно и неэффективно, а 19 процентов и вовсе предполагали, что этот процесс зашел в тупик. Только 10 процентов опрошенных решили, что союз строится успешно. Итоги сегодняшних исследований не лучше прежних.

Такой пессимизм, невзирая на объективные признаки успешного продвижения двух стран к единому или общему (о терминах можно долго спорить) государству, говорит о том, что информационное сопровождение идей СГ ничем особым себя не проявляет. «Сказать, что мы удовлетворены характером освещения деятельности Союзного государства в СМИ, а речь идет

о союзнических отношениях наших стран во всех аспектах, наверное, будет неправильно. Это огорчает», — сказал Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота, выступая на открытии семинара «PR в интересах интеграции». Российская общественность, по его словам, слабо информирована о жизни наших соседей.

Барьер доступности

Как видим, количество не переросло в качество. Граждане соседнего государства получают по подписке или покупают в розницу множество российских газет и журналов. Достаточно прогуляться по улицам Минска или Гомеля, Бреста или Могилёва, чтобы увидеть на витринах местных газетных киосков издания из Москвы. Российские телеканалы присутствуют в белорусском открытом эфире. Поэтому белорусы почти всегда более оптимистично оценивают перспективы строительства общего дома и лучше осведомлены о том, что происходит у восточных соседей. А вот россияне, как свидетельствуют многочисленные соцопросы, о жизни соседей знают куда меньше. Десятки собственных корреспондентов российских СМИ в Беларуси ежедневно направляют в Россию сотни сообщений о жизни в республике, но в лучшем случае они попадают на ленту новостей информационных агентств. Газеты и журналы, как правило, их игнорируют. На их страницах вообще крайне редко появляются статьи по белорусской тематике.

Эту пустую нишу могли бы заполнить белорусские СМИ, распространяемые в России по подписке и в киосках розничной торговли. Однако сфера распространения периодической печати в России сильно ограничена. Не существует никаких льгот для распространения печатной продукции соседей. Они просто не пробиваются к массовому читателю, так как система распространения в нашей стране построена таким образом, что менее рентабельные общественно-политические, социально-экономические издания не могут взять барьер доступности — не хватает денег.

Председатель Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками Леонид Слуцкий считает, что в настоящее время информационное пространство в рамках Союзного государства России и Беларуси не слишком развито, что сказывается на информированности общества о его деятельности и вовлеченности отдельных людей в развитие Союза. «Мне представляется, что, если мы не склеим информационное пространство Союзного государства на качественно новом уровне, то мы мало чего добьемся», — подчеркивает российский депутат. Декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ им. М.В. Ломоносова Виталий Третьяков более категоричен в своих оценках. На семинаре он назвал развитие Единого информационного пространства России и Беларуси «просто отвратительным».

Разве можно назвать доступными программы союзного телевидения — ТРО? Попробуй найди этот российско-белорусский канал на кнопке своего телевизионного пульта, пожаловался Виталий Третьяков. И действительно, почему граждане Союзного государства, если применить такой термин, должны платить за «кабель», в зоне которого вещает канал? Да, он расширил свои возможности среди операторов кабельных сетей и включен в пакеты многих компаний кабельного и цифрового ТВ. Но он так и не вошел в группу бесплатных эфирных и открытых каналов, распространяемых на территории всей России. Соответственно, подступиться к массовому зрителю он не может до сего времени.

Вот и приходится тем, кого обслуживает, к примеру, компания «Акадо», ежемесячно платить за пакет «Микс», куда входит ТРО, почти 300 рублей. В «Триколор ТВ» пакет «Супер-Оптимум», где транслируются телепрограммы ТРО, будет стоить для телезрителя 600 рублей в год. Канал так и не попал в первый мультиплекс цифрового телевидения России — федеральный пакет общероссийских обязательных общедоступных телеканалов и радиоканалов цифрового вещания, утвержденный более трех лет назад, хотя и законодатели, и эксперты в области медийного рынка предлагали включить его в обязательном порядке. Если бы этот шаг был сделан, то он стал бы самым реальным, действенным вкладом в развитие единого информационного пространства.

Сейчас депутат Госдумы Леонид Слуцкий предлагает для повышения уровня информированности населения двух стран создать новый новостной канал, построенный по аналогии с каналами «Россия-24» и «Евроньюс». По его мнению, нужно подойти к реализации этой идеи «уже в самое ближайшее время, не позднее следующего 2013 года». Впрочем, президент Евразийской академии телевидения и радио Валерий Рузин придерживается иной точки зрения. «Для освещения деятельности СГ не обязательно создавать новый телеканал, — убежден он.

— Я бы сначала провел аудит того, что есть. Может быть, какие-то структуры должны сделать ребрендинг», — считает он. По его мнению, пиар деятельности Союзного государства может быть обеспечен, в том числе в рамках бюджета ВГТРК.

С оглядкой на внутреннего редактора

Что же мешает повысить этот самый уровень информированности общества? Как это ни горько признавать, не в последнюю очередь — низкий уровень профессиональной подготовки журналистов. Редко можно встретить аналитику, комментарии, острые дискуссии, критику как в национальных изданиях, так и в союзных СМИ.

«Нам не хватает профессионализма в СМИ. Сегодня очень мало людей, которые знают проблему, могут глубоко в нее вникнуть и на равных обсуждать ее с ньюсмейкером», — отметил Григорий Рапота. В этой связи госсекретарь Союзного государства предложил создать постоянно действующий институт комментаторов в рамках существующих структур. Надо подчеркнуть, что эта идея будет иметь право на жизнь только в том случае, если комментаторы из подобного союзного пула будут подлинно независимыми в своих суждениях и выводах, если руководство изданий и учредители не будут контролировать каждое сказанное или написанное ими слово. В противном случае у журналистов, как всегда бывает в таких случаях, включается внутренний редактор. Тут же, по принципу «домино», самоцензура начинает сказываться на качестве материалов. Это в свою очередь приводит к тому, что написанное пером перестают читать в обществе. Начинаются разговоры о неэффективности работы СМИ, словом, — замкнутый круг.

Ситуация характерна для современных российских средств массовой информации. Журналисты государственных СМИ (впрочем, и не только) продолжают сами себя редактировать, сглаживать острые углы, не желают конфликтовать «с начальством» в опасении, что газете не дадут бюджетных денег, автора вызовут на ковер, а то и уволят «за тенденциозное освещение» и т.п. Надежнее просто описывать события, брать скучные интервью без «лишних вопросов», согласовывать каждую буковку в статье — нервные клетки, как известно, не восстанавливаются…

Конечно, союзные СМИ в той конкурентной среде, которая сегодня существует на российском медийном рынке, где насчитывается немного государственных изданий, проигрывают. Разумеется, журналисты-профессионалы, обозреватели и комментаторы не горят желанием работать в таких средствах массовой информации: кому охота выслушивать постоянные «нравоучения от чиновников» о том, как надо правильно писать заметки и снимать видеосюжеты и при этом получать невысокую зарплату. Так что низкое качество материалов обусловлено не только слабой профессиональной подготовкой журналистов, но и практикой чрезмерного администрирования союзных СМИ, невыстроенностью отношений между журналистами и учредителями, постоянно вмешивающимися в работу редакций и т. п.

Следовательно, нужно в корне пересмотреть систему связей между редакционными коллективами и учредителями, отказаться от командного и даже приказного стиля общения с журналистами, который в последнее время, как показывает опыт, стал нормой поведения для многих чиновников.

Для кого пишем?

Могут ли россияне, родившие ребенка в Беларуси, получить материнский капитал? Как получить пособие белоруске, родившей ребенка в Москве? Могут ли россияне удочерить гражданку Беларуси? Как белорусу открыть счет в российском банке? Как россиянину купить дом в Беларуси? Эти самые обычные, приближенные «к земле» вопросы (некоторые из них с ответами обнародованы на сайте Фонда дружбы и сотрудничества с Республикой Беларусь) чаще всего задают граждане двух стран.

Людей куда больше волнуют простые проблемы совместного проживания: как устроиться на работу, не будут ли цепляться российские гаишники к белорусским автомобильным номерам, какими правами они обладают в социальной сфере? Они меньше всего обращают внимание на громкие слова о единстве, дружбе и братстве, произносимые с высоких трибун. Как сказал Григорий Рапота, главное, чтобы и белорусы, и россияне не чувствовали себя иностранцами на территориях двух стран. Во многом эта цель достигнута, но еще остается целый ворох других нерешенных проблем.

До сих пор один из главных проблемных вопросов — неумение четко определить аудиторию союзных СМИ. К сожалению, в последнее время так сложилось, что средства массовой информации Союзного государства в большей степени сориентированы на управленцев, чем на рядовых читателей и зрителей. Один из экспертов, директор Информационно-аналитического центра МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Власов подчеркнул именно эту особенность нынешней адресной направленности масс-медиа. «Куда важнее рассказать, а что имеют от Союзного государства рядовые граждане?» — сказал он. По его словам, в продвижении имиджа Союзного государства отсутствует ориентация на определенные социальные группы. «Если мы не изменим эту ситуацию, то все интеграционные проекты будут восприниматься, прежде всего, как бюрократические инициативы. Без модернизации информационной политики мы рискуем потерять ту опору общественной поддержки, которая сейчас присутствует за счет среднего и старшего поколения, — отметил он. По его словам, в СМИ отсутствует единая картина будущего Союзного государства, нет ответа на вопрос, зачем, кто получает от этого бонусы и преференции, на кого нацелен этот интеграционный вектор. — Доминирует общий информационный тренд, что это интеграция и дружба народов, но этого уже недостаточно».

С ним согласны многие эксперты. Так, Валерий Рузин считает, что объединяться должны в первую очередь не правители, а народы. «Если мы говорим о Союзном государстве, то важно, чтобы это был союз не только лидеров и правительств, а союз народов, общественный проект, в который включены широкие круги. Если мы посмотрим на экономические и политические процессы, происходящие в Союзе, то увидим там движение, развитие, а в культурно-информационном пространстве ничего нового не происходит». Необходимо, по его мнению, выходить на совместные проекты в области Интернета, периодической печати, радио и телевидения.

Без флага, гимна и герба

Такая ориентация на массового читателя и зрителя оправданна. Те же социологические исследования показывают, что граждане двух государств настроены куда более решительно по вопросу объединения, нежели власти и некоторые представители гражданского общества в лице экспертов. Они ратуют в большинстве своем за более поступательное развитие интеграционных процессов, за создание единого государственного устройства Союза, за единую социально-экономическую среду.

Правда, есть различия в подходах. Так, подавляющее число россиян полагает, что у Союзного государства должен быть один президент. Большинство белорусов высказывается за сохранение института президентства в обоих государствах. Но абсолютное большинство и тех, и других считает, что необходимо создавать единые институты государственной власти Союзного государства с общей государственной символикой и, может быть, даже гражданством.

Если говорить о визуальных символах такого единства, то сегодня об этом напоминает, как заметил Виталий Третьяков, лишь отдельная кабинка на границе с надписью «Для граждан Союзного государства России — Беларуси». Нет ни флага, ни герба, ни гимна. Нет общей марки — последняя была выпущена еще в 1996 году. Нет даже единого роуминга. С Казахстаном единый международный код имеется, а с Беларусью — нет. Разговоры о единой валюте так и остаются разговорами. Белорусы, особенно из молодого поколения, побаиваются потери независимости. Однако опыт Евросоюза, сумевшего ввести единую валюту и договориться о правилах эмиссии, подтверждает обратное.

Любое интеграционное объединение, как известно, заставляет жертвовать частью своего суверенитета. Таковы современные тенденции глобального мира. Так что единая валюта, будь она введена в обращение, послужила бы толчком к развитию не только финансово-экономической системы Союзного государства, но и стала бы мощным стимулом на пути сближения наших народов. Легче можно было бы решить и вопросы формирования единого информационного пространства.

Как считает Председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко, в процессе образования Евразийского союза должна быть введена единая валюта, и таковой, по ее мнению, может стать российский рубль. «Если мы строим полноценное, не декоративное, а интеграционное объединение, то оно должно полноценно функционировать, — подчеркнула она.

— Нет ни юридических, ни финансовых препятствий для создания единой валюты, нужна лишь политическая воля руководителей государств, а дальше пусть работают Центробанки, финансовые службы». Почему бы эту идею не «обкатать» на примере Союзного государства? Тем более, договор о создании Союзного государства Беларуси и России, подписанный в декабре 1999 года Борисом Ельциным и Александром Лукашенко, предусматривает единую валюту и эмиссию из одного эмиссионного центра.

Так что проблемных тем, свидетельствующих о множестве пока нерешенных вопросов, в том числе и в сфере развития единого информационного пространства, более чем достаточно. В интеграционной повестке, которая сейчас разрабатывается группой высокого уровня Совмина Союзного государства по поручению Президента России Владимира Путина и Президента Беларуси Александра Лукашенко, вопросу создания общего информационного дома, надо надеяться, будет уделено не меньше внимания, чем проблемам экономического сотрудничества.

Николай ЛАШКЕВИЧ
© ФОТО РИА НОВОСТИ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала