Не перевелись еще евразийцы

Последним евразийцем называли прекрасного поэта Николая Гумилёва. Но, как показала 7-я Международная конференция «На пути к Евразийскому экономическому союзу», у него сегодня множество сторонников. Это традиционная ежегодная конференция, проводимая нами совместно с Институтом экономики РАН. — говорит Председатель Правления Евразийского банка развития Игорь Финогенов. Три страны — Казахстан, Россия, Беларусь, образовавшие Таможенный союз и Единое экономическое пространство, убедительно доказывают эффективность интеграции.

Успешной назвал двухлетнюю деятельность Таможенного союза советник Президента России, академик РАН Сергей Глазьев. «Теперь перед нами более сложные проблемы. Пока мы шли проторенным путем, используя опыт ЕС и других интеграционных объединений. Формирование Евразийского экономического союза требует новых идей и решений».

Их, возможно, первая наработка состоялась на пленарных секционных заседаниях, «круглых столах» конференции. Рекомендации ее участников будут переданы правительствам республик, в Евразийскую экономическую комиссию.

Иногда мечты сбываются

Впечатляющее достижение — рост внешнего товарооборота между странами Таможенного союза на треть. И, что не менее важно, это — первый, очевидный для всех успех интеграции, не считая многотрудного опыта союзного государства на постсоветском пространстве. Проектов и планов ее было предостаточно, но судьба большинства из них обрывалась безрадостно.

Поэтому даже не хочется перечислять прежние проекты, подаваемые раньше как открытия и прорывы в будущее. Но вот уже 20 лет остаемся на пространстве СНГ, теряющем последние экономические связи. Почему?

В конце первого дня конференции попросил я Лидию Косикову — ведущего научного сотрудника Института экономики, автора 4 монографий и многочисленных публикаций, докладов по проблемам СНГ, ответить на этот вопрос.

— В начале 90-х руководство новых стран, бывших республик, просто не понимало, что творило. Амбиции и интересы их элит чаще всего расходились с российскими интересами. Прежние межреспубликанские связи не переросли в межгосударственные. Доля СНГ в структуре внешней торговли России сократилась в 5 раз. Свой «вклад» в дезинтеграцию внесла и она сама. Либерализацией цен и переходом на собственную валюту. К сожалению, позже Россия так и не выработала понятную и стабильную политику в отношении стран СНГ. Закономерный результат — девальвация самого понятия «интеграция». Знать причины прежних ошибок действительно нужно, чтобы избежать новых неудач.

Западный взгляд на постсоветскую интеграцию тоже отчасти обусловлен нашими неудачными попытками как-то, в чем-то объединиться. Знакомство с зарубежными публикациями убеждает в их предвзятости: основной их тезис ни политическая, ни экономическая интеграции не выгодны бывшим советским республикам. Усилия же России остановить распад последних связей трактуются как имперская попытка возродить СССР. На далекую публику подобные обвинения действуют, но правды в них ни на грош.

В последние годы самыми активными борцами за собирание потенциалов были Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко. Российское руководство только откликалось, возможно, это и имело смысл, на инициативы собирателей. Автор идеи Евразийского экономического союза Нурсултан Назарбаев. Он выдвинул ее еще в марте 1994-го, выступая в МГУ.

— Вокруг евразийской интеграции сложили много мифов и фобий. Первый. Она — российский, имперский проект. Движущей силой ЕЭС был Нурсултан Назарбаев. Просто его долго не «слышали»… Но мечта сбылась. Открыла секрет журналистам Татьяна Валовая, член коллегии Евразийской экономической комиссии, министр по основным направлениям интеграции и макроэкономики.

На что ориентируется СНГ?

— Мы серьезно занимаемся экономическими исследованиями, чтобы спрогнозировать, как и куда пойдет интеграция, насколько она будет эффективна. Это важно и необходимо, но еще недостаточно для успеха. Есть еще один фактор, на который мало обращается внимания. Не учитывается, что за 20 лет, в течение которых всё разрушалось, произошли очень серьезные изменения в социализации людей, в их взглядах и мировоззрении. Социологические исследования показывают, что здесь давно не всё в порядке. Западные страны изучают наших людей намного активнее, чем мы. — Эта неэкономическая часть доклада директора Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Валерия Гееца (Украина) явно удивила многих в зале. Столь же необычным было продолжение. — Один из инициаторов Евросоюза как-то посетовал: если бы мне пришлось создавать ЕС сейчас, то я начал бы не с экономики, а с культуры. Вот это ключевое понимание проблемы, на которое мы практически не обращаем внимания. Советского менталитета давно нет, а мы все рассчитываем на него как на стержень интеграции. Занимаемся экономикой — очень хорошо, но следующим шагом должны быть наука, образование, культура. Еще одно условие — внимание к институтам гражданского общества, институтам социализации. Интеграция — сложный и небезболезненный процесс. Неизбежно будет возникать и недоверие. Помочь преодолеть его способны только гражданские институты.

Украинский академик задел очень «нервную» струну. Мы уверены, что объединение, совместное развитие, цель если не всех, то большинства жителей постсоветского пространства. Но, как показали исследования консорциума «Евразийский монитор», выполненные по заказу ЕАБР, — это большое заблуждение. Опросы проведены в 10 странах СНГ. Они подтвердили, что в политической сфере для всех приоритетно постсоветское пространство. В экономике возобладала ориентация на Евросоюз, о ней заявили 5 стран: Армения, Беларусь, Молдова, Россия, Украина. Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан тяготеют к постсоветскому пространству. Такое же соотношение характерно и для сферы социокультурных связей.

По совокупности трех факторов — экономика, политика, культура — для большинства стран приоритетно постсоветское пространство. Но есть принципиальный момент — Россия и Украина — самые интересные страны для населения других республик СНГ, и именно граждане России и Украины предпочли не постсоветское пространство, а Евросоюз.

— Очень интересная тема конференции: почему идем и надо ли идти к ЕЭС? Мы разработали 5 вариантов, и все они убеждают — интеграция необходима. Все, казалось бы, ясно и понятно. Был единый народно-хозяйственный комплекс — СССР. Только в этом году мы все выйдем по ВВП на уровень 1990 года — 2.4 трлн. долларов. Не оправдавшийся эксперимент отнял у 11 стран 20 лет, — подчеркнул в докладе уполномоченный Правительства Украины по вопросам сотрудничества с РФ, СНГ, ЕврАзЭсом, член-корреспондент украинской НАН Валерий Мунтиян. — Как и с кем идти в интеграцию? Казалось бы, привлекательнее всех ЕС. Но нужны ли мы ему? Есть ли у него ресурсы для этого? И устроит ли нас то место, которое нам отведено в евроинтеграции? На все вопросы один ответ — нет. Каждая страна обязана сама о себе думать и говорить. Но будем честными, сегодня центр силы — Россия. Есть 9 международных критериев, определяющих рейтинг государства. По 3 из них Россия — сверхдержава: по территории, ресурсам, Вооруженным силам. Последнее в мире на грани войны тоже очень важно. Еще по 6 показателям РФ великая держава. Ей и управлять процессом интеграции в огромном евразийском регионе. Нам всем предоставлен уникальный шанс, и нельзя его упустить…

Хочется думать, что Россия действительно осознала свой уникальный шанс.

— Формирование Таможенного союза, Единого экономического пространства на территории России, Беларуси, Казахстана, подготовка ЕЭС были бы недостижимы без поддержки делового сообщества, заинтересованного в снятии пограничных барьеров и общественного мнения, — уверен Сергей Глазьев. — Россия впервые добровольно отказалась от доминирования при принятии решений. Принципы интеграции, экономическая обоснованность, взаимная выгода, равноправие, учет национальных интересов, открытость, гласность и объективность. Но без идеологии объединение не будет устойчивым. Экономическое измерение важно укрепить идеологическим гуманитарным стержнем…

Леонид ЛЕВИЦКИЙ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала