Бедная реализация богатого потенциала

В рейтинге инвестиционной привлекательности, составляемом Всемирным банком, среди 183 стран мира Россия со всеми ее необъятными просторами и природными богатствами занимает удручающее 120-е место. Президент Владимир Путин поставил цель — вывести ее в ближайшие годы в двадцатку лидеров. О том, как обеспечить решение этой крайне непростой задачи, шла речь на «круглом столе» Комитета Государственной Думы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока, организованном совместно с Государственной академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. К дискуссии были приглашены депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, представители федеральных министерств, Счетной и Общественной палат РФ, региональных законодательных и исполнительных органов власти, деловых кругов и научной общественности, зарубежные эксперты.

— Улучшение инвестиционного климата — одна из главных задач экономического развития России, — подчеркнул председатель Комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. — Ее решению в последнее время уделяется повышенное внимание на самом высоком уровне. Президент РФ обозначил проблему как «бедную реализацию богатого потенциала». Мы должны разорвать замкнутый круг и, в полной мере используя свои возможности, стать глобальным лидером. И здесь особая роль принадлежит регионам.

Если сравнить динамику притока инвестиций в субъекты Федерации, картина получается весьма пестрой. От нарастающей в республиках Адыгея, Дагестан, Татарстан, Башкортостан, в Краснодарском, Хабаровском и Приморском краях, Брянской, Белгородской, Липецкой, Орловской, Тюменской, Челябинской областях, в Санкт-Петербурге и Чукотском автономном округе — до отрицательной, как, например, в Республике Калмыкия.

Деньги, как правило, идут к деньгам. Никто не станет спорить, стартовые возможности у субъектов изначально неравные. Одни наши территории изобильны недрами, другим в наследство от времен плановой экономики остались промышленные гиганты, мощный кадровый и научный потенциал. Есть и лишенные любых преимуществ — такие, что, казалось бы, обречены на роль аутсайдеров. Однако и они способны стать «точками роста», если там высоко качество управления.

В ходе подготовки к дискуссии была собрана информация об опыте регионов и их предложения по совершенствованию законодательства. Анализ присланного материала позволил сделать обобщенные выводы: в стране используются разнообразные механизмы повышения инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации. И результаты во многом стали зависеть не только от объективных факторов, природно-ресурсного потенциала, объемов потребительского рынка, но и от создаваемых региональными органами власти условий для ведения бизнеса. Сопоставимые по возможностям регионы демонстрируют разную динамику развития.

Опыт лидеров приобретает особую значимость. Наиболее действенные меры для улучшения инвестиционного климата — создание готовых промышленных площадок, индустриальных парков и технопарков, обеспечение комфортной административной среды и благоприятного налогового режима, сокращение сроков начала бизнеса, содействие финансированию инвестиционных проектов. Эффективность этих инструментов подтверждена в Москве и Санкт-Петербурге, Калужской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Новгородской областях, Республике Татарстан...

Мониторинг выделил и общие «болевые точки». Более половины субъектов Российской Федерации обращают внимание на отсутствие комплексного законодательного регулирования государственно-частного партнерства (ГЧП). Этот механизм широко используется за рубежом и находит всё большее распространение в нашей стране. Но в отсутствии федерального закона регионы вынуждены действовать на свой страх и риск, создавая всяк по-своему собственное правовое поле. Чуть что не так — прокурор на пороге.

Другой серьезный тормоз — в бюджетном законодательстве не прописаны региональные инвестиционные фонды. Общей для всех проблемой является и отсутствие законодательно закрепленной системы стратегического планирования. Регионы и бизнес должны четко видеть национальные стратегические приоритеты и свое в них место. Сейчас этого нет, проект закона «О государственном стратегическом планировании» кочует от одного созыва Государственной Думы к следующему.

— Экономика России на 50 процентов зависит от регионального продукта предприятий, расположенных на Севере, — напомнил заместитель председателя Мурманской областной Думы Игорь Чернышенко. — Мы в Мурманской области, как и наши коллеги в других северных регионах, пытаемся создать все необходимые условия для повышения инвестиционной привлекательности нашего региона. Сформирована нормативная база для особой экономической портовой зоны, есть технопарки, бизнес-инкубаторы. Увы, собственных усилий для повышения инвестиционной привлекательности региона недостаточно. Слишком многое зависит от федерального законодательства. Пример — знаменитый Штокмановский проект. Пять лет ежегодно откладывается освоение богатейшего месторождения. Наши норвежские, французские и другие зарубежные партнеры до сих пор не получили определенного ответа о преференциях, которые они справедливо хотели бы иметь под уникальный проект, связанный с большими инвестициями и рисками.

Игорь Коваль, заместитель директора Департамента инвестиционной политики Минэкономразвития РФ вкратце рассказал о мерах для создания в стране благоприятной бизнессреды на федеральном и региональном уровне: «Министерством создан комплексный план по совершенствованию инвестиционного климата, включающий семь направлений и широкий спектр мероприятий по проблемам ведения бизнеса. Назначен абсолютно новый для России Уполномоченный по разрешению проблем инвесторов.

Из 93 поступивших к омбудсмену жалоб и обращений 64 связаны с проблемами в муниципалитетах и регионах. Их анализ подтолкнул к мысли о необходимости инвестиционных уполномоченных в федеральных округах. Развитие получила национальная предпринимательская инициатива. До середины 2013 года будут разработаны 15 «дорожных карт». направленных на устранение административных барьеров».

Инвестиции инвестициям рознь

Главным инвестором в развитие экономики должно оставаться государство, считают в регионах. И как ни заманчивы длинные иностранные денежки, они предпочли бы им российские рубли. Сегодня 80 процентов инвестиций — отечественные, и лишь 20 процентов — зарубежные. Депутат Государственной Думы Александр Абалаков призвал коллег ускорить разработку проекта федерального закона, регламентирующего вопросы государственного стратегического планирования. «Если мы считаем, что наша страна — единый организм, то надо понимать, для чего нужен каждый из регионов. Китайская Народная Республика готова сколько угодно средств инвестировать в инфраструктуру Сибири. Строить дороги, мосты, всё, что угодно. Но не потеряем ли мы больше, чем возьмем? Сегодня на необъятные наши просторы придут инвесторы, а не завтра, так послезавтра Дальний Восток будет уже не российским».

Что такое инвестиции? Это хорошие мозги плюс деньги. А мозги становятся хорошими, если организовано обучение, методологическая и методическая помощь. Сегодня как грибы после дождя появляются многочисленные консалтинги, центры, фонды, институты, желающие обучать власть работать с инвестициями. Предлагаются очные, заочные, дистанционные формы от недельных семинаров до полного университетского курса. Создаются специализированные отделения и даже кафедры в институтах и академиях. Есть надежда, что инвестиционную неграмотность мы преодолеем. Но это — через годы. Пока же картина не радует.

— Если посмотреть на территорию Дальнего Востока, увидим, какими масштабами идет отток населения из этих регионов, — заметил заместитель директора Департамента Центра государственно-частного партнерства (ГЧП) Внешэкономбанка Алексей Шевляков. — Оздоровить ситуацию могут только оживление экономики, новые рабочие места, повышение качества жизни. Все то, что несут с собой инвестиции. Но говорить о том, что мы сейчас разработаем некие механизмы, позволяющие быстро сделать абсолютно все регионы инвестиционно привлекательными — утопия. Температура инвестиционного климата измеряется по трем шкалам: состояние ресурсного потенциала, развитие нормативно-правовой базы и степень инвестиционных рисков. Снизить эти риски — задача государства.

Работа с инвестициями — дело для регионов сравнительно новое, пришедшее с рыночными отношениями. При плановой экономике решения принимали, разрабатывали и готовили к реализации всемогущий Госплан, союзные министерства и ведомства. Сегодня региональным руководителям приходится учиться работе с инвестиционными проектами. Получается не у всех. В 2011 году Центр ГЧП проанализировал порядка приоритетных 200 проектов, разработанных в различных регионах Дальнего Востока и Забайкалье. Специалисты были поражены их крайне низким качеством. Беспомощность при подготовке важнейших для развития регионов документов характерна для многих субъектов РФ. Регионы привыкли работать с бюджетными ресурсами, где есть четкая методология, все понятно. Проектное финансирование — новое для них поприще, к которому они не готовы, В круговерти текущих дел региональные и муниципальные чиновники не спешат всё отложить и детально заниматься подготовкой проектов, их структурированием, согласованием, координацией. В результате, например, на том же Дальнем Востоке так и не удается сформировать команды, которые могли бы двигать уже запущенные инвестиционные проекты.

Дальний Восток — особая категория регионов, где протяженность инфраструктурных объектов значительно больше, чем в Центральной полосе, а то, что на этой необъятной территории живет всего лишь около 5 процентов населения страны, не позволяет бизнесу рассчитывать на окупаемость проектов. Совершенно очевидно, что без поддержки государства не обойтись, оно должно поделиться дивидендами, которые получает от использования их природных богатств и промышленных объектов.

— Царь на строительство Сибирской железной дороги от Москвы до Владивостока не израсходовал ни одной копейки из бюджета, — припомнил исторический факт Михаил Николаев, много лет возглавлявший регион на Севере. — Был создан Русско-американский банк с центральной конторой в Иркутске. Банк выпустил облигации золотого займа, их продали населению, вырученные средства направили на стройку века.

Или более поздний пример, уже из советской истории. Угольный разрез Южно-Якутского территориально- производственного комплекса был создан на инвестиции Японии — 400 миллионов долларов, с последующим взаиморасчетом добытым углем.

Нельзя сказать, что сегодня у России нет денег, но следовало бы внимательно посмотреть на эффективность их использования. Огромное количество финансовых ресурсов — до 80 процентов централизовано в одном субъекте, точнее, в одном городе. В мире нет примеров, когда финансовые ресурсы такой страны, как наша крупнейшая держава, концентрировались бы в одном городе.

За Уралом нет ни одного банка, который кредитовал бы промышленность, сельское хозяйство более чем на сто миллионов долларов. Только филиалы, а филиальный кредитный портфель регулируется не в пользу регионов. Проблему децентрализации необходимо решать законодательно. Это даст возможность более равномерно развиваться всем территориям.

Сто шагов вперед

Президент поставил задачу сделать «сто шагов вперед», подняться во всемирном рейтинге инвестиционной привлекательности со 120-го на 20-е место. Добиться ее решения можно только при сопряжении усилий власти на всех уровнях, грамотном экономическом подходе и на надежном правовом поле. Закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» существует. Но он что называется рамочный. В нем оговорены полномочия субъектов, в основном это некое «создание благоприятных условий» для бизнеса. Каждый волен действовать в меру своего понимания. Очень велика роль личностного фактора. В России предприниматель ориентирован на главу региона, насколько тот близок к центральной власти. Инвесторы массово заходят в регион после того, как туда уже пришли крупные инвестиционные компании, поддержанные на федеральном уровне.

Заниматься инвестициями государство понуждает не кнутом, а пряником. В бюджете ежегодно предусмотрено 10 миллиардов рублей на дотации субъектам РФ, достигшим лучших результатов в увеличении налогового потенциала. Среди прочих показателей учитываются рост промышленного производства и инвестиций. Таких регионов 20. Еще 1 миллиард рублей Министерство регионального развития распределяет среди субъектов, стимулируя проведение инвестиционной политики. В этом году Минфин вышел с предложением объединить эти две суммы для конкретного поощрения регионов за успешную инвестиционную политику.

Спору нет, добившиеся лучших результатов заслуживают награду. Но если посмотреть список лидеров, это будут все те же регионы. Небольшие в принципе для них деньги, как правило, вновь вкладываются в развитие. Богатые становятся богаче. Депрессивные же территории полноценного бюджета развития себе позволить не могут. Им не на что развиваться самостоятельно и сложно получить государственную поддержку на создание необходимой для привлечения инвестиций инфраструктуры. Еще труднее вступить в государственную инвестиционную программу. И то, и другое возможно только на условиях софинансирования. Выход — получающее все большее распространение межрегиональное экономическое сотрудничество. Но и ему требуется законодательное регулирование на федеральном уровне.

Юлия ЗАХВАТОВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала