Бюджет: «за» и «против»

Государственная Дума приступила к обсуждению трехлетнего федерального бюджета — на 2013 год и на плановый период — 2014 и 2015 годы.

19 октября депутаты одобрили в первом чтении проект федерального бюджета в том варианте, в каком он был представлен Президенту России и внесен в Госдуму. Во втором чтении, как единодушно утверждают и правительственные чиновники, и проправительственные законодатели, будут учтены все существенные замечания, в первую очередь главы государства.

Первый выход в свет проект главного финансового закона страны, как известно, ознаменовался скандалом. Представленный Владимиру Путину в сентябре документ вызвал у него жесткую критику за невыполнение его майских Указов, подписанных сразу после вступления в должность Президента.

Совершив «бюджетный маневр», министры ситуацию смягчили. По сообщениям СМИ, правительство предложило забрать в бюджет до 95 процентов дивидендов госкомпании «Роснефтегаз», средства которой составляют около 100 миллиардов рублей. Однако общий объем средств на реализацию майских Указов Президента в 2013 году, по подсчетам министра финансов, составит 277 миллиардов рублей. Полностью покрыть их «роснефтегазовой» составляющей не удастся, но сколько еще можно найти таких заначек, если поскрести по сусекам государственной кубышки.

Например, стало известно, что дополнительные деньги удастся добыть и через приватизацию: вместо плановых 200 миллиардов она, по прогнозу на этот год, принесет 300 миллиардов рублей.

Раскритиковала представленный бюджет и Общественная палата РФ. У многих её членов недоумение вызывает упорное стремление Антона Силуанова пополнять Резервный фонд, средства которого ведомство готово начать тратить после того, как достигнет необходимого уровня запасов безопасности, то есть 7 процентов ВВП. «Нельзя допустить ситуации, когда страховка кризиса хуже самого кризиса, — высказался по этому поводу член Общественной палаты, заместитель председателя Научного совета ВЦИОМ Иосиф Дискин. — Переоценка рисков не менее вредна, чем их недооценка. Она ведет к недоразвитию социальных отраслей, а их недоразвитие может стать причиной социальных потрясений со всеми вытекающими из них последствиями...» Сегодня плюсы и минусы бюджета оценивают депутаты Госдумы Игорь Руденский и Виктор Таранин.

Игорь РУДЕНСКИЙ, председатель Комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству («Единая Россия»)

— Мы рекомендовали принять в первом чтении проект федерального бюджета с учетом того, что во втором чтении в него будут внесены и одобрены необходимые поправки. К сожалению, правительство недостаточно проработало вопросы финансового обеспечения Указов Президента РФ, прежде всего на уровне субъектов Федерации. В соответствии с ними необходимо увеличить зарплаты работникам бюджетной сферы, но не все регионы смогут выполнить эти обязательства. Необходимо предусмотреть дополнительные трансферты тем регионам, которые не будут справляться с этой финансовой нагрузкой.

Следует отметить, что правительство, подсчитав «каждую копейку», как выразился премьер-министр Дмитрий Медведев, предусматривает «средства на повышение пенсий, на индексацию детских пособий, на поддержку инвалидов и социальную защиту тех, кто остался без работы». То есть проект федерального бюджета приоритетно является социально ориентированным. Представленный документ предусматривает достаточно большие средства на поддержку отечественных отраслей промышленности для их адаптации к новым экономическим условиям в связи с присоединением России к ВТО. На эти цели в 2013–2015 годах планируется направить до 40,3 миллиарда рублей.

Тем не менее, наш комитет предлагает ежегодно выделять дополнительно еще 5 миллиардов рублей, что мы будем отстаивать при подготовке законопроекта ко второму чтению. Эти средства необходимо распределить следующим образом: легкая и текстильная промышленность — 3 миллиарда рублей; лесопромышленный комплекс — 500 миллионов; производство самолетов, вертолетов и авиадвигателей — 400 миллионов; рыбохозяйственный комплекс — 100 миллионов; производство лифтов — 50 миллионов; производство композитных материалов — 500 миллионов; производство редкоземельных металлов — 500 миллионов. При формировании перечня строек Федеральной адресной инвестиционной программы мы рекомендуем в первоочередном порядке выделять средства на завершение строительства и реконструкцию ранее начатых объектов, направлять расходы инвестиционного характера на достижение конкретных целей.

Какие показатели прогнозирует Правительство РФ во внесенном бюджете- 2013? Доходы ожидаются в размере 12,8 триллиона рублей, расходы — 13,3 триллиона рублей. Дефицит составляет 521,4 миллиарда рублей. Объем ВВП планируется на уровне 66,5 триллиона рублей. Годовая инфляция ожидается на уровне 5,5 процента. Курс рубля к доллару США, как рассчитывает Минфин, будет равен 32,4 рубля за доллар.

Бюджет верстался, опираясь на новые бюджетные правила. Они заключаются в том, что при планировании теперь будем ориентироваться на базовую цену нефти за несколько предыдущих лет, в то время как до сих пор исходили из прогнозной цены на предстоящий год. На 2013 год базовая цена нефти установлена в 91 доллар за баррель, на 2014 год — 92, на 2015 — 93 доллара… Если стоимость нефти превысит базовую цену, избыток доходов отправится в Резервный фонд. Он, по прогнозам, в 2013 году составит 3 173,8 миллиарда рублей, в 2014 году — 3 882,3 миллиарда, в 2015-м — 4 722,7 миллиарда рублей. Величина Фонда национального благосостояния соответственно — 2 769,8 миллиарда рублей, 2 843,2 миллиарда и 2 847,7 миллиарда. Кризис 2008–2009 годов наглядно показал, что даже масштабные резервы не в состоянии противостоять глобальным тенденциям, а антикризисные меры всегда отстают от развивающихся событий. В связи с этим вопрос о достаточности резервов является важнейшим элементом бюджетной политики.

Мы считаем, что нормативная величина Резервного фонда должна быть снижена с 7 процентов ВВП до 5. Нужно создать условия, чтобы финансовые ресурсы, полученные от благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, работали в реальном секторе экономики, были направлены на финансирование инфраструктурных и других приоритетных проектов. Кроме того, следует разработать менее консервативную стратегию управления Фондом национального благосостояния — она должна исходить из необходимости повышения доходности вложений.

Финансирование дефицита федерального бюджета планируется осуществлять преимущественно за счет государственных заимствований и средств, поступающих от приватизации федеральной собственности. Так, в 2013 году заимствования на внешнем рынке предусматриваются в размере 7 271,4 миллиона долларов, что соответствует уровню 2012 года. Предполагается также значительный объем заимствований с внутреннего рынка: в 2013 году — 1 213 195,5 миллиона рублей, в 2014 году — 842 177,9 миллиона, в 2015 году — 1 114 797,6 миллиона рублей.

Низкий уровень государственного долга в настоящее время позволяет правительству проводить такую политику, не опасаясь за сохранение долговой устойчивости России, несмотря на серьезное бремя долговой нагрузки, приходящейся на корпоративный сектор. В то же время следует учесть негативные уроки неконтролируемого привлечения внешних заимствований российскими корпорациями и банками в предкризисный период. Именно увеличение этой долговой нагрузки стало одной из причин финансово-экономического кризиса в России и огромных затрат на антикризисную государственную поддержку системообразующих корпораций и банков в целях своевременного погашения их долгов.

Кроме того, обращаем внимание на то, что государственные заимствования на 2013–2015 годы запланированы в объеме, который превышает дефицит федерального бюджета. И это происходит в условиях аккумулирования значительных средств в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния. Увеличение заимствований так-же ведет к увеличению расходов на их обслуживание. Мы предлагаем правительству ограничиться заимствованием на внешних и внутренних рынках только теми средствами, которые нужны для погашения дефицита федерального бюджета. Если сократим эти заимствования, то сэкономим достаточно большие средства на обслуживание государственного долга. Их можно направить на финансирование инфраструктурных и других приоритетных проектов.

В случае ухудшения экономической ситуации в 2013 году предусмотрена возможность перераспределения бюджетных ассигнований на дополнительную социальную поддержку граждан и организаций в объеме до 200 миллиардов рублей. Допускается обмен облигаций федерального займа в объеме до 150 миллиардов рублей на привилегированные акции банковских кредитных организаций с возникновением права собственности Российской Федерации на соответствующую долю в их уставном капитале. Предусматриваются государственные гарантии России по заимствованиям юридических лиц, которые осуществляются для реализации инвестиционных проектов. Предусматривается возможность размещения средств Фонда национального благосостояния на депозиты во Внешэкономбанке.

Правительство России будет вправе осуществлять государственные внешние заимствования в объеме, не превышающем 7 миллиардов долларов США, путем выпуска и размещения в 2013 году облигаций внешних облигационных займов Российской Федерации. Также будет вправе в 2013 году принимать решения о списании государственного внешнего долга России по коммерческим обязательствам бывшего СССР, требования по которым признаны, но не предъявлены их держателями к урегулированию до 1 января 2013 года.

Виктор ТАРАНИН, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам (КПРФ)

— Большой радости от структуры представленных бюджетных расходов я и мои коллеги по фракции не испытываем. На сегодняшний день этот документ вызывает больше обеспокоенности, чем удовлетворения. Анализируя его статьи, невозможно избавиться от ощущения, что правительство пытается подключить последние резервы, дабы продемонстрировать «стабильное развитие» экономики страны.

И дело даже не в том, что расходы бюджета превышают доходы, и не в том, что в основе бюджетного правила по-прежнему лежат цены на нефть, которые, как мы знаем, переменчивы. Причина беспокойства в другом: представленный в Думу документ — это снова бюджет сырьевого развития страны, в котором на поддержку отечественного производителя средств направляется явно недостаточно.

Например, отечественный агропромышленный сектор. В 2013 году по госпрограмме развития сельского хозяйства до 2020 года из федерального бюджета в АПК направят почти 159 миллиардов рублей. Но для решения накопившихся проблем сельчан этого заведомо не хватит. Напомню, сегодня задолженность сельхозпроизводителей перед банками составляет 1 триллион 800 миллиардов рублей. Остро стоит и проблема закредитованности в отрасли. Таким образом, почти 80 процентов выделяемых в этом году из бюджета средств пойдут на погашение процентной ставки по ранее взятым хозяйствами кредитам. Средств же на прямую поддержку хозяйств и их развитие остается совсем мало. В итоге деньги государственной программы уйдут на кредитование банков под видом помощи сельчанам и ситуацию в сельском хозяйстве никак не улучшат. С каждым годом она становится всё сложнее и сложнее. Многие хозяйства просто терпят банкротство и прекращают существовать. На мой взгляд, кредитные субсидии необходимо выделить отдельной строкой в бюджете. Тогда будет понятно, сколько средств выделяется хозяйствам на самом деле, как и то, что их не хватает не только на развитие, но даже на поддержку существующих хозяйств.

Между тем, чтобы сделать наш аграрный сектор по-настоящему конкурентоспособным на мировом рынке, необходима совершенно иная бюджетная политика. Агрокомплексу сегодня требуется модернизация — внедрение инновационных технологий, техническое перевооружение хозяйств, создание новых, высококвалифицированных рабочих мест, повышение качества жизни на селе. К этому сегодня призывают министры чуть ли не в каждом выступлении с высоких правительственных трибун, но ни одна из этих задач в нынешнем бюджете не решается.

Летом страна присоединилась к ВТО. Сам по себе факт заманчивый. Членами этой всемирной торговой организации являются более ста стран, но каждая из них при вступлении выдвигала свои требования по защите внутреннего рынка. Правительство уверяло сельчан, что они от вступления в ВТО никоим образом не пострадают, что правила организации предусматривают поддержку отечественного сельскохозяйственного производителя в размере 9 миллиардов долларов в год. Но что получилось в реальности? Сумма, выделенная из бюджета на поддержку отечественного сельхозпроизводителя, оказалась вполовину меньше. И это в тот момент, когда аграрный сектор как никогда нуждается в государственной поддержке.

Сам принцип бюджетного субсидирования АПК также изменился. В отрасли будет применяться поддержка доходности сельхозпредприятий в расчете на гектар пашни. На эти цели выделено 15,2 миллиарда рублей. Казалось бы, много. Но при пересчете на общую площадь пашни, а это 73 миллиона гектаров, получаем всего 208 рублей на гектар. Для сравнения, в Германии на 1 гектар пашни государство выделяет субсидии в размере 300 долларов, в Канаде — 220, а в России — меньше 10 долларов. Как говорится, посчитали — прослезились: наш отечественный сельхозпроизводитель, став членом ВТО, проигрывает зарубежному по масштабам поддержки более чем в 10 раз.

При этом уже в следующем году для сельчан будет отменена льгота на приобретение ГСМ и субсидирование закупки минеральных удобрений. Особенно тяжело это скажется на картофельных и овощеводческих хозяйствах, где самое затратное производство. Отмена льгот — это еще один удар по отечественному сельхозпроизводителю, заложенный в нынешнем бюджете. В соответствии с программой развития сельского хозяйства пик бюджетной поддержки АПК приходится на 2020 год — 217 миллиардов рублей. Но боюсь, что через восемь лет под напором демпинга ВТО может случиться так, что и поддерживать будет уже некого и нечего.

Очевидно, что Российское правительство в ближайшее время не намерено увеличивать бюджетное финансирование сельского хозяйства. Взамен субсидий крестьянину предлагают так называемые налоговые механизмы. Речь идет о вступившем в силу федеральном законе, который продлевает нулевую ставку налога на прибыль для сельхозпредприятий. Преподносится это как акт серьезной поддержки сельхозпроизводителя. И снова лукавство. Нулевая ставка существовала в АПК с 2003 года, так что 16 миллиардов рублей, которые якобы получат сельхозпроизводители в этом году, о чем взахлеб кричит Минфин, это не дополнительные средства, а те, что и так существовали в структуре финансирования АПК все эти годы. Однако то, что Минфину не удалось отобрать, будет «съедено» в нынешнем году возросшими тарифами на газ, электричество, топливо.

Помимо этого Центробанк намерен проводить более жесткую кредитную политику. А это значит, что ставки по кредитам снова поползут вверх. Где же увеличение финансирования сельхозпроизводителей? Его по-прежнему нет. При такой ситуации экспортировать на открывающиеся рынки ВТО нам практически будет нечего. Впрочем, нас там никто и не ждет, зато наш рынок представляет собой лакомый кусок для крупных мировых агропроизводителей.

Если в бюджетной политике государства в отношении отечественного агропроизводителя в ближайшие три– пять лет никаких перемен не произойдет, то западные агрохолдинги будут фактически господствовать на нашем рынке. Именно этому и способствует бюджетная политика государства, которая буквально добивает сельхопроизводителей. Как результат государство утратит контроль за собственным аграрным сектором. В истории ВТО уже случалось, когда подобные ситуации приводили к тому, что рынок той или иной страны оказывался наводнен генномодифицированными продуктами. Не стоит удивляться, если и в наших магазинах россияне в ближайшем будущем будут покупать только французскую и израильскую морковь, другие импортные овощи по соответствующей цене.

Много говорится и о федеральной программе социального развития села. До 2020 года правительство обещает увеличивать ее финансирование на 9 миллионов рублей ежегодно. То, что финансирование сельской социалки увеличивается, безусловно, хорошо, но предусмотренные для этого в бюджете суммы настолько малы, что никаких серьезных изменений даже не предполагают. Словом, представленный проект Основного финансового закона страны — это бюджет лукавых цифр, который откладывает на неопределенный срок модернизацию сельского хозяйства, а вместе с ним и ответ на вопрос: как прокормить Россию?

Подготовил Павел АНОХИН
Фото Юрия ПАРШИНЦЕВА, «РФ СЕГОДНЯ»

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала