На «втором небе»

Космос долгое время считался вотчиной атеистической идеологии. О том, что многие летчики-космонавты, включая первого из них — Юрия Гагарина, придерживались иных от приписываемых им советской идеологией взглядов, стало известно всего несколько лет назад. С 2003 года в Звездном городке появился и «свой» батюшка — игумен Троице-Сергиевой Лавры Иов (Талац). Он является первым и единственным из священников, кто решился пройти этапы общекосмической подготовки!..

— Когда вы впервые посетили Звездный городок?

— В начале 2003 года меня пригласили в Центр подготовки космонавтов на экскурсию. Мой приезд был организован преподавателем Военно-воздушной академии им. Юрия Гагарина Валентином Петровым. Посмотрел тогда все, что можно: Первое, Второе, и Третье управления, тренажеры космических кораблей и станции «Мир», гидролабораторию, планетарий, побывал в отряде космонавтов. После показалось, что общение не продолжится.

Но так случилось, что через неделю к нам в Троице-Сергиеву Лавру приехал командир отряда космонавтов Юра Лончаков с супругой и сыном. Теперь уже я им показал Лавру, рассказывал о ее святынях. Через неделю он привез других жителей Звездного городка, потом следующих. А через месяц вместе с ним приехал уже весь отряд космонавтов — в основном молодые ребята.

Постепенно наладились контакты с другими известными космонавтами: Василием Циблиевым, Валерием Корзуном, другими. Я стал часто приезжать в Звездный — для освящения помещений, тренажеров. Во время таких наших встреч у меня с космонавтами завязывались беседы на духовные темы.

— Космонавты сами подходили или приходилось самому начинать беседу?

— Невозможно говорить о Боге с человеком, который не хочет этого. Космонавты этого хотели, и даже очень — в самом начале нашего знакомства мы разговаривали по пять, а иногда и по восемь часов!

— Сегодня каждый экипаж благословляется перед полетом на орбиту. С какого времени это происходит?

— С 2006 года. С того времени почти все космонавты приезжают перед полетом в Троице-Сергиеву Лавру. За пять лет только один экипаж отказался от этого. Есть ребята, которые хотят перед полетом принять Таинство Исповеди и Причастия. Тогда я лечу на Байконур за три дня до старта. По своим возможностям и по желанию самих космонавтов стараюсь встречать их сразу после полета — в степях Казахстана. Таких уже несколько экипажей набралось.

— Явилось ли для вас открытием то, что космонавты — люди глубоко верующие?

— Нет. Никогда не видел противоречия между познанием Вселенной, интересом к космосу и верой в Бога. Во мне самом это сочеталось с самого детства. Постоянно всматривался в звездное небо, пытаясь размышлять — какие цивилизации там живут. Особенно меня интересовала галактика М31 — единственная галактика, которую мы можем видеть без телескопа. Об этом огромном мире, включающем в себя примерно триста миллиардов звезд, я узнал в 11 лет. А в седьмом классе прочитал книгу знаменитого астронома Шкловского, из которой узнал об эволюции звезд, о «черных дырах», других процессах, происходящих во Вселенной.

Чуть позже я, не переставая быть верующим в Бога человеком, занялся космогонией, философией. Поэтому еще со школы не мог принять, когда говорили, будто наука отвергает Бога. Сегодня, когда уже известно, что почти все великие ученые были людьми верующими, это утверждать может только лженаука.

— Тогда не мечтали стать космонавтом?

— Мечтал и собирался поступать в Качинское лётное училище. Но мне было суждено пойти путем монашеского служения, за что я очень благодарен Богу. После срочной армейской службы в радиотехнических войсках уехал в Почаевскую Лавру вместе с другом-семинаристом. Он впервые дал мне Евангелие, которое прочитал я за неделю. Закрыв последнюю страницу, я понял — мой жизненный путь определён. Мне уже не нужны были еще недавно горячо любимые Демокрит, Спиноза, Кант и иже с ними, чьими трудами я серьёзно увлекался.

Кстати, еще до армии усиленно штудировал атеистическую литературу — только в ней можно было найти выдержки из Евангелия, творений святых отцов. Через них хотел найти очень важные для себя свидетельства сотрудничества науки и религии. Но окончательно их обнаружил только в конце 80-х: высказывания Ньютона, Кеплера, Коперника, Ломоносова, других великих ученых, свидетельствовавшие об их вере в Бога. Именно через изучение мира они приходили к выводу, что у Вселенной есть Творец.

Хорошие слова в этой связи сказал Альберт Эйнштейн: «Я не встречал ни одного великого ученого, который был бы человеком, не верующим в Бога. Потому что, проникая в тайны мироздания, мы всегда видим Его руку». Изучая космос, мы соприкасаемся законами, по которым он существует. Они настолько премудрые, что неразумно отрицать, что у них есть автор. Если мы приходим в музей и видим прекрасную картину, у нас не возникает сомнений — она не явилась итогом случайного смешения красок, есть художник, сотворивший этот шедевр. Что уж говорить о Вселенной!

— Но не каждый может оценить мироздание, как картину. У космонавтов такая возможность есть?

— Знаете, невозможно увидеть творение художника в полноте, если стоишь к нему очень близко — надо отойти на некоторое расстояние. Так же и с мирозданием. Его оценить на расстоянии, о чем говорили, в том числе и великие ученые, помогает духовное воззрение. Им обладали великие святые, которые, смотря на каждого человека, искренне восхищались им, так как видели, как сложно и премудро он устроен. А космонавты, особенно те, кто выходит в открытый космос, могут увидеть на расстоянии и оценить нашу планету именно как прекрасное творение, у которого не может не быть Творца.

Возможно, это становится для человека еще одной основой веры в Бога. Она дается человеку помимо его логики. Кто-то ее получает, изучая мир с циркулем и линейкой в руках, кто-то — просто увидев Вселенную со стороны. Например, знаменитый русский ученый Михайло Ломоносов сказал: «Бог дал людям две книги. Первая — сей мир, чтобы, изучая премудрое устроение которого, человек восхищался мудростью Творца. Вторая — Священное Писание, чтобы человек узнал волю Бога о себе. И не прав тот астроном, что хочет волю Божию познать по математическим книгам, и не прав тот богословия учитель, кто хочет узнать движение планет по Псалтыри».

Один из космонавтов рассказал свою историю. Он был неверующим до того момента, пока не совершил первый выход в открытый космос. Произошло это в конце 80-х годов. По его словам, он увидел непостижимое всемогущество красоты Земли, космоса, а над всем этим — руку Бога. Понятно, что он увидел это не визуально, а духовным зрением, сердцем. С тех пор ему стало абсолютно ясно, что наша планета Кем-то сотворена.

— Говорите ли вы с космонавтами о том, что же является основой познания мира?

— Конечно. Это нравственность, и космонавты с этим не спорят.

— Есть темы, которые волнуют космонавтов особо?

— Не сказал бы, что их можно как-то особо выделить. Часто говорим о Писании, о том, что в нем отражены величайшие законы мироздания. Помню, Юрий Лончаков попросил привести доказательство тому, как христианство помогает познавать мироздание. Я привел самый простой пример.

В чем чаще всего обвиняют Церковь? В том, что попы, мол, вводили в заблуждение людей и проповедовали, будто земля — диск, стоящий на китах, слонах и прочих животных. Но такая критика не корректна, нас явно перепутали с индуистами — это как раз была их теория устроения мира. Наша же Церковь в вопросах мироздания стояла на основах греческой философии. Она изначально считала, что земля — шар. А по теории грека Птолемея, который жил в конце I — начале II века, в центре Вселенной находится Земля, вокруг которой вертятся все остальные планеты, включая Солнце, а на «окраине» Вселенной находятся звезды. 1400 лет потребовалось, чтобы опровергнуть эту теорию. Замечу, что Птолемей не был христианином, а вот авторы новых моделей — Коперник и Галилей — были ими, и все свои основные труды посвятили священноначалию католической церкви. Тем не менее, именно христиан обвиняют в насаждении мифов.

Скажу больше, верующему человеку не так важно знать, что находится в центре Вселенной — Земля, Солнце, Юпитер или какая-то другая планета. Это очень интересно, но никак не определяет бытия Бога.

— Космонавтика в СССР представлялась как инструмент борьбы с религией. В этой связи, как в Звездном городке к вам, иеромонаху, отнеслись космонавты старшего поколения?

— Ни один из них не выказал недоброжелательности. С нашими знаменитыми космонавтами, такими, как Алексей Леонов, Валентина Терешкова, никогда разногласий не возникало. Со многими из них мы общаемся регулярно, они приходят в храм Вознесения Господня, построенный на территории Звездного городка. Вообще дело не в возрасте, а в том, каким путем человек идет в храм. У людей, летающих в космос, есть шанс сделать это быстрее.

Уместно здесь вспомнить известного американского астронавта Фрэнка Бормана — первого человека, который увидел Луну, облетев вокруг нее на Аполлоне-8. Когда он к ней подлетел, весь мир ждал — какие слова скажет астронавт, который впервые оказался так близко к неземному, космическому телу? Услышали от Бормана слова из первой главы Библии: «И сотворил Бог небо и землю, и земля была безвидна и пуста...». Когда он вернулся, его спросили — видели ли вы Бога? Был ответ: «Я Бога не видел, но я везде видел следы Его присутствия».

— Юрий Гагарин после возвращения на Землю тоже сказал, что Бога не видел. В СССР это посчитали доказательством теории атеизма...

— Есть еще одна версия на уровне байки, рассказанная мне Алексеем Леоновым. Гагарин все-таки ответил Хрущеву: «Да, Никита Сергеевич, видел я Бога». На что тот задумался и тихо шепнул: «Никому больше не рассказывай». (Улыбается). Если серьезно, то, думаю, Леонов просто пошутил, а Юрий Алексеевич, конечно, Бога не видел.

Понятно, что это никак не могло поколебать устои веры, и Гагарин, как человек верующий, о чем сегодня можно говорить доказательно, это хорошо осознавал. Наверняка он как человек, обладающий интересом к знаниям, знал и о том утверждении, что Бог существует в «горнем мире», а не в космосе, который является, согласно Библии, вторым небом — «твердью». Кстати, такой библейский взгляд разделяют целый ряд величайших ученых — Ньютон, Кеплер, Паскаль, Ломоносов, Менделеев, Вернер фон Браун, Розенфорд, Раушенбах... Об этом немногим известно, потому что в советское время те места в их трудах, где говорилось о Боге, бесцеремонно изымались.

Сегодня ясно, что честные слова первого космонавта о Боге, которого он не видел, стали слишком вольно интерпретировать — в одну, так и в другую сторону. Атеисты решили сделать это своим «аргументом», а религиозные люди — доводом не в пользу космонавтов. Увы, но такие явно алогичные вещи до сих пор находят своих приверженцев.

— Были эпизоды, когда вам приходилось вступать в острую полемику?

— Это случалось крайне редко. Был в 2003 году один случай — с молодым человеком, который тогда еще только готовился стать космонавтом. Во время экскурсии по Лавре я стал говорить о человеке как о творении Бога. Будущий космонавт ухмыльнулся: «Батюшка, ну мы же взрослые люди, знаем, что человек не был сотворен, а появился в результате эволюции. Наука это доказала».

Тогда я предложил ему пофантазировать: «Через многие-многие годы вы прилетаете на Марс. И первое, что вы видите — табуретка! Подумаете ли вы тогда, что хорошо знакомый предмет мебели возник на Марсе путем долгой эволюции? Очевидно, что вы подумаете иначе — кто-то эту табуретку на планету привез и оставил. Так неужели вы верите, что люди, которые когда-то появились на Земле, по своему устроению (физиологическому, психологическому и проч.) проще табуретки? А ученые последней формации говорят: быстрее табуретка может стать результатом эволюции, чем человек».

Будущий космонавт призадумался. А четыре года спустя я их уже венчал с его нынешней супругой.

— Приходится сталкиваться с духовными лицами, которые не одобряют вашего сближения с космической сферой?

— В этом отношении для меня очень важны слова Святейшего Патриарха Кирилла. Находясь в Звездном городке, он сказал, что стремление к звездам заложено в нас на генетическом уровне. И человек должен изучать созданный Богом мир, частью которого является космос.

— Что подтолкнуло вас к неожиданному для абсолютного большинства людей шагу: пройти общекосмические тренировки вместе с космонавтами в Звездном?

— Чувствовал, у многих космонавтов в отношении Церкви были внутренние смущения. Они крестились сами, детей крестили, в храм ходили, записки писали, Пасху справляли. Но сомнения оставались. Раз за разом сталкиваясь с таким внутренним напряжением у людей, работающих в космонавтике, подумал: чтобы частично их понять мне надо пройти испытания. И мне разрешили ограниченную общекосмическую подготовку. Сначала была отработка выхода в открытый космос на тренажере Выход-2 в скафандре «Орлан-МТ». После несколько раз летал в условиях невесомости — на самолете. А потом уже в том же «Орлане» работал в гидролаборатории на глубине 10-12 метров. Пробыл там полтора часа, изучал по тренажеру устройство корабля вместе с Юрием Лончаковым.

Знаете, это здорово помогло понять друг друга лучше. Запомнил, что когда был на глубине, все окошки бассейна гидролаборатории оказались забиты зрителями (смеётся). А когда подняли «на сушу», многие сразу стали под благословение подходить... Одна женщина даже спросила: «Батюшка, значит, нет противоречий между тем, чем мы здесь занимаемся, и верой во Христа?». Конечно, нет.

— Как духовенство восприняло ваши тренировки?

— По-разному: кто-то поддержал, кто-то надо мной посмеивался, кто-то покритиковал. Но для меня духовное окормление космонавтов — служение сродни апостольскому. Один из знаменитых наших инструкторов в Звездном, который готовит космонавтов с 1975 года, перед гидролабораторией напрямую спросил: «Батюшка, вам это надо? Нагрузки-то очень серьёзные, организм может не справиться...»

Тогда я привел слова апостола Павла: «Для иудеев я был, как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных я был, как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона я был, как чужд закона, не будучи чужд Закона перед Христом; для немощных я стал немощным, чтобы приобрести немощных; для всех я стал всем, чтобы приобрести некоторых». Для космонавтов я хотел бы стать хоть чуть-чуть космонавтом, чтобы помочь им быть ближе к Богу, и получать помощь Творца, построившему все галактики Вселенной.

Беседовал Александр ГРЯЗНОВ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала