Выбор и выборы

На прошедших в предпоследнее воскресенье сентября выборах в нижнюю палату белорусского парламента — Палату представителей Национального Собрания — были избраны почти все законодатели: 109 из 110 депутатов. Только по одному безальтернативному округу, в Гомельской области, депутат так и не был избран — не набрал нужных 50 процентов голосов.

Курс на либерализацию

Нынешние выборы в Беларуси явили собой довольно редкое исключение из правил — второго тура не понадобилось вообще, хотя обычно на парламентских выборах голосование во многих округах проходит в два этапа, настолько бескомпромиссной бывает предвыборная борьба. На этот раз острого соперничества не получилось. От участия в выборах отказались многие оппозиционные партии. По некоторым округам в списках значился только один претендент на депутатское кресло. Если в начале избирательной кампании в кандидатах ходило около пятисот человек, то накануне дня голосования на места в палате претендовали 293 кандидата, то есть в среднем немногим более двух с половиной человек на место. Как объяснила журналистам глава ЦИК Лидия Ермошина, избрание 109 из 110 депутатов парламента сразу в первом туре объясняется тем, что в выборах участвовали «действительно сильные кандидаты».

Реальной конкуренции на прошедших выборах не получилось. Это признала на пресс-конференции в Минске и сама Лидия Ермошина, заявившая, что «конкуренция была небольшой». Наличие 16 безальтернативных округов уже говорит само за себя. Большинство из баллотировавшихся в парламент кандидатов представляли партии, поддерживающие Президента и Правительство страны. Можно, конечно, во всем обвинять власти, которые якобы не создали все условия для напряженной политической борьбы, но многие партии, способные предложить стране альтернативный курс развития, сами себе поставили заслон на пути во власть, отказавшись участвовать в выборах и даже заранее объявив их нелегитимными.

Между тем, в начале предвыборной кампании можно было увидеть законодательные перемены, которые говорили о либерализации всего избирательного процесса. Впервые законодательство о выборах в Беларуси подверглось столь существенной перестройке. В частности, кандидатам в депутаты предоставлялось больше возможностей для телевизионной агитации. Было разрешено обжаловать решения властей по тому или иному вопросу, для чего была создана специальная рабочая группа для рассмотрения жалоб. Серьезно упростился способ выдвижения кандидатов в депутаты. Более либеральным стало выдвижение путем сбора подписей: не требовалось заверять в исполкомах подписные листы, стало меньше оснований для выбраковки подписей. Если раньше в одном подписном листе должны были быть подписи избирателей, проживающих только в одном населенном пункте или районе города, то сейчас достаточно, чтобы граждане проживали в одном избирательном округе, а это, как правило, несколько населенных пунктов и районов города. Политическая партия получила возможность выдвигать кандидатов по любому избирательному округу, вне зависимости от того, есть ли там местная партийная структура или нет, то есть во всех 110 округах.

Кроме того, было разрешено образовывать личные финансовые фонды кандидатов. В законе указывалось, что в каждой избирательной комиссии должно быть не менее одной трети представителей гражданского общества — общественных объединений и политических партий. По примеру России на участках стали шире использовать вэб-камеры, хотя от их широкого применения в Беларуси решили пока воздержаться. Ранее бродили планы о переходе от теперешней мажоритарной системы к пропорциональной или смешанной. Однако эта идея, которую выдвигали часть депутатов Палаты представителей и членов ЦИК, так и не была реализована. Ожидается, что это произойдет на следующих выборах.

Ушли в отказ

Предстоящие выборы обещали демократические перемены. Поначалу высокую активность и заинтересованность в участии в избирательном процессе показывали партии, так как именно они по закону наряду с трудовыми коллективами и гражданами обладали правом выдвижения кандидатов в депутаты Палаты представителей. Политическая партия могла выдвинуть по каждому избирательному округу одного кандидата в депутаты. Но когда дело дошло до конкретных действий, то правом предложить своего представителя на первых порах воспользовались немногим более половины всех официально зарегистрированных партий (всего их 15). Явным лидером по выдвинутым кандидатам в депутаты, по данным на конец августа, была Либерально-демократическая партия во главе с Сергеем Гайдукевичем — почти 100 претендентов. Коммунистическая партия Беларуси выдвинула более 20 кандидатов, Республиканская партия труда и справедливости — 19, Белорусская социально-спортивная партия (есть в республике и такая) — всего лишь одного. Оппозиционные — Объединенная гражданская партия, Белорусская партия левых «Справедливый мир», Партия «Белорусский народный фронт» и Белорусская социал-демократическая партия («Грамада») выдвинули в общей сложности около 130 человек.

Не отказался от участия в выборах и лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич, которого его коллеги из оппозиционного лагеря тут же обвинили в неформальном сотрудничестве с властью и предательстве. Так же поступил и бывший кандидат в президенты, глава Гражданской коалиции «Говори правду» Владимир Некляев, выдвинувший на выборах 27 своих кандидатов. Другие оппозиционные партии с ходу решили занять непримиримую позицию. По их мнению, нынешние выборы станут не чем иным как очередным фарсом. Буквально за несколько дней до начала голосования Белорусский народный фронт и Объединенная гражданская партия, поначалу не отказывавшиеся от участия в выборах, все же сняли своих кандидатов с предвыборной гонки. Так что естественно, что альтернатива растаяла как дым, и неконкурентная среда проявила себя «во всей красе». Теперь оппозиционные партии и движения страны объявляют о непризнании прошедших выборов, хотя они собственноручно внесли весомый вклад в создание такой безальтернативной ситуации.

В результате произошло то, что произошло. Если в прошлом парламенте насчитывалось хотя бы несколько критически настроенных по отношению к власти депутатов, то в нынешнем таковых не имеется вовсе. Почти все места заняли представители общественного объединения «Белая Русь». Трое коммунистов и один аграрник, прорвавшиеся в парламент, в оппозиционерах не числятся. В среде политически нейтральных аналитиков бытует мнение, что решение политических оппонентов президента и правительства бойкотировать выборы было явной тактической, да и стратегической ошибкой. По сути, оппозиция вновь пошла по пути своеобразного политического диссидентства, хотя эта тактика давно доказала свою несостоятельность.

Тот факт, что раньше срока в стране проголосовало более четверти всех избирателей, не может не вызывать вполне естественные подозрения в предвыборных манипуляциях. Столько людей, которые не могли по уважительным причинам прийти 23 сентября к урнам, не наберется в принципе. А разрешать гражданам голосовать когда захочется, в рамках некоего достаточно длинного временного коридора, весьма спорная норма. Но это данность, с которой приходится считаться. Таков закон. Негодовать по поводу 100-процентного участия военнослужащих в выборах можно сколько угодно. Но неужели кто-то всерьез полагает, что рядовой срочной службы имярек в сложившейся армейской системе, будучи в здравом уме, сможет отказаться идти голосовать вместе со всеми? Значит, надо использовать другие методы политической борьбы. Если есть факты, то можно помимо обращения в суд завалить жалобами Центризбирком по поводу многочисленных нарушений законодательства о выборах. 110 жалоб, поступивших в ЦИК с 18 по 23 сентября этого года, ничтожно малое количество, особенно если учесть существующий в обществе критический запал. Из этого числа только 36 — это конфликты наблюдателей с избирательными комиссиями. В прессе жалоб пруд пруди, а в ЦИК и полсотни не наберется…

Отказ от участия в выборах оппозиционных политических сил стал одной из причин такой явки избирателей — 74, 2 процента. Для Беларуси, всегда ставящей рекорды «посещаемости» на выборах, она явно невысокая. По сравнению с выборами в белорусский парламент четырехгодичной давности к урнам пришло чуть меньше граждан. Наблюдатели от «Белорусской христианской демократии», аккредитовавшиеся на 200 участках страны, утверждают, что голосовало немногим менее 40 процентов. Даже если слепо поверить им на слово и опрометчиво предположить, что власти все же удалось исхитриться, показав цифру почти вдвое большую «действительной», даже такой результат на самом деле не такой уж плохой, особенно на фоне избирательной пассивности ряда европейских стран, где с демократией вроде бы всё в порядке. Причем относительно низкий процент голосовавших жителей белорусской столицы (более 59 процентов) говорит именно о том, что подсчеты велись без массовых нарушений. Вряд ли многочисленные наблюдатели, сконцентрировавшиеся для работы в Минске, позволили бы разгуляться «цифроправам». В среднем приписки, по наблюдениям экспертов в области избирательного права, доходят в странах с не устоявшейся демократией до десяти, а в отдельных случаях до пятнадцати процентов. Больше «нарисовать» чрезвычайно трудно.

Слово и дело

Куда честнее и конструктивнее повели себя те оппозиционные политические силы, которые решили идти до конца. В выборах приняли участие несколько десятков оппозиционных кандидатов, в том числе активисты левой партии «Справедливый мир», социал-демократической партии «Грамада» и гражданской кампании «Говори правду». Да, они не победили своих противников, но смогли, пусть и в цензурированном виде, изложить свои политические взгляды и свои социально-экономические программы. Они теперь имеют полное моральное право бить в колокола и говорить о нарушениях и непризнании результатов выборов. Так, на пресс-конференции в Минске Владимир Некляев, лидер движения «Говори правду!», продемонстрировал «красную книгу» с зарегистрированными фактами нарушений в ходе избирательной кампании. Он пообещал передать ее наблюдателям из ОБСЕ. Может, эти обвинения и не имеют под собой достаточных оснований, но это уже позиция, основанная не на голословных утверждениях типа «кто-то что-то видел, но не скажу, кто и что», а на фактах, которые «правдисты» считают доказанными.

«Выборы — очень серьезное мероприятие. Поэтому, наверное, нельзя играть в них понарошку», — так прокомментировал в ходе предвыборной кампании намерение нескольких партий снять своих кандидатов секретарь ЦИК Беларуси Николай Лозовик. По его мнению, такие политические силы не ставят задачу победить на выборах, а только создают видимость борьбы. Нужно признать, что многие лидеры оппозиции сами понимают, что победить на выборах — задача непосильная. Массовой народной поддержкой они не пользуются. В этих условиях отдельным противникам существующей власти куда легче заранее заявить о том, что выборы будут сфальсифицированы при любом раскладе, что лучше на них не ходить и самим не участвовать. Как считают многие белорусские политологи, тактика эта тупиковая. Да и какой смысл власти использовать так называемый административный ресурс, если выборы фактически проходили на безальтернативной основе? Достаточно посмотреть на списки кандидатов от оппозиции, чтобы увидеть там людей, совершенно не знакомых обществу, не проявивших себя ни в какой сфере деятельности, нигде не работающих.

Участие — уже повод тревожить власти. Даже несколько оппозиционно настроенных депутатов могут доставить им головную боль, заставят шевелиться, совершенствовать свои властные механизмы, менять положение в государстве и обществе. При любом раскладе политической ситуации в стране надо было идти на выборы — так считают многие белорусы, с мнением которых довелось познакомиться в блогосфере. Бойкот лишь вызвал неприятие избирателей. Согласно независимым соцопросам, лишь 14 процентов избирателей готовы были игнорировать выборы, а более половины заявили о желании прийти на избирательные участки. Избирателям ближе позиция тех противников действующей власти, которые считают, что нужно делать хоть что-то, бороться до конца, иначе перемены не наступят никогда.

Провал на выборах — это очередной тревожный сигнал для противников Александра Лукашенко: что-то неладное творится в оппозиционном «королевстве». Ведь если бы лагерь оппозиции был сильным, единым, пользовался среди населения авторитетом, то даже широкомасштабные манипуляции не смогли бы помешать волеизъявлению народа на целом ряде избирательных участков. Кто-либо в парламент прорвался бы обязательно. Используя футбольную терминологию, при необъективном судействе в пользу хозяев поля гостям надо побеждать с большим отрывом.

Смотрят одно, видят — разное

На выборах было зарегистрировано около 16 тысяч национальных и около 800 международных наблюдателей. СНГ представляли около 350 человек. От БДИПЧ ОБСЕ в Беларусь приехали около 260 представителей, от Парламентской ассамблеи ОБСЕ — 74. Таким образом, компания независимых наблюдателей из-за рубежа подобралась весьма солидная. К сожалению, в очередной раз институт международного наблюдения за выборами доказал свою редкостную разноречивость. Мнения, как отдельных наблюдателей, так и наблюдателей от разных организаций оказались настолько диаметрально противоположными, что это заставляет говорить о настоящем кризисе в работе этого демократического механизма.

Представители делегации СНГ, которую возглавлял заместитель Председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы Олег Лебедев, нарушений в ходе работы не заметили. Члены делегации Совета Федерации побывали на избирательных участках в Минске, Бресте, Витебске и других населенных пунктах. По мнению заместителя Председателя Комитета по международным делам палаты Валерия Шнякина, избирательная система в Белоруссии работает на «высоком профессиональном уровне». Помимо этого сенатор вопреки распространенному мнению о недемократичности немотивированного досрочного голосования дал высокую оценку этой широко используемой у соседей практике, когда любой избиратель может голосовать в течение нескольких дней. «Не имея у себя системы такого досрочного голосования, мы очень проигрываем», — заявил он российским журналистам. Посетивший пять участков глава российского ЦИК Владимир Чуров оценил выборы, как «полностью соответствующие национальному законодательству Беларуси». Депутаты Госдумы и Парламентского Собрания Союза Беларуси и России тоже отметили демократический, свободный характер выборов. По словам зампреда Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Татьяны Москальковой, серьезных нарушений в Беларуси миссия наблюдателей СНГ не зафиксировала: «Мы свободно посещали любые регионы, встречались с членами избирательных комиссий, представителями партий и общественных объединений, местных властей и других госорганов республики».

Словом, в выводах российских наблюдателей в целом превалирует только позитивная оценка. Между тем, для белорусских властей было бы куда более полезным услышать и побольше критических замечаний от друзей. Нынешние выборы дали немало поводов для этого: маленькое представительство оппонентов власти в избирательных комиссиях, редактирование, а точнее, цензура отдельных выступлений на ТВ, не всегда обоснованное удаление наблюдателей с участков, слабо мотивированные отказы в регистрации кандидатов, случаи избирательных «каруселей», о чем в СМИ свидетельствуют очевидцы, и т.п. По мнению Олега Лебедева, имеющие место недостатки не могли повлиять на результаты выборов, при этом «значительная часть недоработок носила технический характер».

Такой взвешенный подход наверняка скорректировал бы и позицию вечно недовольных наблюдателей от ПА ОБСЕ, которые ударились в другую крайность: выборы не действительные, власть не легитимная, Лукашенко — диктатор и т.п. Они уже давно находятся в тисках самими же выдуманных клише о незаконности существующей власти. Голосование на парламентских выборах в Беларуси не было свободным и демократичным, считают в ОБСЕ. Глава миссии долгосрочных наблюдателей ОБСЕ Антонио Милошоски отметил, что в Беларуси он «не увидел соответствия выборов стандартам ОБСЕ». Как заявил специальный координатор миссии Маттео Мекаччи, «на этих выборах с самого начала отсутствовала конкуренция». Европарламент вообще в пух и прах раскритиковал парламентские выборы в Беларуси, назвав их насмешкой над демократией. Таким образом, надежд на то, что будут восстановлены официальные отношения с белорусскими коллегами, нет никаких.

Оценки российского МИДа абсолютно противоположные: внешнеполитическое ведомство нашей страны отмечает свободный и открытый характер парламентских выборов в этой стране. Надо сказать, начиная с 1995 года международные организации вообще ни разу не признавали белорусские выборы справедливыми. Запад вводит различные санкции, запрещает поездки за границу отдельным политикам, упрямо гнет линию непризнания легитимности руководства государства, хотя эта политика уже давно не оправдывает себя. И без толчков извне Беларусь будет двигаться к демократии, чему во многом способствуют отнюдь не санкции и угрозы со стороны западных стран, а такие формы сотрудничества, как Союзное государство, Таможенный союз, другие интеграционные организации на постсоветском пространстве. Очевидно, что Евросоюзу надо менять свою политику жесткости и предопределенности и налаживать связи с той властью, которая реально существует. Только в таком случае можно что-то изменить, если в Европе считают, что Беларусь движется не по демократическому пути.

От результатов парламентских выборов в Беларуси и работы Национального Собрания этой страны, безусловно, зависит и эффективность деятельности Союзного государства и его Парламентского Собрания. Палата представителей Национального Собрания Беларуси прошлого созыва приняла ряд законодательных актов, которые способствовали углублению партнерских отношений между двумя государствами. После принятия закона «О поддержке малого и среднего предпринимательства» более защищенными стали права собственника. Ряд важных решений был направлен на стабилизацию финансового рынка, повышение устойчивости банковского сектора, усилен контроль за коммерческими банками. Принят большой пакет законопроектов о здравоохранении, об охране историко-культурных ценностей, развитии музейной и кинематографической деятельности, защите авторских прав творческих работников. Чтобы более эффективно бороться с коррупцией, начал действовать Закон «Об обращениях граждан и юридических лиц». Законодательное оформление получил Таможенный союз, подписан Договор о зоне свободной торговли на пространстве СНГ.

Именно развитие и углубление интеграционных связей внутри Союзного государства, в рамках Таможенного союза способны подвигнуть и Россию, и Беларусь более решительно и последовательно проводить политические реформы в русле демократических традиций, в том числе и в области избирательного права.

Николай ЛАШКЕВИЧ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала