Вид на Кремль или Эйфелеву башню?

«Начать с себя!» — призывали друг друга участники «открытой трибуны», обсуждая тему «Расходы, доходы и имущество должностных лиц: контроль и ответственность».

Заявленную тему участники дискуссии восприняли приглашением к разговору о законодательных инициативах, которые запрещают чиновникам и парламентариям, их ближайшим родственникам иметь банковские счета и недвижимость за рубежом. И жестко разделились на сторонников и противников новой порции антикоррупционных законов, подготовленных депутатами, попавшими в парламент по линии ОНФ. При этом в зале возникла странная ситуация: оппозиция поддержала законопроект, родившийся во фракции парламентского большинства, а видные «единороссы» в той или иной мере раскритиковали его. Солидарны были лишь в одном: несмотря на шумно принятый четыре года назад Национальный план противодействия коррупции ее не удалось ни победить, ни даже усмирить.

Тон дискуссии задал Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, который вёл «открытую трибуну». «Единственный путь преодоления правового нигилизма — это на деле обеспечить равенство всех перед законом, — заявил он. — Только тогда честно заработанные деньги, имущество не надо будет прятать, боясь, что кому-то вновь придет мысль поделить всё. И наоборот, нажитое нечестным или преступным путем всегда будет основанием для наступления юридической ответственности. Равенство всех перед законом — это основа правового государства, которое нам еще предстоит построить».

В свою очередь, лидер фракции ЛДПР Владимир Жириновский призвал провести «всеобщую экономическую финансовую амнистию» и с 1 января 2014 года жить по-новому. Параллельно обеспечить «жесткую тайну вкладов в российских банках, даже при возбуждении уголовного дела». В таком случае, по его мнению, никто никуда ничего вывозить не будет, и деньги станут работать на страну. В качестве дополнительных антикоррупционных мер, как считает он, необходимо «установить видеонаблюдение за рабочим местом вплоть до машины ключевых чиновников», запретить бизнесменам занимать любые руководящие посты в госучреждениях, а самые денежные отрасли — нефть, газ — забрать в руки государства.

Примерно в том же духе выступил и руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, упрекнув «партию власти» в противлении «конкретным шагам для противодействия коррупции, без чего всё остается только благими пожеланиями». Их, по его словам, следует начинать с «запрета оффшорной экономики». Для этого нужно платить налоги по месту производства товара и услуги, ввести специальную ввозную пошлину для вывоза капитала, отменить возвращение НДС государством тем компаниям, которые имеют оффшор. Он сообщил, что его коллеги по фракции предлагают распространить антикоррупционные законы, касающиеся чиновников, также на руководителей и высший состав сотрудников госкорпораций. И настаивают на расширении перечня «коррупционноёмких» родственников, включив в него совершеннолетних детей, братьев, сестер, бабушек, дедушек, внуков... Также депутат призвал к ратификации 20-й статьи Конвенции ООН по противодействию коррупции, что тормозит парламентское большинство, ссылаясь на нарушение конституционных прав граждан.

«Давайте определимся, что мы хотим: действительно загнать коррупцию в прокрустово ложе уголовной ответственности или в очередной раз имитировать борьбу с ней?» — задался вопросом Сергей Решульский, первый заместитель руководителя фракции КПРФ, напомнив о Национальном плане, где «всё хорошо написано, но ничего не реализовывается». Он — депутат всех думских созывов — возмутился тем, что российский парламент за 20 лет своей работы не удосужился принять закон о нормативно-правовых актах России, который определяет порядок внесения и принятия конституционных и федеральных законов и «тем самым ставит заслон коррупционным составляющим, которые в нашем законодательстве присутствуют». «Такой законопроект был одобрен в первом чтении еще в 1997 году и уже 15 лет лежит без движения. И я понимаю, почему — отметил депутат. — Если его принять даже в доработанном виде, то более половины законопроектов, которые вносит сегодня исполнительная власть, будут отклонены, потому что они, мягко говоря, очень небрежно подготовлены». Сергей Решульский поддержал идею амнистии, уточнив при этом, что надо легализовать теневые доходы с какими-то налогами, с какими-то изъятиями, но так чтобы люди поверили в справедливость. Кроме того, предложил провести «полную инвентаризацию собственности, а то высокопоставленные чиновники живут на Рублёвке в прекрасных хоромах, но проверьте, оказывается, всё это принадлежит не им».

«Наша ситуация по борьбе с коррупцией оставляет, мягко говоря, желать лучшего. По всем международным индикаторам мы плетемся в хвосте: 140е, 150-е... Время от времени место меняется, но чести нам точно не делает», — констатировал размах мздоимства в стране руководитель фракции «Единая Россия» Андрей Воробьёв. Не стал лукавить и по поводу того, что люди сегодня часто идут во власть «с целью заработать деньги, а не построить мост, дорогу, озеленить город или решить проблемы ЖКХ». «Я понимаю, что это, может быть, нелегко, но наступил момент, когда мы должны от декларации намерений попытаться сделать поступки», — отметил он, подчеркнув, что никогда не стыдно начинать с себя, сказал «единоросс», уточнив, что пришло время дать чиновникам четкий сигнал: если ты идешь работать на государство, то твоя ключевая задача — думать о деле, о людях, а не об английском газоне или виде из окна на Эйфелеву башню. В завершение своей речи он вспомнил западный опыт и предложил создать компактное Бюро по борьбе с коррупцией.

«Мне не нужна амнистия. Я не воровал и не брал взяток. Не надо мне подсовывать амнистию, а потом я буду что-то декларировать. Закон, который предлагается, направлен против тех, кто честно зарабатывал, честно декларировал свои заработки и честно тратил эти деньги. Вы предлагаете ограничить право распоряжаться собственными средствами!» — темпераментно перешел в наступление «единоросс» Андрей Макаров, председатель Комитета ГД по бюджету и налогам. Предложенный «фронтовиками» документ, считает он, противоречит Конституции России, ибо умаляет права и свободы граждан. Особенно возмутило его намерение ввести уголовную ответственность за действия или бездействие третьих лиц. «Если вдруг, не дай Бог, жена, а она не лишена дееспособности и правоспособности, не захочет продавать собственность, решит оставить себе на старость, скажем, домик в Испании, то посадите, в конце концов, жену, за что меня-то сажать, если она не хочет его продавать?» — гневался депутат. Журналисты при этих словах лукаво шушукались: по декларации за 2011 год, его супруге и ребенку принадлежат участок и дом площадью 318 кв. метров как раз в Испании.

Пламенно раскритиковал законопроект и полномочный представитель Правительства РФ в Конституционном, Верховном и Высшем Арбитражном судах Михаил Барщевский, начав свое выступление со слов: «У меня нет зарубежных счетов, нет и никогда не было зарубежной недвижимости, но я категорический противник этого законопроекта… Запрет на приобретение недвижимости за границей — это нарушение Конституции России, абсолютно бесполезное ограничение права собственности, ибо обходится на счет раз элементарно студентом второго курса». Член Конституционного суда Тамара Морщакова воздержалась от категорических правовых оценок законодательной инициативы, но заострила внимание на реализации юридической нормы. Без соответствующих механизмов воплощения закона, отметила она, «в нем кроется большая опасность». А Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин посоветовал «в борьбе с коррупцией активизировать проведение парламентских расследований».

«Начинать борьбу с коррупцией и восстанавливать авторитет власти нужно с честности на выборах, с восстановления народного контроля в новой форме, чтобы простые люди, а не облаченные властью, имели шанс добиваться справедливости, — подчеркнул председатель партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин. — Необходимо возвращать выборность районных судей населением. Нынешние судьи лишь рапортуют по вертикали вверх, они даже перед законом не отвечают».

«Ярыми оппонентами законопроекта о запрете госслужащим иметь счета и собственность за рубежом выступают сегодня те, кто владеет там имуществом», — сказал в комментарии для «РФ сегодня» заместитель Председателя Госдумы Сергей Железняк («Единая Россия»). По исследованиям Фонда общественного мнения, за принятие этого закона однозначно высказалось 66 процентов российского населения. Это как раз то большинство, которое проголосовало на выборах за нынешнего Президента России, отметила завкафедрой политической психологии МГУ Елена Шестопал. Так что каждому чиновнику приходит время определяться с видом — на Кремль или на Эйфелеву башню.

Павел АНОХИН
Фото Игоря САМОХВАЛОВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала