Антикоррупционный баланс: дебет и кредит

В ходе весенней сессии российский парламент практически единогласно проголосовал в первом чтении за президентский пакет законопроектов о контроле за соответствием доходов и расходов государственных и муниципальных служащих, а также чиновников, занимающих высокие должности в государственных корпорациях и фондах. Профессор Александр Савенков, зам. председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, уверен, что до конца года пакет законов будет принят в окончательном виде, и обозначенные в них нормы вступят в силу.

— Принимая законы о контроле над расходами чиновников, мы как бы замыкаем кольцо обязательств, взятых на себя в рамках Конвенции ООН против коррупции и европейской Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. Но не слишком ли мы припозднились с этим шагом?

— В законодательном процессе нужны последовательность и системность. И мы движемся с достаточно высокой скоростью. Для примера могу сказать, что парламентарии Великобритании на сегодняшний день не готовы декларировать ни свои доходы, ни расходы. Такое вот у них видение демократии и транспарентности.

Обе упомянутые вами конвенции наша страна ратифицировала в 2006 году. Два года спустя Президентом России был утвержден Национальный план противодействия коррупции, в котором определены основные приоритеты и направления деятельности, в том числе законодательной. 25 декабря 2008 года Президент подписал Федеральный закон «О противодействии коррупции», ставший базовым документом в этой области. Еще через полгода был принят Федеральный закон «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов правовых актов». В том же 2009 году Президент своими Указами установил обязанность федеральных госслужащих предоставлять сведения о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. В последние два года этот порядок был распространен на все органы государственной власти. В нынешнем году Президент подписал Федеральный закон «О присоединении России к Конвенции по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок». Наконец, 30 марта в Госдуму поступил пакет президентских законопроектов о контроле за соответствием доходов и расходов.

Почему этого не было сделано раньше? По очевидной причине: у государства отсутствовала система контроля за благосостоянием чиновников, регулярная база данных накоплена только начиная с 2009 года. А без этого контроль за соответствием доходов и расходов оставался бы пустой декларацией. Так что рассматриваемый сейчас пакет законов — это последовательный и плановый шаг вперед, а не сиюминутная популистская акция.

— Что конкретно изменится для лиц, вовлеченных в вертикаль власти на всех ее этажах, условно, с 1 января 2013 года?

— Если проверка выявит, что расходы чиновника по тем сделкам, которые государство способно проконтролировать, очевидно, превышают доходы и должностное лицо не может внятно объяснить, откуда взялись средства, это может стать основанием как для увольнения с госслужбы, так и для конфискации в пользу государства имущества, приобретенного на неизвестные доходы.

Согласно новым законам, лица на государственных должностях, включая премьер-министра и членов кабинета, депутатов Госдумы и членов Совета Федерации, членов Совета директоров Центрального банка и федеральных судей, а также госслужащие и муниципальные служащие, сотрудники государственных организаций и фондов обязаны предоставлять информацию, какие средства потрачены ими и членами их семей (супругами и несовершеннолетними детьми) на приобретение недвижимости, транспортных средств и ценных бумаг. Если сумма одноразовой сделки превышает трехлетний суммарный доход семьи по основному месту работы и на это обратят внимание кадры, правоохранительные органы, Общественная палата, СМИ, это станет основанием для проверки, и чиновнику надо будет доказать, то ли имущество стоило меньше, то ли он не раскрыл все свои доходы.

Российское законодательство однозначно и решительно связывает отказ государственного служащего от имущественного декларирования или предоставление заведомо ложных сведений с прекращением трудовых отношений. В рассматриваемых законопроектах устанавливается, что при выявлении в ходе контроля за расходами обстоятельств, свидетельствующих об их несоответствии доходам, такие материалы передаются в правоохранительные органы и в обязательном порядке — в органы прокуратуры. В свою очередь Генпрокурор и подчиненные ему прокуроры по суду могут требовать обращения в доход государства объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг и акций, в отношении которых не представлено сведений об их приобретении на законные доходы. Для этого соответствующее дополнение вносится в Гражданский кодекс РФ.

Чиновники обязаны декларировать все свои доходы. Предлагаемый в новом пакете законов порядок контроля их расходов абсолютно понятен и прост, механизм для этого уже существует. И каждый случай должен рассматриваться индивидуально.

— Складывается картина, что вопреки всем заявлениям и принимаемым документам коррупция, мимикрируя, продолжает цвести пышным цветом. Может, законы мы принимаем недостаточно жесткие и пора создавать нечто вроде «СМЕРШа» для коррупционеров?

— Соглашусь с вами в том, что уровень гласности о коррупции в стране действительно высок. Но добавлю: многие оценки субъективны, а порой и недопустимо некомпетентны. Понятно, что у СМИ свои законы и свои рейтинги, в погоне за которыми они готовы весь прайм-тайм и первые полосы заполнить криминальной хроникой. Но страна-то живет, работает, развивается, и честных людей в ней многократно больше, чем мздоимцев.

Если судить по статистике осужденных, то главные взяточники у нас — полицейские, врачи, преподаватели. На них и идет охота. А надо разворачивать борьбу в сторону взяткодателей в сфере экономики и бизнеса. Коррупция в России сегодня и вправду стала другой — она всё больше уходит в нематериальную сферу (служебный протекционизм, поступление в вузы, в том числе престижные зарубежные, раздача ученых степеней и званий), прикрывается консалтинговыми услугами, семинарами, турпоездками близких и дальних родственников, друзей и прочих «нужных» людей, прячется в процентных ставках банковских кредитов, долговых обязательств и т.п., использует возможности мировой банковской системы и глобализации экономик. Отсюда и методы борьбы должны быть соответствующие.

Во всех странах, всегда и везде находились и, думаю, долго еще будут находиться люди, готовые рискнуть и обогатиться, обманув государство. Именно для борьбы с их преступными замыслами государства принимают законы, содержат полицию, следственные органы, суды... Не думаю, что сегодня граждане России хотели бы вернуться в эпоху господства карательных органов, всеобщей слежки, подозрительности и доносов. Действующая Конституция России подобных сценариев не допускает.

На мой взгляд, не надо придумывать никаких новых институтов. Для эффективной работы следовало бы создать структуру — назовем ее условно «главное управление», включающую небольшое следственное подразделение СКР (максимум 100 человек), представителей Росфинмониторинга, налоговой службы и лучших специалистов в области банковских компьютерных программ. Учитывая, что на сегодняшний день за координацию борьбы с преступностью в стране отвечает Генпрокурор, прикомандированные специалисты могли бы работать под руководством его заместителя, наделенного в этих целях особым правовым статусом. Например, может быть использован практический опыт учреждения должности заместителя Генпрокурора — председателя СКР. Само собой разумеется, работа такого управления должна опираться на самую современную мощную техническую базу.

Предусмотренные в новых законах меры не потребуют увеличения штата кадровиков в государственных органах, согласуются с Национальной стратегией противодействия коррупции, утвержденной Указом Президента Российской Федерации и, что самое главное, существенно уменьшают экономическую привлекательность коррупционного поведения.

Беседовал Сергей БОРИСОВ
Фото Игоря САМОХВАЛОВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала