Не хватило политической зрелости

Власть можно было брать голыми руками

3–5 октября 1993 года одни политики называют мятежом, другие — революцией. Один из участников тех событий Сергей ФИЛАТОВ, первый заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР (1990—1993 годы), глава Администрации Президента России (1993–1996 годы), рассказывает о подоплёке произошедшего.

— Сергей Александрович, одной из наиболее драматичных страниц нашей современной истории стал Октябрь-93. Можно ли было избежать трагедии? Или хотя бы обойтись без крови?

— Эта ситуация, думаю, всё равно бы случилась, если не в октябре, то в декабре, когда предполагался Съезд народных депутатов, агрессивно настроенный в отношении президента. 3 октября 1993 года ситуация была крайне серьёзной. Судите сами — на охране Кремля осталась практически сотня человек, все остальные были распределены по местам. На милицию надежды не было никакой, на внутренние войска тоже. До вечера 3 октября, пока в город не вошли войска, власть можно было брать голыми руками.

Всё зависело от двух людей — от Президента России Бориса Ельцина и Председателя Верховного Совета народных депутатов России Руслана Хасбулатова. Если бы они нашли компромисс, то противостояние разрешилось бы мирно. На мой взгляд, им можно было договориться. Естественно, возникает вопрос, кто из них более виноват? Думаю, виноваты оба: ни одному из них не хватило политической зрелости увидеть тот масштаб, который за ними стоял.

Руслан Имранович, пользуясь противоречивостью нашей Конституции, вёл к тому, чтобы сделать из российского президента «английскую королеву», а Верховный Совет, зажав исполнительную власть, овладел всей полнотой власти в стране. Не знаю, хорошо это или плохо, но Президент Ельцин власть всё равно бы не отдал. В такой ситуации нужны нестандартные ходы. Нам удалось сформировать согласительную комиссию по принятию новой Конституции России и 26 апреля провести референдум. Помните: «да-да-нет-да!»? 29 апреля Борис Николаевич уже встретился с главами республик, где совместно обсудили вопрос о новой Конституции. Председатель Верховного Совета и его союзники начали препятствовать Конституционному совещанию, а вскоре и вообще пошли на конфронтацию, взяв курс на импичмент Борису Ельцину, на устранение от власти Егора Гайдара. Опять же, если бы мятежники 3 октября не вырвались с оружием и не взяли штурмом мэрию, не пошли громить «Останкино», не натворили в городе других бед, то не было бы и 4 октября с его обстрелом Белого дома. Почему начали писать мемуары? Хочется показать людям, как всё было на самом деле. Думаете, хотелось нарушать Конституцию? Нет, конечно.

— Всё-таки считаете, что Конституция была нарушена? Кстати, как назвать то, что произошло 3–4 октября?

— Это был переворот, революционный переворот. Думаю, события 3–4 октября будут с нами оставаться ещё долго. Безусловно, придёт время, когда в стране станет поспокойнее, и захочется расставить все правовые точки над «i». Революционные перевороты всегда бывают незаконными, но их рано или поздно надо трактовать.

— Вы, наверное, не раз думали о том, что не удалось сделать как главе президентской администрации тогда, 3 октября?

— Больше всего душу точит то, что не удалось проблему решить мирным путём. Это моя боль, хотя даже не знаю, как можно было ещё действовать после достигнутых договорённостей с Абдулатиповым и Соколовым. Наверное, надо было подключать к этому крупные силы? Добиваться любыми путями, чтобы Борис Ельцин связался с Русланом Хасбулатовым и Александром Руцким. Мы все тогда понимали: дело идёт к крови. У них было огромное количество завезённого оружия, и выдавить их из Белого дома без оружия уже было невозможно. Не сделай этого, в стране началась бы гражданская война — в некоторых регионах уже были созданы вооружённые группы, готовые идти на помощь Белому дому. На лицо была конфликтная ситуация, при которой и главе государства, и главе парламента следовало, прежде всего, подумать о жизни людей. Впрочем, на властном Олимпе какие-то другие категории мышления. Испанский писатель Эмилио Кастеляр ещё в ХIХ веке высказал интересную мысль о том, что история человечества есть непрерывная борьба между идеями и интересами, где интересы побеждают на мгновенье, а идеи — надолго.

— А как вы попали на этот Олимп?

— Для меня это был очень неожиданный этап, который я не мог предвидеть даже в самом страшном сне. Надо было уравновесить влиятельные в то время фигуры Петрова — Хасбулатова, и на главу государства было оказано сильное давление со стороны демократических сил. Я был инженером и не имел специальных знаний — юридических, политологических. Став главой администрации, я руководствовался теми знаниями и ценностями, что приобрёл по жизни. Наверное, был несколько наивен, но радовался тому, что ведём реформирование широким фронтом. Видел Россию, как и патриоты, великим, могучим государством, но при этом ещё и правовым, высокотехнологичным. Я и сейчас, несмотря на все трудности, считаю, что для России новый век станет временем, когда мы научимся «ходить без костылей», веком переосмысления и своего положения в мире, и организации всей своей внутренней жизни. Мы уже понимаем, что ставка лишь на сырьевую базу в экономическом развитии страны обрекает нас на очередные трудности и хроническую нищету. А посему начинаем развивать космическую отрасль, авиацию, судостроение, нано-технологию, лёгкую промышленность, строительство, переработку, словом, всё то, что у нас получается нормально. Именно такие преображения выведут Россию в одно из наиболее благополучных и свободных государств мира.

— Конгресс российской интеллигенции, совет которого вы возглавляете, — одно из немногих общественных объединений страны, которое вплотную занимается начинающими литераторами, ежегодно проводит Форум молодых писателей. Что побуждает заниматься любителей «изящной словесности» сегодня, когда Россия переживает и экономический, и политический кризис?

— За время работы форумов сотни молодых писателей пробились на страницы ведущих литературных журналов страны и приобрели определённую известность. Почему работа с молодыми писателями в России сегодня столь же важна, как и, скажем, увеличение ВВП? Литература — это та сила, которая способна вытянуть из кризиса российскую духовность, а вслед за ней и экономику. Демократия, патриотизм, свобода слова всегда нуждаются в защите, верном толковании, в интеллектуальной подпитке. И здесь надежда на молодёжь. Нужен, прежде всего, их осмысленный взгляд на прошлое, ясное понимание настоящего и здоровая фантазия, чтобы заглянуть в будущее. Нам сегодня нужна новая литература, которая принесёт людям правду жизни, даст пищу для размышлений, породит новые надежды, очистит нравственный климат в стране. Ради этого на форуме старательно «перемывают» тонны бумажных творений молодых дарований, добывая несколько «граммов чистого золота» писатели и главные редакторы «толстых» журналов самых разных литературных направлений. И каждый находит то, что ищет. Хотя маститые не прочь побурчать о том, что «на литературном небосклоне пока не видится писатель, который смог бы дать подлинно глубокую художественную и философскую оценку происходящих в стране изменений». Впрочем, признают: «философский камень» найти всё ещё не по силам и старшему поколению. Однако все вместе твёрдо уверены: русская литература ХХI века, судя по перу молодых, непременно состоится.

Подготовил Павел АНОХИН

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала