Право на конституционное право

С большим профессиональным интересом и удовольствием прочитал в центральной печати информацию о том, что состоялась встреча Президента Российской Федерации В.В. Путина с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукиным и региональными омбудсменами, чьи должности учреждены за короткое время в 66 субъектах Российской Федерации. На ней Президент РФ высказался за необходимость образования такого специализированного института по защите прав и свобод человека во всех субъектах страны.

Однако возникает вопрос: в какие органы судебной власти будут обжаловаться законы и иные нормативные правовые акты, нарушающие права и свободы человека и противоречащие конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации, количество которых по стране составляет десятки тысяч? Конституционному суду Российской Федерации не подведомственна проверка этих актов. В соответствии со статьёй 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» они составляют предмет рассмотрения конституционных (уставных) судов, которые за более чем 15 лет образованы лишь в 18 субъектах Российской Федерации.

В связи с создавшейся ситуацией, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своём Постановлении от 29.11.2007г. «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» указал, что в целях реализации гарантированного ч.1 ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту рассмотрение названных выше дел осуществляется судами общей юрисдикции. Однако они, во-первых, перегружены рассмотрением гражданских и уголовных дел, во-вторых, дела, связанные с разрешением конституционно-правовых споров, представляют значительную сложность. Это, по сути, микронаучное исследование, и потому требуют специальных и глубоких знаний, как отечественного законодательства, так и международного. Именно поэтому действующие конституционные (уставные) суды укомплектованы специалистами-учёными.

На мой взгляд, решение об обязательном учреждении должности уполномоченного по правам человека во всех субъектах Российской Федерации со всей наглядностью ставит перед государством вопрос о необходимости образования конституционных (уставных) судов также во всех субъектах Российской Федерации. Это значительно расширит возможности региональных омбудсменов с помощью судебного способа защищать права и свободы человека, нарушенные местными нормативными правовыми актами. Тем более, когда правом на обращение в конституционный (уставный) суд субъекта РФ с запросом о проверке конституционности закона и иного нормативного акта обладает уполномоченный по правам человека, как это, например, установлено Конституционным законом «О Конституционном суде Республики Северная Осетия-Алания».

Кроме того, с образованием конституционных (уставных) судов во всех субъектах Российской Федерации будет, наконец, реализован важнейший конституционный принцип равенства прав и свобод человека перед законом и судом (статья 19 Конституции РФ). Вполне очевидно, что в тех субъектах, где они образованы, граждане получают двойной уровень судебной защиты: сначала в местном конституционном (уставном) суде, а затем и в Конституционном суде Российской Федерации. Об этом постоянно пишут специалисты-конституционалисты, отмечая также вклад действующих конституционных (уставных) судов в обеспечение эффективной правозащитной деятельности. Однако, как говорится, «воз и ныне там»!

Главной причиной этого является нежелание большинства руководителей субъектов учреждать орган, контролирующий конституционную законность их нормотворческой деятельности. Такое же мнение, но в отношении уполномоченных по правам человека, высказал на вышеупомянутой встрече Президент Российской Федерации В.В. Путин, указывая на отсутствие объективных причин, препятствующих созданию этого института в каждом субъекте Российской Федерации: «… видимо, кому-то не очень хочется иметь такой институт, не зависимый от региональной власти и вообще не зависимый ни от кого».

Надеюсь, этот актуальный вопрос будет поднят на предстоящем VIII Всероссийском съезде судей в контексте обсуждения проблемы совершенствования судебной системы в Российской Федерации. На современном этапе именно суд представляет собой эффективное и решающее средство защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Идея судебной защиты человека и гражданина лежит в основе важнейших международных документов, Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием (ст. 18); каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46); решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46).

В связи со сказанным представляется также, что вопрос об организации конституционных (уставных) судов субъектов РФ могли бы инициировать и сенаторы от субъектов Российской Федерации. Особенно сейчас, когда Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко предлагает усилить роль верхней палаты в решении важных государственных задач, среди которых — превращение института прав человека в правовой режим, обеспечение полноценного механизма реализации конституционной нормы о совместной защите прав и свобод человека и гражданина (ст. 72) федеральными и региональными органами власти.

Александр ЦАЛИЕВ, Председатель Конституционного суда Республики Северная Осетия-Алания, член Президиума Совета судей РФ, д. ю. н., профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала