Демонстрация силы

Взрыв протестных антиамериканских выступлений, прокатившихся по миру и в ряде мусульманских стран — от Ливии до Афганистана — вылившихся в открытое противостояние с властями и силами правопорядка, штурм посольств и террористические акты, кульминацией которых стало убийство посла США в Ливии, безусловно, меньше всего может быть объяснён появлением в Интернете некоего полулюбительского ролика, неуважительного к пророку Мухаммеду…

Начать с того, что ролика этого никто, по сути, не видел, тем более те, кто пришёл громить посольства. К тому же во Всемирной паутине ежедневно выкладывается несметное количество материала, способного оскорбить чьи-то вкусы, взгляды и убеждения. Что, однако, не приводит к подобным эксцессам в мировом масштабе. И, кстати говоря, небезызвестная аль-Каида, взявшая ответственность за убийство посла в Бенгази, прямо заявила, что эта акция стала ответом на ликвидацию тремя месяцами ранее второго по значимости руководителя этой организации, погибшего в результате налёта американских беспилотников в Пакистане.

Всё происходящее больше выглядит глобальной демонстрацией силы со стороны радикальных исламских групп и организаций, а заодно стоящих за ними их идейных вдохновителей и казначеев на Аравийском полуострове. Демонстрацией, рассчитанной главным образом на внешний мир: не случайно самые серьёзные волнения происходили в странах «арабской весны» — от Туниса до Йемена, тогда как в самих аравийских монархиях никаких народных возмущений не случилось. Там, в колыбели мусульманского радикализма, и без того понятно, кто в доме хозяин.

Впрочем, следует признать, что нынешняя проба сил получилась более внушительной, чем предыдущая, по столь же ничтожному поводу (речь о публикации неких карикатур в датской газетке, которые и тогда тоже никто из протестантов в глаза не видел). Массовость и громкость, кстати, тоже имели немаловажное значение: ведь за теми «стихийными» выступлениями стоял Иран — главный стратегический соперник в борьбе за лидерство в исламском мире.

Судя по реакции в Вашингтоне и других европейских столицах, поворот событий большинство тамошних политиков застал врасплох. Хотя эксперты предупреждали: за цветастыми фразами оппозиции прежним режимам, ласкавшими слух западного политбомонда, стояло элементарное стремление «въехать» во власть — с западной помощью и заранее заручившись гарантиями политической, финансовой и военной поддержки. Разумеется, сами исламисты не стали демократичнее от того, что их приход во власть кто-то за морем объявил демократической революцией, и нелюбовь в регионе к Америке тоже никуда не исчезла. Как ни парадоксально, нынешние толпы у посольств, которые новым режимом разгонялись слезоточивым газом и резиновыми пулями, этим же самым властям выгодны как инструмент дополнительного психологического воздействия на Запад: смотрите, что можно ждать, если без должной вашей поддержки нас сместят.

Свержение автократии, к сожалению, само по себе не приносит демократию. Гораздо чаще в истории оно порождает анархию, из которой впоследствии вырастает новая автократия. Французская, российская, иранская революции — тому красноречивые свидетельства. Как, собственно, и новейшая история всего «большого Ближнего Востока». И не только его. Место сброшенных монархов с завидным постоянством занимали иные диктатуры, а — в свою очередь — их насильственное устранение ведёт лишь к плохо управляемому кровавому хаосу.

Надо обладать феноменальной американской неспособностью извлекать уроки из истории вкупе с американской же одержимостью идеей собственного мессианства, чтобы всерьёз верить, будто исламский мир ждёт не дождётся, когда ему сделают прививку западной демократии. Посол Крис Стивенс, расстрелянный из гранатомёта в Бенгази, судя по отзывам людей, хорошо его знавших, в это верил, причём искренне. Как, впрочем, вполне искренним выглядело недоумение его босса, госсекретаря Хиллари Клинтон, воскликнувшей, узнав о смерти амбасадора: «Как такое могло случиться в стране, где мы поддержали революцию и которой НАТО помог избавиться от диктатора?» Можно подумать, такого не было вчера в Ираке, сегодня в Афганистане, а завтра не случится в Сирии, если там удастся-таки добиться замены баасистского режима некоей «демократической» оппозицией, взращённой, финансируемой и вооружаемой всё теми же Саудовской Аравией и Катаром плюс столь же демократичной Турцией.

Разумеется, никак не повлиял на развитие событий упреждающий пресс-релиз посольства США в Каире с критикой злополучного ролика: команда на погром уже была отдана. Зато этот рутинный и совершенно правильный, хотя и бесполезный уже на тот момент дипломатический шаг тут же поспешил раскритиковать главный конкурент нынешнего хозяина Белого дома на грядущих президентских выборах. Выразив возмущение нападением на дипмиссии, Митт Ромни обвинил администрацию Обамы в том, что вместо осуждения нападения она занялась «выражением симпатии тем, кто их провёл». Его представитель по ТВ объявил на всю страну, что нападения напрямую связаны с «потерей американского лидерства и престижа на Ближнем Востоке из-за провальной политики администрации Обамы в регионе».

Поскольку же проявление слабости — истинной или мнимой — что для претендента на президентское кресло, что для его хозяина традиционно выглядит неприлично, госдепартамент поспешил откреститься от заявления собственного посольства, как «не отражающего взгляды правительства США». И вот уже приходят сообщения, что Барак Обама, лауреат нобелевской премии мира, между прочим, готов преодолеть собственное табу на отправку войск за тридевять земель и послать в Ливию разведывательные беспилотники, морпехов и флот. То есть внешняя политика США в очередной раз становится заложником и жертвой американских внутриполитических разборок...

Исламский фундаментализм и этнонационализм — две силы, разрывающие на части страны от Центральной Африки до Южной Азии. Но американские «морские котики» эти проблемы не решат, предупреждает убеждённый консерватор Пэт Бьюкенен. В прошлом советник трёх президентов США призывает Белый дом прекратить интервенции и положить конец бесконечным угрозам и бахвальству: «Как другие страны будут управлять собой — это не наше дело. Америке нужна новая внешняя политика, которая основана на реалиях сегодняшнего дня, а не на вчерашней холодной войне и не на завтрашних мечтах о глобальной демократии. Ибо, как напоминает нам руководитель Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в его регионе демократия — это автобус, из которого вы выходите, когда он доезжает до вашей остановки».

Последние события продемонстрировали, что традиционная для исламистов враждебность к Соединенным Штатам как к «большому Сатане» никуда не исчезла от того, что периодически им удаётся объединять силы для осуществления какого-нибудь, как говорят ныне, «совместного проекта». Вчера это была война в Ливии, сегодня в Сирии, завтра в Иране. Каждый решает свою задачу, рассчитывая в результате получить максимальный выигрыш и упрочить свои позиции в регионе. До сей поры, впрочем, больший успех неизменно выпадал на долю исламистов, тогда как претензии США на лидерство в регионе не оправдывались, и их реальные возможности влиять на происходящие так процессы снижались, а намерение президента Обамы повысить имидж Америки в мусульманском мире осталось благим пожеланием.

Что до России, то события последних недель, как, впрочем, и последних лет, подтвердили, насколько права была Москва, предупреждая: внешнее вмешательство, не решая фундаментальных проблем и противоречий в странах региона и в регионе в целом, лишь добавляет к ним новые. С другой стороны, не располагая собственными рычагами воздействия на развитие ситуации, мы можем лишь пытаться минимизировать риски — для себя, для региона и для всего мира, выстраивая диалог со всеми игроками и добиваясь международного сотрудничества для предотвращения катастрофического сценария. Что, собственно, Россия и делает.

Сергей БОРИСОВ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала