Точки роста новой экономики

На Бурятской экономической конференции в рамках Байкальского экономического форума республика подписала 21 инвестиционное соглашение на 69 миллиардов рублей. Два года назад на такой же конференции было заключено договоров на девять миллиардов рублей — они уже выполнены. Руководство республики правильно выбирает точки роста, эффективно занимается развитием социальной сферы, инфраструктуры. В Бурятии растёт малый и средний бизнес, действуют хорошие программы жилищного строительства, малых сёл. Такие регионы — локомотивы, и им надо помогать…

Бурятия — одна из удивительных жемчужин России, вобравшая более половины Байкала. И одна из её кладовых. Здесь разведано более 600 различных месторождений полезных ископаемых, почти половина которых взяты на баланс страны. Металлы, уголь, строительные материалы. В недрах республики 48 процентов всех отечественных запасов цинка, 24 — свинца, 37 — молибдена, 27 — вольфрама, 16 — плавикового шпака, много золота. Эти богатства предопределяют и стратегию развития — создание горнопромышленных комплексов, от добычи металлов до производства изделий из них. Но это, к сожалению, не сегодня, и даже не завтра. Перефразируя известную цитату из Льва Толстого, можно сказать, что все восточные регионы страны несчастливы одинаково, и каждый из них ещё и по-своему. Общая беда для всех — реформы и реформаторы 90-х, для которых огромный край от Тихого океана до Урала был обременением, «тяжёлой гирей» на ногах России...

Из общих проблем сложилось и общее понимание, как их преодолеть. Оно было сформулировано на первом Байкальском экономическом форуме в Иркутске. Они стали традиционными, хотя и несколько менялся их формат. В 2009 году в рамках БЭФа в Улан-Удэ состоялась Байкальская международная экономическая конференция «Роль Сибири и Дальнего Востока в глобальном развитии». В нынешнем сентябре МЭК по решению Совета Федерации вновь вернулась в республику. Тема конференции «Новая экономика: новые подходы». В ней приняли участие представители 15 стран, многих российских регионов.

Понятие «новая экономика» раскрыл глава республики Вячеслав Наговицын в докладе на пленарном заседании: «Это экономика, в центре которой человек и природа. Она требует, прежде всего, не технологических, а социальных и экологических инноваций. Оценка должна быть комплексной, учитывающей показатели эффективности, экологии, безопасности труда и социальной ответственности собственников предприятий перед коллективом рабочих».

Именно такая экономика и должна стать локомотивом развития Сибири и Дальнего Востока, которые в ближайшие годы будут определять судьбу страны. Конкретные проблемы рассматривались на восьми «круглых столах»: территориальные кластеры, развитие энергетики и энергетической инфраструктуры, законодательное обеспечение развития регионов в условиях особого правового режима деятельности на Байкальской природной территории, международная интеграция Сибири и Дальнего Востока, модернизация транспортной системы востока страны, государственно-частное партнёрство комплексного социально-экономического развития, сохранение и развитие малых сёл.

Каждая из тем — сгусток накопившихся проблем. Но в рекомендациях «круглых столов» есть и сквозные, объясняющие многие просчёты и неудачи. Это отсутствие объединяющей, согласованной с отраслями и регионами стратегии, слабость нормативно-правовой базы, барьеры, препятствующие любым начинаниям.

«По количеству административных препон мы «опережаем» Китай, Японию, страны Азиатско-Тихоокеанского региона в десятки раз. Для отдалённых территорий такой порядок согласования совершенно невыносим», — убеждён председатель Комитета СФ по федеральному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Совета Федерации Степан Киричук.

Ещё хуже, когда принятые законы не работают или даже работают наоборот. Например, закон «Об энергетике» и проведённая в соответствии с ним реструктуризация РАО ЕЭС, поставившая многие регионы в тяжелейшую ситуацию. Один из них — Бурятия. Тарифы на электричество там в 3–4 раза выше, чем в Сибирском федеральном округе. При таких неоправданных затратах экономика полностью теряет конкурентоспособность.

«Такие тарифы не распугают всех ваших инвесторов? — спросил в кулуарах форума у Вячеслава Наговицына. — Что же делать?» «Есть несложное решение, — ответил губернатор. — Объединить Иркутскую и Бурятскую энергосистемы. Наши тарифы сразу снизятся втрое. Конечно, не очень приятно, что у соседей они поднимутся на 6 процентов. Но тут можно найти какое-то решение, ведь мы всё-таки одна страна. Республика вынуждена везти молоко, чтобы разлить в пакеты за 500 км в Иркутск, затем обратно. Но если нам разливать самим, молоко станет недоступным из-за крайне дорогой электроэнергии…»

Председатель правления ОАО «ФСК ЕЭС» Олег Бударин откровенно рассказал студентам-энергетикам: «Цели реформы чисто финансовые — формирование бизнесов, финансовых потоков. Она снизила надёжность электроснабжения. Убеждён, должна быть единая энергосистема, а не набор различных ОАО. Наступило время монополий. Объединяются энергосистемы Евросоюза. Недавно, открою секрет, президент США прислал к нам своего министра энергетики изучать опыт нашей единой энергосистемы. Видимо, не учли, что её уже нет. Показали министру оставшиеся её элементы. Мы всё активнее занимаемся объединением энергетических зон внутри страны и проектированием электромостов…»

Ещё резче высказался председатель Комитета ГД по энергетике Иван Грачёв, заявивший о необходимости корректировки закона «Об энергетике»: «Чисто рыночными методами невозможно не только модернизировать экономику Забайкалья и Дальнего Востока, но даже привести её в порядок. Тарифный инвестиционный потенциал исчерпан. Собрать с населения деньги ещё и на модернизацию не удастся. Это было очевидно ещё до начала реформы. Частный капитал не придёт в бездоходную отрасль...»

По мнению Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, при таких высоких тарифах экономика северных регионов неконкурентоспособна, и нужна единая тарифная политика по электроэнергетике.

В докладе на пленарном заседании форума она особо подчеркнула важнейшую роль Сибири и Дальнего Востока как локомотива экономического роста страны. В последние годы многое делается для этого огромного края. Инвестиции в его экономику превысили 300 миллиардов рублей. Утверждена стратегия его развития, создано специальное министерство. Новые подходы к экономике, которые мы обсуждали, совершенно необходимы. Нельзя закреплять роль Сибири и Дальнего Востока как поставщика сырья. Именно такой и хотели бы видеть Россию — её доля во внешнеэкономических связях стран АТР крайне мала. Нам же нужны новые технологии, самое современное оборудование, совместные инвестиционные проекты. Но нельзя ослаблять внимание к традиционным отраслям. Россия должна быть не просто энергетической, а эффективной энергетической державой, обладающей полным комплексом добычи и глубокой переработки сырья. Чтобы выиграть время, не допустить неоправданных затрат, необходимо скоординировать все проекты, связанные с хозяйственным освоением территории, развитием производительных сил. Нужен постоянный строгий контроль над всеми проектами, предлагаемыми технологиями и оборудованием. Иначе будем повторять вчерашний день…

В. Матвиенко оценила продолжающийся отток населения как ограничитель экономического развития восточных регионов. У нас нет права допустить их опустынивания, подчеркнула она, а такая опасность есть. Социологические исследования показывают, что 40% жителей Дальневосточного федерального округа хотели бы покинуть его. Противопоставить оттоку можно одно — ускоренное повышение качества жизни.

Известный политический деятель, губернатор Сибири Михаил Сперанский ещё в XIX веке пообещал: Сибирь всегда будет любимым предметом участия и попечения. К сожалению, много лет их так не хватало людям, в очень нелёгких условиях обеспечивающим благополучие державы. Уверена, государство возвращает им заботу и внимание…

Леонид ЛЕВИЦКИЙ, Москва—Улан-Удэ
Фото Игря САМОХВАЛОВА, «РФ СЕГОДНЯ»

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала