Янка и Якуб по-прежнему с нами

Якуб Колас и Янка Купала — два известных всему миру писательских имени. Трудно переоценить роль национальных классиков: с них, собственно, и начинается литературная слава белорусского народа. И уникальный случай: двух самобытных и очень разных художников связала и личная дружба, и литературная судьба, и Россия, и даже хронология: в 2012 году отмечается 130 лет со дня рождения Ивана Доминиковича Луцевича (настоящее имя Янки Купалы) и Константина Михайловича Мицкевича, взявшего псевдоним «Якуб Колас».

Жизнь этих поэтов невозможно представить без России: так, свой псевдоним Колас выбрал, будучи увлечённым творчеством народовольца Петра Якубовича, у которого одно из стихотворений посвящено колосу. Имя определило судьбу — будущий поэт отсидел четыре года в минской тюрьме за созыв нелегального учительского съезда (революционер Якубович провёл на каторге 15 лет). Освободившись из заключения, Колас учился в Москве в Александровском военном училище, в годы Первой мировой войны служил в запасном полку в Перми. После Октябрьской революции поэт работал несколько лет инспектором народных училищ в Курской области.

Русская литература оказала решающее влияние на формирование творческого почерка Якуба Коласа. Уже будучи народным поэтом Белоруссии, он вернёт долг сторицей, переводя на родной язык «Полтаву» Пушкина и стихи Лермонтова.

Первые поэтические успехи Янки Купалы (в литературном псевдониме легко угадывается название народного славянского праздника) также связаны с Россией: в 1909—1913 годах он учился в Санкт-Петербурге на подготовительных общеобразовательных курсах. В городе на Неве выходят его первые поэтические сборники — «Жалейка» и «Шляхам жыцця», стихи Купалы переводит один из основоположников русского символизма — Валерий Брюсов. Молодой поэт варится в петербургском интеллектуальном котле, он знакомится с Александром Блоком, Владимиром Короленко, Константином Бальмонтом и др. В 1915 году Янка посещает Московский городской народный университет, но вскоре его призывают в армию — он служит в дорожно-строительном отряде в Смоленске. Благодарность великой русской литературе в сердце Купалы осталась навсегда: он перевёл на белорусский «Слово о полку Игореве», «Медный всадник» Пушкина, стихи Некрасова, Кольцова, басни Крылова.

Первая встреча Коласа и Купалы состоялась 100 лет назад на хуторе Смольня-Столбцовского района Минской области (теперь это место — популярный туристический маршрут, в бывшей усадьбе Мицкевичей открыт литературный мемориальный комплекс). В свои тридцать оба поэта яркие представители протестного крыла национальной интеллигенции, они говорят о тяжёлой доле белорусского крестьянина, о ненавистных эксплуататорах, о гнёте антинародной власти и о значимости революционных преобразований.

Сто лет спустя классики национальной литературы вновь встретились, но теперь уже в России. В Пушкинском заповеднике «Михайловское» открыта выставка «Янка Купала и Якуб Колас — белорусские песняры». Основу экспозиции составили художественные работы Василия Шаранговича, Георгия Поплавского, Арлена Кашкуревича, Михаила Басалыги, Ивана Романовского, Анатолия Александровича, Лазаря Рана. Работы этих мастеров вошли в золотой фонд белорусской книжной графики XX — начала XXI столетия.

С одним из участников выставки, художником Георгием Поплавским, который в этом году стал лауреатом премии Союзного государства в области литературы и искусства, мы говорим о том, как повлияли белорусские классики на его творческую судьбу. Впервые Поплавский проиллюстрировал произведения Якуба Коласа в 1968 году. Он сделал офорты к поэме «Новая земля», принёсшие ему Почётный диплом на конкурсе в Лейпциге «Самые красивые книги всего мира». Несмотря на международное признание эта работа не удовлетворяла его, и тогда он решился на более свободную интерпретацию темы в одноимённом литографическом триптихе. Удачей художника стал один из лучших его листов — «Зёрна», где Поплавскому удалось создать глубокий по психологической трактовке образ крестьянина. «Стихи Купалы и Коласа позволили, словно на машине времени, перенестись в дореволюционную эпоху, осознать то тяжёлое положение, в котором находились простые люди, — говорит художник. — Я изучал творчество белорусских классиков не только как любитель поэзии, но и как этнограф, находя в их произведениях необходимую мне предметность — во что люди одевались, чем питались, как выглядели их жилища. К подробности, достоверности изображения я стремился и в своих работах».

Стихи Янки Купалы вдохновили Поплавского на создание «Сеятеля», «Жнеи», «Песняра» в литографических листах «Мой край». Романтические мечты поэта и идеалы художника воплотились в собирательных образах, одновременно конкретных и символичных. Настоящее не стареет — иллюстрации к поэме Купалы «Она и я» и к «Избранному» Коласа остаются образцами графического искусства.

А что сегодня? Не «забронзовело» ли творчество белорусских классиков? О значимости поэтической традиции в современной культурной жизни Беларуси мы говорим с Андреем Скоринкиным, автором и руководителем музыкально-театрального проекта — рок-оперы «Курган». В 1910 году Янка Купала написал поэму с таким названием. Андрей рассказывает: «Эти стихи волновали меня с детских лет, я не мог их читать без слёз. Купала — глубоко национальный поэт! В начале 60-х композитор Игорь Лученок написал кантату «Курган» для хора и симфонического оркестра. В 1978 году Владимир Мулявин с ансамблем «Песняры» преобразил её в поэму-легенду «Гусляр». В юности я был увлечён этим произведением, знал его наизусть. Была выпущена пластинка, «Песняры» на гастролях показывали «Гусляра» по всему Советскому Союзу. Когда Владимира Мулявина не стало, это произведение ушло из репертуара. Но тема-то вечная! И я понял, что должен к ней вернуться, тем более что меня об этом попросил Игорь Михайлович Лученок».

Андрей Скоринкин — поэт, образование получил в Москве на Высших литературных курсах, а ещё он родственник Янки Купалы, его дед по материнской линии, Пётр Антонович Луцевич, был троюродным братом белорусского классика. В рок-опере «Курган» Андрей исполнил главную партию — арию Гусляра. Премьера состоялась в 2010 году, зрители приняли постановку тепло. «Курган» — подарок национальной интеллигенции белорусскому народу, опера возрождена и доработана без привлечения государственных средств. В роли Князя выступил руководитель «Сябров» Анатолий Ярмоленко (его даже гримировать не пришлось), лирическую партию исполнил солист ансамбля «Верасы» Ян Майерс, а Валентин Дудкевич, руководитель Государственного ансамбля танца, стал автором хореографической идеи. В июне 2012 года очередное представление «Кургана» состоялось в Молодечно, в рамках фестиваля Национального фестиваля песни и поэзии. Создатели рок-оперы выдвинуты на соискание премии Союзного государства в области литературы и искусства.

Для любителей музыки и поэзии возможность познакомиться с «Курганом» предоставила студия «Вигма», выпустив диск с записью рок-оперы. В постановке в роли рассказчика принял участие Валерий Анисенко, в то время директор театра Белорусской драматургии. Встреча с поэзией оказалась для Валерия Даниловича провиденциальной — вот уже несколько месяцев он работает директором и художественным руководителем Национального академического драматического театра в Витебске, который с 1944 года носит имя Якуба Коласа. В 1977-м за спектакль «Сымон-музыка» (постановка В. Мазынского) по лиро-эпической поэме Коласа коллектив был награждён премией Ленинского комсомола Беларуси.

Постановки в театре Якуба Коласа идут на белорусском языке, вот почему так важно развитие новой национальной драматургии. Чтобы жить, традиция должна иметь продолжение!

На Высших литературных курсах в Москве, в этой кузнице талантов (ВЛК, напомним, закончил Андрей Скоринкин, как, впрочем, и многие другие белорусские писатели), мы говорим о стихах национальных классиков с Валентином Сорокиным. Руководитель курсов, он много сделал для славянского единения не только как педагог, но и как поэт. В балладе «Аист» Сорокин размышляет об общности трёх народов и поэтических стихий: «И неспроста нащупывая трассу / Страстями, не на горе и беду, / Иду я, от Некрасова к Тарасу, / И от Тараса к Янко я иду».

Творчество Купалы и Коласа не только заложило основы национальной литературы, но и обогатило русскую культуру, языковую и музыкальную. Валентин Сорокин сумел сказать об этом поэтически-точно: «Чистейшая, рыдающая мова, / Сверкающие вишенки-слова, / Ты и сегодня выплываешь снова, / Как лебедь, из-под бела рукава».

Белорусская мова принадлежит белорусскому народу, а великие её письменники — всему миру. В своём творчестве Купала и Колас сумели выразить главное — стремление к красоте бытия, которое невозможно без правды и свободы. И потому неудивительно, что лаконичные слова из песни, написанной одной из белорусских рок-групп на стихи Янки Купалы, «Хто ты гэткi?», сегодня популярны в русской аудитории: «Хлеба, солі! Зямлі, волі!», — скандируют их поклонники на концертных площадках… Двойной юбилей удался — Янка и Якуб по-прежнему с нами, и участь забытых поэтов им пока не грозит.

Лидия СЫЧЁВА

Не грусти!

Янка КУПАЛА

Не грусти, что солнце низко,
Что проходит трудный день,
Не грусти, что осень близко,
На поля ложится тень.

Не грусти, что снег холодный
Скроет землю от очей.
Не погибнет дух народный
В этой темени ночей!

Не грусти, что трудно стало
Жить в проклятой темноте,
Что нас доля вечно гнала,
Прозябала в нищете.

Не грусти, что правят твари,
Что нам солнце не видать.
Не грусти, что в ночь пожары
Стали небо заливать.

Дымом вынесет лихое,
Всё, что душит и гнетёт.
Верь, брат, время золотое
Мать-Отчизну нашу ждёт.

1907

Моя вера

Якуб КОЛАС

Не верю идолам поганым,
Хоть украшают их дары.
Божкам не верю, истуканам,
Которых мажут маляры.

Не верю купленным пророкам,
Что за копейки людям лгут,
Следя ревниво жадным оком,
Когда червонцы поднесут.

Не верю фокусников чуду
Любых народов и веков,
Пускают что туман повсюду
В глаза доверчивых слепцов.

Не верю каменным часовням,
Распявшим дух живой в крови,
Загнавшим в рабские загоны
Все — от свободы до любви.

Ни за какую плату, меру
Не дам сломить себя в борьбе...
В народ и край свой только верю
И верю собственной судьбе.

1905–1916

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала