Прозрачное золото России

Экспорт пресной воды может соперничать по экономической эффективности с продажей нефти и газа. Пресная вода становится глобальной проблемой жизнеобеспечения человечества, а значит, и весомым фактором международных отношений. Для России проблема всестороннего изучения и эффективного использования пресной воды как уникального национального богатства особенно актуальна. И если от грядущего кризиса углеводородов можно спастись путём развития альтернативных источников энергии (о чём свидетельствуют успехи Германии в гелиоэнергетике и надежды США на производство дешёвых сланцевых газов), то потребность в воде для человека заменить невозможно ничем.

Северный колодец мира

На территории России находится более четверти мировых запасов пресной воды, из которых 23 процента — только в эндемическом озере Байкал, которое В.И. Вернадский уважительно называл пресноводным морем. Экономический потенциал пресноводного баланса России, по самым скромным оценкам, примерно вдвое превышает золотовалютные резервы Центрального банка РФ, причём отечественный пресноводный ресурс ежегодно воспроизводится.

Нашу страну справедливо называют северным «колодцем мира». Одно из удивительных свойств воды заключается в том, что по мере охлаждения и перехода части молекул из жидкого состояния в кристаллическое из неё вытесняется 20 — 25 процентов тяжёлых стабильных изотопов — дейтерия, трития, кислорода О-17 и О-18. Это способствует очищению воды не только от изотопной, но и от антропогенной, техногенной, информационной «грязи».

Поэтому Север и Восток России, то есть почти треть территории страны, представляют собой континентальных масштабов природный холодильник, способствующий вместе с вечной мерзлотой почвы сохранению и воспроизведению высокого качества и чистоты местных пресных вод.

Вода, очищаемая самой природой от значительной части тяжёлых изотопов водорода и кислорода, — экологическая компенсация за холодный климат, дефицит солнечного света и тепла, которые существенно снижают производительность труда, особенно сельскохозяйственного. Поэтому претензии некоторых зарубежных политиков, бизнесменов и ангажированных «борцов» за права человека на то, что вода Байкала и сибирских рек принадлежит всему человечеству, а потому распоряжение этим уникальным природным богатством нуждается в международном регулировании и совместном использовании, экономически и политически несостоятельны. Они напоминают попытку справедливого распределения солнечного света между странами мира на уровне специально созданного для этой цели департамента ООН.

Не плюй в колодец

Как любил повторять великий Луи Пастер, 85 процентов болезней мы пьём. С тех пор мало что изменилось. По данным ВОЗ, более 80 процентов заболеваний прямо или косвенно связаны с употреблением вредной для здоровья воды. Наряду с глобальным потеплением, влияющим на качество поверхностных вод, выявилась опасная загрязнённость планетарной экологической среды и антропологического генофонда энергетическими, радиационными, акустическими воздействиями. Нельзя сбрасывать со счёта отравление природы бытовыми отходами (в среднем — тонна в год на каждого жителя планеты), а также химическими токсикантами и продуктами фармацевтической промышленности.

Питьевая водопроводная вода нередко заражена радионуклидами, удобрениями, пестицидами, моющими средствами, нефтепродуктами, ядовитыми газами, патогенными бактериями, вирусами, поражена чувственно не ощущаемыми воздействиями техногенных и биосенсорных полей, создаваемых индустриальным производством и электронной техникой. Даже Москва и Санкт-Петербург берут водопроводную воду из поверхностных источников, хотя практичнее использовать для этого подземные воды.

Создаётся впечатление, что планетарная вода подвергается опасному натиску не только нашей чудовищной безалаберности и натурфилософского бескультурья (водопроводной водой мы поливаем машины и тротуары, готовим пищу и чистим зубы), но и со стороны науки.

Информационная революция и компьютерные технологии стремительно ворвались в царство химии, стремясь остановить её ставшую опасной экспансию в жизнь людей. На рубеже тысячелетий число открытых синтетических веществ перевалило за 25 млн. Из 200 тыс. таких веществ, более или менее активно используемых человечеством и фигурирующих на мировом рынке, лишь относительно 10 тысяч проведены хотя бы элементарные санитарно-клинические исследования их долгосрочных биологических эффектов, влияния на здоровье людей, животных, растений, на пищу, воду и воздух. Особенно опасны для всего живого супертоксиканты — беспороговые вещества, способные накапливаться в организме в течение многих лет, угрожая болезнями ныне живущим людям и будущим поколениям. И хотя большие ученые вдохновенно пишут о «музыке химии», невольно охватывает опасение, как бы при бесконтрольном развитии событий она не стала реквиемом для доверчивого человечества.

Словом, питьевая вода из крана не становится лучше. Особенно весной, в связи с разливами рек и таянием снегов, смывающих в водоёмы сельскохозяйственные и бытовые отходы, захоронения заражённых инфекционными болезнями домашних животных. Зачастую одни и те же водные системы используются и как приёмники сточных вод, и как источники питьевого водоснабжения.

Сейчас в России в реки, озёра, моря и под землю сбрасывается загрязнённых и заражённых стоков более 20 куб. км в год. Они содержат порядка 11 млн тонн загрязняющих веществ. Это порядка 75 кг на каждого жителяводопользователя в год, больше 200 грамм ежедневно! Кто знает, какую часть этой техногенной химической грязи удерживают давно устаревшие системы очистки, а какая часть идёт к нам из водопроводного крана? Представляете, какой демографический и экономический ущерб несут при этом страна и её население!?

Сейчас в мире функционирует примерно 30 тысяч фармацевтических препаратов, имеющих 500 тысяч названий. Но только около 300 из них доподлинно не имеют никаких противопоказаний. Остальные применяются, исходя из концепции поиска меньшего вреда. К тому же, зачастую бесконтрольно раскачивая иммунитет и гомеостаз организма, синтетические фармпрепараты используются далеко не полностью. До недавнего времени предполагалось, что таблетки и капсулы, сделав свое дело, практически бесследно исчезают «в никуда», разлагаясь в плазме крови, тканях, костях, а затем в сточных водах. Не тут-то было!

Многие препараты покидают организм в биологически активной форме и практически не теряют своих биохимических свойств. Куда же они деваются? Антибиотики и стероиды обнаружены в альпийских реках, компоненты противоопухолевых пилюль — в озерах Скандинавии, женские половые гормоны — в Великих озерах на границе США и Канады. Трепетно относящиеся к здоровью немцы проверили грунтовые воды Висбадена на предмет наличия 60 модных лекарств. В каждом анализе оказалось не менее 30 из них в опасных концентрациях: снотворные, сердечнососудистые, антибиотики и контрастные вещества, применяемые в рентгенодиагностике. Представьте себе: любящая пара хочет завести детей, а у них ничего не получается из-за того, что в воде присутствуют противозачаточные препараты. На больного в критической ситуации не подействовали антибиотики: организм получил несанкционированную «прививку» от них через водопроводный кран. Таких примеров, к сожалению, немало. И главное, они имеют тенденцию увеличиваться.

Но гораздо опаснее химические загрязнители, включённые в технологические цепочки водоснабжения и водопользования. Однако подавляющее большинство бытовых фильтров рассчитаны на удержание двух — трёх нежелательных компонентов, а угольные сами накапливают болезнетворные бактерии. Родниковые воды обладают высокой степенью жёсткости и излишним содержанием селена, нитратов, кадмия. Вода из артезианских скважин нередко насыщена вредными неорганическими элементами, солями тяжёлых металлов, рудничными и промышленными сбросами, сельскохозяйственными отходами, концентрация которых тем больше, чем глубже скважина. Кроме того, в ней содержатся в избытке литий, бор, стронций, алюминий, фтор и барий.

Вывести их фильтром непросто, а порою невозможно. Дождевая вода, как и извлечённая из воздуха с помощью установок типа «Самум», содержит кислотные основания и излишек дейтерия. Минеральные воды рассчитаны на лечение определённых заболеваний. Содержание солей в них в три — пять раз превышает допустимую для здорового человека концентрацию.

Новые технологии озонирования и ультрафиолетового облучения питьевой воды вместо хлорирования уже есть. Но они так же, как установка в квартирах и в офисах, наряду со счётчиками второго крана с проведением усиленной очистки воды для питья, что справедливо отметил выдающийся защитник родной природы и авторитетный учёный, вице-президент РАН академик Н.П. Лавёров, пока даже не стоят в повестке дня отечественного жилищно-коммунального комплекса. На это, как обычно, нет денег. Ещё бы! Ведь они уходят на лечение, раннее старение и похоронное обеспечение ускоренной смертности нашего многострадального населения. Почему на родине концепции биосферы не находится средств, необходимых для изучения и эффективного использования универсального природного оздоровительного препарата, каким является качественная пресная вода — одно из главных стратегических богатств нашей страны?

Мечта Вернадского

Вернадский пророчески писал, что нам придётся «восстанавливать характер тех вод, какие существовали сто тысяч лет назад и в прежние геологические периоды». Загрязнение почвы, воды и атмосферы, уменьшение площади лесов снижает её защитно-фильтрационную функцию, а из окружающего космоса, включая Солнце, на Землю идёт дейтериевый и тритиевый поток. Разложение растений вбрасывает в воздух тяжёлый кислород-18, который не способна нейтрализовать в необходимых для сохранения здоровья масштабах скукоживающаяся, подобно мифической шагреневой коже, флора планеты.

Доказано, что вода, в том числе находящаяся внутри организма, «чувствует» ритмику процессов, происходящих на Солнце, о чём писал А.Л.Чижевский. Остаётся детально выявить роль тяжёлых изотопов водорода и кислорода в факторе метеозависимости в условиях непредсказуемого и порой беспощадного бунта природы, нередко напоминающего сводки с фронта планетарной климатической войны. Противопоставить ему мы можем стратегию укрепления здоровья людей путём внутреннего оздоровления организма природными факторами или аналогами загубленных естественных форм и продуктов, включая употребление для питья и приготовления пищи особо чистой лёгкой воды. Тем более что отечественные изобретения позволяют очищать природную воду не только до самого высокого уровня, встречающегося в природе (международный стандарт антарктических осадков SLAP составляет по количеству лёгких изотопов водорода и кислорода 99,757 молекулярных процентов, а основная часть земной воды содержит их 99,73 процента), но и до такого, который в нынешней биосфере отсутствует — 99,774 процента с перспективой выхода на идеальный уровень изотопной чистоты — 99,99 процента.

Внедрение в жизнь инновационных технологий очистки воды даёт России мощный экспортный ресурс. В России на каждого жителя приходится более 20 тысяч куб. м воды, в то время как в Туркменистане — 206, в Узбекистане — 238. В мире ситуация с пресной водой обостряется буквально на глазах. Уже появились экологические беженцы из тропических и субтропических регионов, испытывающих острый недостаток влаги. В подтексте экономических, политических и военных конфликтов всё чаще просматривается «водный» фактор.

Сегодня экспорт пресной воды может соперничать по экономической эффективности с продажей нефти и газа, тем более что в силу природного кругооборота проданная вода вернётся к нам через какое-то время, «помёрзнет» в Заполярье и вновь обретёт целебно-оздоровительные свойства. Нам пора становиться умными торговцами таким универсальным, к тому же возобновляемым природным сырьём, каким является пресная вода. Но медлить нельзя. Иначе водные ресурсы, как и нефтяные, приберут к рукам частные, в том числе зарубежные компании, или распорядятся ими в свою пользу недобросовестные чиновники. Более того, на очищенную питьевую воду целесообразно своевременно установить монополию государства.

Лёгкая вода — средство и сила, которые могут реально способствовать скорейшему возрождению России, принося почтенным людям здоровье и активное долголетие, молодым ощущение радости жизни, детям энергию для будущей деятельности на благо своей Родины, если разумно и эффективно использовать эту часть нашей природной ренты на благо страны и её народа.

И хотя мировой рынок пресной воды ещё не сформировался, усилия по его созданию носят всё более активный, хотя пока локально-ситуативный характер. Превращаясь в весомый фактор мировой экономики и политики, вода создаёт определённую зависимость стран от соседей, масштаб которой может варьироваться в силу специфики хозяйственной деятельности и внутренних проблем.

С точки зрения обеспечения национальной безопасности Российской Федерации видится перспектива создания по её инициативе международного альянса производителей и экспортёров пресной воды, солидные запасы которой имеются также у Скандинавии, Канады, США, Бразилии, Аргентины, Уругвая, хотя «южная» вода латиноамериканских стран по изотопному составу и влиянию на организм человека заметно уступает российской. Выйти на водный рынок могут и такие страны, как Ливия, имеющая гигантские запасы пресной воды в подземном озере под Сахарой, Эфиопия, где находятся истоки Нила, Киргизия, которую называют «водонапорной башней» Средней Азии. Организация типа водного ОПЕК может сыграть позитивную роль при решении проблем регулирования на международно-правовой основе возможностей стран, имеющих запасы питьевых и поливных вод, и потребностей государств, в ней нуждающихся. Может пригодиться и уникальный российский опыт строительства магистральных трубопроводов.

Питьевая вода становится главным стратегическим продуктом, оттесняя нефть, газ, лес, рыбу, металл и алмазы. Кроме социального, экономического и демографического значения, эта проблема несёт политический потенциал. На Западе проявилась тенденция поддержки общественностью на выборах партий и политиков, выступающих за здоровый образ жизни и снабжение населения качественной питьевой водой. Когда в Мексике проходил форум по проблеме качества питьевой воды, собравший специалистов 120 стран, ставшие привычными манифестации антиглобалистов проходили под лозунгом недопущения передачи водных ресурсов в частную собственность. Проблема актуальна и для России!

«Прозрачное золото» России — общенародное природное богатство. Это резерв ускоренного возрождения страны, уникальный, чисто российский «козырь» успешного международного сотрудничества в остро конкурентном мире.

Игорь АНДРЕЕВ, доктор философских наук, профессор

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала