Ещё не хозяева, но уже не гости

Нужна ли нам дешёвая рабочая сила? Можем ли мы обойтись без мощного притока трудовых мигрантов? Не тормозит ли такое «нашествие» экономическое развитие страны? Почему к нам не едут высококвалифицированные специалисты? Решают ли мигранты наши острые демографические проблемы? И вообще: какой быть в целом миграционной политике России?.. Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утверждённая недавно Президентом России, как раз и пытается ответить на эти вопросы.

Еще немного, пугают нас противники массовой иммиграции, и некоторые районы Москвы в не столь отдалённом будущем станут похожи на сегодняшние кварталы Лондона или Парижа, где живут преимущественно приезжие из африканских и арабских стран.

Ничего страшного, говорят сторонники идей ещё большего наплыва трудовых мигрантов в нашу страну. Наоборот, они поднимают экономику страны и решают демографические проблемы. И вообще следует провести так называемую миграционную амнистию, то есть разрешить тем, кто хочет остаться в России, не только временно, но и постоянно жить и работать. Население считает иначе. По данным июньского исследования Фонда «Общественное мнение», большая часть наших сограждан не одобряют проведения миграционной амнистии в России, относятся к приезжей рабсиле с опаской, настороженностью и даже готовы (53 процента опрошенных) вообще запретить принимать на постоянное проживание мигрантов из других государств.

Однако и те, и другие констатируют, что обстановка в обществе вокруг проблемы трудовой миграции с каждым годом накаляется, полку гастарбайтеров прибывает, и сегодня большая редкость увидеть россиян среди представителей многих профессий: водителей, продавцов, строителей, работников коммунального хозяйства, сферы услуг и даже охранных служб. На глазах у каждого, — это видно невооруженным глазом, — происходят изменения этнического состава населения российских городов.

Кто с лопатой к нам придёт

Недавно узнал, что в соседнем доме ушла с работы известная всему микрорайону, проработавшая более тридцати лет дворничиха (из семьи потомственных татарских дворников), которую все задушевно и несколько фамильярно звали Сонькой. Уволили не потому, что стукнуло 55 и пора на пенсию. Подсидела Соньку дешёвая рабсила из стран ближнего зарубежья. Стоило ей лишь попросить о повышении зарплаты и отказаться обслуживать ещё один дом без соответствующей доплаты, пожаловалась она мне при встрече, как управляющая компания тут же выставила её за дверь. Сейчас улицу метёт тихий, всего боящийся и ни слова не знающий по-русски таджик.

Появилась и новая тенденция, которую тут же подметили специалисты: если раньше миграция носила преимущественно характер временного трудоустройства, когда жители республик бывшего СССР приезжали в Россию только для того, чтобы заработать и уехать, то теперь всё большее число мигрантов надолго оседает в Москве и других российских городах. При этом особого желания адаптироваться, влиться в общество, стать россиянами у многих нет. Они не собираются пускать здесь свои корни. Приезжают семьями, тянут за собой знакомых, родственников, но стараются жить автономно, по своим законам. На недавнем заседании Общественной палаты президент Федерации мигрантов России Маджумдер Мухаммад Амин заявил, что трудовым мигрантам не нужны российские паспорта, им нужны легальный статус и возможность ввозить сюда семьи.

В страну, по данным Федеральной миграционной службы России, на которые ссылаются эксперты из «Стратегии-2020», за первые три месяца прошлого года в Россию въехали 3,07 миллиона иностранных граждан, что на 10 процентов выше, чем за аналогичный период позапрошлого года (2,78 миллиона человек). А выехало с российской территории около 2,37 миллионов иностранцев. Таким образом, за квартал прирост составил 700 000 человек. За этот же период 242 000 иностранцам были выданы разрешения на работу. По данным Михаила Старшинова, первого заместителя Комитета Госдумы по делам национальностей, за разрешениями обычно обращаются не более 300 тысяч мигрантов. Сколько нелегалов остаётся за бортом учёта, никому не известно. По некоторым оценкам, численность незаконных мигрантов ежегодно доходит до 5 миллионов человек. На международной конференции, прошедшей минувшей весной в НИУ «Высшая школа экономики», директор Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский заявил, что на данный момент на территории страны находится 9,6 миллиона мигрантов. 1,3 миллиона имеют законное разрешение на работу или патент. Что же делают остальные? И сколько тогда в действительности нелегалов? Многие не работают или перебиваются случайными заработками. Сегодня на улицах, в метро среди бела дня можно встретить массу приезжих, не занятых никаким делом. Система квотирования, таким образом, не срабатывает, потому что вне зависимости от того, есть такая квота или нет, иностранец все равно едет в Россию в поисках заработка.

Депортация нелегального иммигранта на родину не решает проблемы, как и штрафы, которые жители ближнего зарубежья просто не в состоянии заплатить. Высылка из страны не только бьёт по карману российского налогоплательщика (по данным ФМС, эта процедура стоит бюджету около 1000 долларов), но и является совершенно неэффективной, так как изгнанный из России иностранец чаще всего оформляет на родине второй документ под другой фамилией и спокойно вновь въезжает к нам. Так что идея «пальчиков», то есть дактилоскопической проверки каждого мигранта, имеет полное право на жизнь. Как и предложение представителей экспертного сообщества о введении страхового взноса для граждан тех стран, которые не имеют с Россией договора о реадмиссии. Именно из этого взноса можно было бы выплачивать деньги за возможную депортацию иностранца.

Ряд авторов «Стратегии-2020», участвовавших в разработке Концепции миграционной политики, полагают, что до 2015 года к нынешним 7-8 миллионам мигрантов стране следует принять из Средней Азии еще примерно столько же. Иначе, по их мнению, случится экономический обвал и депопуляция населения. Мало того, в условиях низкой рождаемости к 2025 году нужно-де принять еще более 11 миллионов человек, а для того, чтобы предупредить снижение численности лиц в возрасте от 15 до 65 лет, — и вовсе 16 миллионов. С одной стороны, действительно, интенсивность миграционных потоков замещает естественную убыль. По данным статистики, миграционный прирост на 86 процентов компенсирует численные потери населения. С другой стороны, этот приток никоим образом не решает саму демографическую проблему. Более того, он ретуширует всю её остроту, переставляет акценты. Какой смысл стимулировать внутри страны рождаемость для пополнения армии будущих рабочих рук, если можно нагнать миллионы жителей стран ближнего зарубежья — и вопрос решён.

Рук много, мозгов — мало

Тотальная коррупция, буквально разъедающая миграционную сферу, несовершенство правовых механизмов административного воздействия, давление значительной части экспертного сообщества, ратующего за увеличение миграционного потока, как некой экономической и демографической палочки-выручалочки, стимулируют приезд всё большего и большего числа нелегальных мигрантов. Этот поток, похоже, становится неконтролируемым. Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Президентом России Владимиром Путиным, как раз и пытается ответить на эти вызовы времени.

Она направлена именно на то, чтобы в Россию ехали не малообразованные гастарбайтеры, а предприниматели, инвесторы, иные высококвалифицированные иностранные специалисты. С этим пока у нас туго. Так, по данным Управления Федеральной миграционной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в минувшем году иностранцам было выдано 186 тысяч разрешений на работу, и больше половины из них получили граждане Узбекистана, которые трудятся в основном в строительстве и в розничной торговле. Из числа высококвалифицированных специалистов разрешения на работу получили немногим более 650 иностранцев. В масштабах страны положение не лучше. По данным главы ФМС, ежегодно в Россию приезжают 13-14 миллионов иностранцев, и из них более трёх четвертей (77 процентов) — из стран СНГ, которые поставляют дешёвую рабочую силу. Только 10 процентов — из Евросоюза. Так что утверждения, что мигранты поднимают экономику России, мягко говоря, весьма спорные. Между тем, хорошо известно, что миграция высококвалифицированных работников служит важным источником экономического роста и благосостояния принимающих стран. Страны ведут острую конкурентную борьбу за таких работников.

Поэтому столь важное место в Концепции уделяется государственному содействию переселению на постоянное место жительства квалифицированных специалистов и иных востребованных на российском рынке труда иностранных работников. Планируется предоставлять гражданство имеющим вид на жительство предпринимателям, инвесторам и членам их семей в упрощённом порядке. Преференции создаются для иностранцев, заканчивающих российские вузы по востребованным специальностям. То есть основной упор делается на специалистах-профессионалах, а не на людях с лопатой в руках. Что касается этой категории приезжих, то по планам требования к ним будут только ужесточаться. В Государственную Думу уже внесён законопроект, статьи которого усиливают ответственность работодателей, нанимающих нелегалов, а также владельцев так называемых «резиновых квартир» или ночлежек, где прописаны десятки человек. По мнению Михаила Старшинова, возвращаться к советскому прошлому не стоит, так как прописка нарушает права и свободы, а вот роль участковых следует поднимать как можно выше. Как пояснила журналистам автор поправок в УК РФ, глава Комитета Государственной Думы по безопасности Ирина Яровая, «речь идёт о незаконном привлечении трудовых ресурсов, корпоративном влиянии на этику поведения работодателей». В частности, предлагается ввести уголовное наказание за неоднократное незаконное привлечение к труду мигрантов, а также предоставление им жилья. Также увеличивается с 5 до 10 лет срок запрета на въезд в Россию мигрантам, неоднократно привлекавшимся к административному наказанию за нарушение миграционного законодательства, в частности, за нарушение правил въезда и пребывания в стране, а также нелегальную работу.

Согласно концепции предусматривается три этапа реализации государственной миграционной политики. До 2015 года намечается создать центры содействия иммиграции в РФ и медицинского освидетельствования иммигрантов как в России, так и за рубежом, организовать курсы изучения языка, истории и культуры России, сформировать центры информационной и правовой поддержки, структуры по исследованию миграционных процессов. На втором этапе до 2020 года планируется «обобщить и проанализировать правоприменительную практику правовых актов РФ, которые поддерживают государственную миграционную политику», к 2021 году приостановить миграционный отток населения из районов Сибири и Дальнего Востока. Ну, и на третьем этапе, когда можно будет изучить первые результаты, вносятся нужные коррективы. Например, станет ясно, насколько эффективным окажется предложение ввести балльную систему для отбора мигрантов, желающих въехать в Россию, то будут меняться подходы. «Критериями могут стать возраст, образование, профессиональная подготовка, способность к адаптации и прочее, — подчеркнул Константин Ромодановский во время обсуждения документа в Общественной палате. — Предлагается отменить институт разрешения на временное проживание для мигрантов, при этом усовершенствовать институт получения ими визы на жительство».

У взяточников на поводу

Снимет ли Концепция, одобренная Президентом, коррупционные риски, покажет будущее. Пока же с ростом миграции, отмечают исследователи рынка труда, растут и коррупционные ставки. В Интернете гуляют расценки на услуги: языковые курсы — 6 тысяч рублей, постановка на миграционный учет — 3 тысячи, разрешение на работу — 15-20 тысяч. И так как документ не предполагает резкое сокращение трудовой миграции в Россию, то чиновники-взяточники могут быть довольны — личное обогащение им обеспечено. Прослеживается установка на увеличение миграционных потоков. Судя по содержанию Концепции, ее разработчики в общем-то согласны с мнением, что без мигрантов нам никуда не деться. По-прежнему нас убеждают в том, что все мы без них погрязнем в грязи, что замрут стройки, перестанут ездить автобусы и т.п. Зарубежный опыт, кстати, говорит о совершенно обратном. Скажем, бывшая союзная республика Литва почему-то справляется и без мигрантов. При этом из страны уехало в Западную Европу на заработки больше полумиллиона жителей при общей численности населения немногим более чем 3 миллиона. В своём большинстве это молодые люди, грамотные, образованные. Да, социально-экономическое положение республики далеко не блестящее, уровень жизни невысокий, но как-то приучились там обходиться и без рабочих рук со стороны! Другой пример — соседняя Беларусь. В стране, как известно, не привлекают неквалифицированную рабочую силу из-за рубежа, потребность в ней удовлетворяется только за счёт внутренних ресурсов.

До сих пор популярны мифы о том, что если бы не таджикские дворники, то мы с головой зарылись бы в горах мусора. Мол, какой москвич (читай — чистоплюй) пойдёт улицы подметать и снег разгребать? Однако, если бы местному жителю, той же Соньке, о которой упоминалось выше, предложили бы зарплату не в 15 тысяч рублей, из которых определённую часть ещё надо «отстегнуть» хозяину, а в 2535, а то и 40 тысяч, — и без всяких взяток! — то россияне заполнили бы все вакансии.

Еще куда ни шло, если бы мигранты помогали нам за счёт низкой оплаты своего труда строить качественное и дешёвое жильё. Но цены на недвижимость ежегодно растут с умопомрачительной скоростью, и Москва находится в десятке государств, где существует самый дорогой рынок жилья. Строители-гастарбайтеры лишь содействуют обогащению строительных боссов и чиновников, с которыми это строительство нужно согласовывать. Те кровно заинтересованы в том, чтобы нагнать на стройку для рытья котлована сотни безропотных чернорабочих, чем приобрести современный экскаватор и тем более возиться с требовательными россиянами. По мнению Михаила Старшинова, весьма условные штрафы работодателей не пугают. Поэтому вместе с ужесточением условий регистрации для мигрантов необходимо ужесточать ответственность работодателя, вплоть до уголовной.

Есть предложения отказывать иностранцам в получении бесплатного образования на территории России, в бесплатном обучении и нахождении в дошкольном учреждении, прекратить практику этноквотирования. По данным Департамента образования Москвы, сегодня только в столице учится свыше 70 тысяч детей мигрантов. Причем около 30 процентов учащихся плохо или совсем не говорят по-русски. По стране не владеют «великим и могучим» и вовсе более 20 процентов мигрантов, свыше 50 процентов не могут заполнить простейшие анкеты. Учителя жалуются, что в результате заполнения классов в общеобразовательных школах детьми мигрантов падает уровень преподавания, приходится сосредоточивать усилия на слабых «безъязыких» учениках, на что тут же реагируют родители. Они просто забирают своих детей из таких школ.

Хорошо известен механизм ограничения потока незаконных мигрантов, которых фильтруют ещё на границе. Это введение визового режима, причём прежде всего с теми странами, которые не собираются входить в Таможенный союз. Однако многие эксперты считают это предложение излишне радикальным, хотя в условиях образования нового межгосударственного объединения, видимо, стоило бы над ним подумать. Кроме того, давно назрела необходимость создания по всей стране единой базы по трудовым ресурсам. Туда мог бы заноситься любой, кто ищет работу, любая вакансия — своеобразный аналог электронной «трудовой книжки». В таком случае можно было бы регулировать приём на работу иностранцев, например, запрещать трудоустройство мигрантов, если в базе есть люди на внутреннем рынке труда, подходящие для такой вакансии. Другое дело иностранцы-специалисты, чьи профессии отсутствуют на этом рынке. Пусть работодатель оформляет на него все необходимые документы, страхует своего будущего работника, словом, несёт полную ответственность за мигранта, вплоть до оплаты расходов на его депортацию.

В любом случае Концепция миграционной политики, какими бы разноречивыми ни были её экспертные оценки, наведёт хотя бы элементарный порядок в этой сфере, поставит более надёжные заслоны на пути нелегальной трудовой миграции, и, что немаловажно, заставит работодателей считаться с социально-экономическими потребностями государства.

Николай ЛАШКЕВИЧ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала