Россия дала мне крылья, Беларусь обеспечила полёт

Выходец из крестьян, Владимир МИЛОСЕРДОВ, академик РАСХН, считает себя сыном двух братских народов. Появился на свет в России, в Белоруссии сформировался как личность, стал организатором науки и сельхозпроизводства. Родился же Владимир Васильевич в тамбовском селе Моисеево — Алабушка.

После десятилетки навострил было лыжи в Ленинградское Высшее военно-морское училище. Там и одежда, и еда — всё казённое, а профессией офицера, тем более моряка, грезили тогда все мальчишки. В военкомате предложили другие адреса училищ: пехотное, минно-торпедное. Отказался. Разочарованный поехал к родственникам в Минск. Тем временем приёмные экзамены в вузах близились к завершению. Он же, выходило, теряет целый год. Тут же, в Минске, ринулся в Институт народного хозяйства. Привлекало название. Хозяйство — коллективное, домашнее — было ему близко. Стало быть, там учат, как с ним управляться.

Приём практически был завершён. Он добился встречи с ректором. Рассказал всё о себе, своих метаниях. На счастье, тот оказался человеком добрым, понимающим. Успешно сдал математику, русский язык. Иные предметы — уже на квартире преподавателей. По географии получил тройку. Значит, стипендии не видать. Кем только не побывал в студенческие годы, зарабатывая на хлеб. Грузчиком, истопником. В театре был статистом, играл в немых сценах. На кондитерской фабрике сушил древесину, сколачивал ящики для конфет…

И вот заветный диплом на руках. Распределили в Пуховичский район Минской области, на должность председателя райплана. Пост для выпускника вуза достаточно высокий. Но Милосердов не был заурядным студентом. Преподаватели отмечали в нём способности аналитика, экспериментатора. А в тамошнем райисполкоме он оказался единственным специалистом с высшим образованием.

Недолго, однако, блистал на районном «небосклоне». Как-то в Пуховичи приехал директор Института экономики Академии наук Белоруссии Георгий Ковалевский. По делам службы встретился с Милосердовым, который приятно удивил его знанием не только дел в районе, но и оригинальными суждениями о путях, способах совершенствования экономики, планирования в сельском хозяйстве. Предложили перейти в Институт экономики Академии наук.

В институте бывший райплановец занялся новым по тем временам делом — экономико-математическим моделированием. Защитил кандидатскую диссертацию. Пригласили в Вычислительный центр Госплана Белорусской ССР, на должность руководителя отдела. Ездил по колхозам, совхозам, изучал статистику, планирование, отчётность. Итогом стало первое в республике учебное пособие «Математические методы в экономике и организации сельского хозяйства».

Затем предложил модели оптимизации рационов, производства кормов, распределения минеральных удобрений, размещения государственных закупок сельхозпродукции. Модель эта широко применялась в Белоруссии, на Украине, в Литве, других республиках. Автор подробно изложил её в книге «Оптимальное планирование заготовок сельскохозяйственных продуктов».

Увлечённый делом, лишь в 31 год озаботился устройством личной жизни. Опять же, на почве профессиональной деятельности. Постоянно работая в библиотеке Академии наук Белоруссии, познакомился с её сотрудницей, выпускницей пединститута. И посещение храма знаний стало ещё местом свиданий с девушкой по имени Тамара из Твери. «Из Твери? Бери!», — советовали родственники, друзья. Считалось: невесты из этих мест красивы, домовиты, покладисты. Так и вышло. Хотя жених руководствовался вовсе не поверьями или чужими наставлениями. С Тамарой Александровной воспитали двух сыновей, растят внуков. Она — надёжный помощник в делах творческих.

Тем временем его карьера набирает стремительный оборот. Милосердова заметили в Москве, предложили работу во Всесоюзном институте экономики сельского хозяйства. К тому времени в его творческом арсенале значилась модель оптимального плана закупок сельхозпродукции, включённая в учебные планы сельхозинститутов. Госплан СССР утверждает её как типовую. Он продолжает начатые в Минске изыскания, защищает докторскую диссертацию. И получает новое назначение: директор Всесоюзного института кибернетики. А вместе с назначением и новое задание — разработать способы применения в АПК экономико-математических методов. О том, сколь это было важно, говорит такой факт. Совет экономической взаимопомощи стран соцлагеря (СЭВ) создаёт для решения данной проблемы Координационный центр, и Милосердов участвует в его работе как уполномоченный от СССР. Его труды о переводе АПК на интенсивный путь развития, о специализации, интеграции, повышении экономической самостоятельности хозяйств привлекали пристальное внимание учёных, практиков, руководства страны. Милосердова приглашают на работу в Госплан СССР, затем — в ЦК КПСС, в команду Михаила Горбачёва, где мы с ним и познакомились.

Партчиновники со Старой площади, а знал я их немало, подчёркивали свою «особость». Разговаривали с собеседником, скупо роняя слова, тоном вежливо официальным. Милосердов же сразу попросту повёл со мною, редактором агропромышленного отдела «Правды», тогда всемирно известной, разговор о проблемах АПК. Назвал три основных. Первая — чрезмерная централизация управления. Она снижает роль и ответственность регионов за результаты хозяйственной деятельности, улучшение условий жизни населения, порождает иждивенчество. Местные органы власти тратят основные силы на то, чтобы выбить из Москвы как можно больше средств.

Вторая — розничные цены на основные продукты питания. Они оставались неизменными в течение десятилетий и были ниже себестоимости продукции.

Третья — неправильное планирование, особенно в животноводстве. Основной показатель оценки деятельности колхозов, совхозов — количество скота на конец года. Чтобы оно было как можно больше, хозяйства сдерживают сдачу животных на мясо. Это ведёт к потере веса, бессмысленному расходованию дорогостоящих кормов. В общем, необходимость серьёзных преобразований была очевидна.

— Так напишите об этом статью для «Правды», — предложил Милосердову.

Он тут же согласился, хотя ожидал я типичного для чиновников такого ранга ответа. Надо, мол, посоветоваться с руководством. И если оно разрешит…

Через несколько дней статья была у меня на столе. Речь в ней шла о продовольственном снабжении страны, об участии в этом различных регионов, вложениях и отдаче средств. Как, спрашивал автор, складываются эти взаимоотношения? Государство закупает в колхозах, совхозах, а также за рубежом зерно и выделяет его республике, области. В частности, Эстонии поставляет ежегодно 1,2 -1,3 миллиона тонн концентрированных кормов. В существующих международных ценах на 180 миллионов рублей. За такие деньги можно купить по импорту около 190 тысяч тонн говядины или 280 тысяч тонн свинины. А сколько мяса даёт стране Эстония? Всего 69 тысяч тонн. Зачем же эти перевалки, расходы на транспорт? Может лучше закупать за рубежом не зерно для скота, а непосредственно мясо? Тогда избежали бы лишних трат.

Он ставил в этой статье вопрос о переводе областей, краёв, республик на хозрасчёт. Подчеркивал: дело непростое, подходить к нему надо взвешенно, всесторонне. Нужны общие законодательные основы. С тем, чтобы можно было опираться на единую систему расчётов, создавать равные для всех условия и возможности. Критиковал излишнюю централизацию, диктат верховной власти. Центр взял на себя обеспечение республик, областей капитальными вложениями, ресурсами, содержит аппарат управления.

Призывая к экономической самостоятельности, автор предупреждал об опасности самоизоляции. Математическая логика подсказывала ему вероятность трагических событий в судьбе СССР. Он тогда писал: «Нарушение экономических связей между регионами чревато углублением кризиса. Скользкий путь полной экономической независимости приведёт к развалу единого народнохозяйственного комплекса страны, бумерангом ударит по экономике любого региона. Каждые республика, область должны чётко представлять себе всю пагубность самоизоляции, нарушения интеграционных связей». Хотя, подчёркивал автор, это вовсе не значит, что сложившиеся отношения должны оставаться неизменными.

Летом 1990 года мне довелось вместе с ним, в составе советской делегации посетить США. Мы изучали опыт американского АПК. Милосердов, уже не однажды побывавший в этой стране, дотошно вникал в детали работы заокеанских фермеров. Прежде всего сельских кооперативов, которые имеют столетнюю историю. Кооперативы сбытовые, снабженческие, смешанные. Разные бывают годы: урожайные, скудные. И с реализацией продукции проблемы. Но тамошний крестьянин всегда чувствует себя уверенно. Потому что налажены чёткие взаимоотношения с государством, гарантирована финансовая, правовая поддержка. Мы тогда с ним написали и опубликовали в «Правде» цикл статей о делах и заботах американской, если можно так сказать, деревни.

Переходя на работу в ЦК КПСС, надеялся он «пробить» свои идеи, преобразования. Хотя бы усовершенствовать планирование, наладить равноправные экономические отношения между городом и деревней. Но популисту Горбачёву было не до села и его проблем. Уходил или отмахивался от конкретных шагов, решений. Отсутствие собственного мнения по многим ключевым вопросам экономики стали её тормозом.

В 1991–1992 годах он академик–секретарь отделения экономики ВАСХНИЛ. Затем академик–секретарь отделения земельной реформы и землеустройства РАСХН. Последняя должность — директор ВНИИ экономики, труда и управления в сельском хозяйстве (ВНИЭТУСХ). Учреждение с солидным стажем, авторитетом и с кучей проблем, возникших после распада СССР.Он их решал, искал направления, способные скорректировать аграрный курс, противостоять организационному и экономическому разрушению отрасли. Так, вместе со Строевым взялся за модернизацию АПК Орловской области, создав его рыночную модель. С внутренними коммерческими расчётами, с интеграцией в общественное производство личных подсобных хозяйств. Опыт оказался удачным, его изучают во многих регионах, а Минсельхоз России рекомендовал к широкому применению.

И сегодня академик полон творческих сил. Ездит по стране, участвует в научных конференциях, дискуссиях, выступает в печати как учёный, острый публицист — «деревенщик». Его перу принадлежат свыше 450 научных работ.

Распад СССР стал уже достоянием истории. Он же, как и многие другие, не желает с этим примириться. Да и как привыкнуть к мысли, что Беларусь, его вторая родина, давшая путёвку в большую творческую жизнь, стала заграницей. Он и теперь созванивается с бывшими соратниками, коллегами. Белорусские аграрники обращаются к нему за советами, помощью. В разговорах часто упоминает места, где жил, работал.

— История не имеет сослагательного наклонения. Стоит ли сейчас об этом говорить?

— Стоит. Призыв к восстановлению СССР не годится уже и как лозунг в предвыборной борьбе. Но и жить за глухим забором не получится. Значит, нужны единые правила игры. Экономический рост, его устойчивость — главная задача любого правительства. Благодаря его высоким темпам прежде ничего из себя не представлявшие государства стали сильными, уважаемыми. Такой опыт был и в нашей истории. В предвоенное десятилетие благодаря рекордным темпам роста СССР укрепил свою обороноспособность, победил в самой разрушительной войне.

Россия отброшена сегодня на задворки мировой экономики. Правда, соглашается Милосердов, за последнее время произошли положительные сдвиги. И всё равно мы ещё не достигли дореформенного уровня развития. Президент Владимир Путин неоднократно заявлял: «Мы должны расти быстрее, чем остальной мир. Опередить другие страны и в темпах, и в качестве товаров, услуг, и в уровне образования, науки, культуры — это вопрос нашего экономического выживания».

— Вы, Владимир Васильевич, оптимист. Всё ли так в мире просто, всем ли такое понравится? Вот, например, Запад совершает постоянные «наезды» на вашу вторую родину — Беларусь.

— Там понимают: беспрепятственное продвижение их товаров, капитала, ресурсов возможно лишь при слабых государствах, при политической раздробленности. Для того и трудятся в поте лица. Тут все средства хороши. И военная мощь, идеология, и подкуп. Работая в ЦК КПСС, я прочитал однажды шифрограмму, поступившую из США. В ней говорилось, что Буш, тогдашний директор ЦРУ, подготовил президенту Рейгану записку, где предлагал треть средств, выделяемых для подрыва советской экономики, тратить на подкуп. Конкретно — политиков, хозяйственных работников, учёных, средств массовой информации. Рейган тогда, кажется, не отреагировал на записку. Но следующим президентом США стал Буш. В мире перемещаются не только товары, капитал, природные ресурсы, но и всевозможная информация. Идёт загрязнение духовной среды.

Борьбе за её чистоту, благополучие государства, общества Владимир Милосердов, учёный и гражданин, посвящает не время — жизнь.

Александр ПЛАТОШКИН

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала