Принцип «своей рубашки»

Реализация полномочий органов местного самоуправления в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях имеет свои особенности и свои проблемы. Об этом размышляет глава города Дудинки Алексей ДЬЯЧЕНКО.

Сейчас электроснабжение поселений — вопрос местного значения муниципального района. По предположению законодателя, районные органы власти должны отвечать за наличие и функционирование энергетической системы между населёнными пунктами. Очевидно, зыбкое представление о масштабах задач, связанных с реализацией этого полномочия, повлекло за собой его фактическую невыполнимость.

Сибирь и Север — две трети страны. Между сёлами и городами — огромные расстояния. Не поверю, что можно серьёзно говорить об ответственности населения за строительство сети высоковольтных линий электропередач. К территории муниципального образования «город Дудинка» отнесено пять посёлков, ближайший из которых находится в 20 километрах от города, а самый удалённый — в 360 км. (практически, это протяжённость среднестатистического субъекта центральной России). Между ними — тундра, тысячи болот, озёр, мелких рек. Ни дорог, ни наземных коммуникаций. И если у населённого пункта нет доступа к энергосистеме, значит, по логике закона местная районная власть работает из рук вон плохо.

Одной из основных задач местной власти является удовлетворение повседневных потребностей населения. А это больница, школа, чистые и освещённые улицы, тепло в домах и даже новогодняя городская ёлка. Не участие в профилактике терроризма, а охрана общественного порядка и обеспечение безопасности дорожного движения в населённом пункте. Думаю, лишь немногие из жителей всерьёз озабочены созданием, к примеру, архивных фондов. Это, безусловно, важное полномочие, но оно относится к сфере оказания скорее государственных услуг, нежели муниципальных. Чёткое определение вопроса местного значения принципиально необходимо.

В последнее время всё чаще звучит: надо забрать на региональный уровень всё, что местная власть не в состоянии решить из-за отсутствия финансов. Интересный и неожиданный поворот в реформе местного самоуправления. Возможно, теперь за яму на какой-то нецентральной улице в отдалённом городе будет отвечать губернатор. По оптимистичным прогнозам, такое перераспределение ответственности приведёт к полной и окончательной победе над ямами на дорогах. На практике, я думаю, либо вовсе ничего не произойдёт, либо всё закончится передачей полномочий на местный уровень с объёмом средств не более тех, что муниципалитеты и сегодня имеют. А, значит, судьба ямы от этих нововведений никак не изменится.

Риторический вопрос: кто сегодня принимает решение об открытии или закрытии школы в населённом пункте? А фельдшерско-акушерского пункта? Это вопросы местного значения, но по большей части они решаются на уровне региона: либо в рамках прямых указаний, либо посредством межбюджетных отношений. Всё это говорит о реальном отсутствии местного самоуправления.

Ещё один декларативный принцип — учёт местных традиций. Муниципальная власть постоянно сталкивается с непониманием государственных структур того, что в каждом населённом пункте свои особенности. Когда при решении вопросов местного значения к деревне предъявляют требования как к городскому населенному пункту, когда органы местного самоуправления называются единообразно во всём субъекте РФ, независимо от восприятия этих наименований населением, — всё это ставит под сомнение основной принцип существования местного самоуправления: самостоятельное и под свою ответственность решение населением вопросов, касающихся своей жизнедеятельности.

Если в северном посёлке водоснабжение сводится к доставке жителям озёрной воды в бочках, а в деревне принято использовать для этого воду из колодцев, и такой способ на сегодняшний день является единственно доступным, — не надо требовать от органов местного самоуправления устройства центрального водоснабжения и очистки воды. Если же государство и впрямь решило добиться коммунального прогресса в деревне, то это не решить одним возложением ответственности на органы местного самоуправления. Требуются колоссальные инвестиции в инфраструктуру, которые не сможет поднять ни одно сельское поселение. Законодательство должно не только заявлять о необходимости учёта местных традиций, но и предусматривать гарантии обеспечения такого учёта.

В отдельных случаях принцип распределения сфер управления вообще не поддаётся логике. Такой вопрос, как выдача разрешения на установку рекламной конструкции в поселении, передан на уровень муниципального района. Ни с точки зрения принципов управления территорией, ни с точки зрения технического контроля оправдать такой подход невозможно. Органы местного самоуправления поселений отвечают за благоустройство, архитектурный облик населённого пункта, им доверена выдача разрешения на строительство, но при этом рекламные конструкции должны возникать по разрешению райцентра. То есть, чтобы поместить на свой павильон вывеску, предприниматель должен отправляться в районный центр. Иногда для этого нужно лететь самолётом!

Многие вопросы закреплены федеральным законом как за поселениями, так и за районами. В разъяснениях указывается, что это сделано умышленно, в соответствии с интересами населения, а также, что немаловажно, с учётом финансовых и экономических возможностей.

На практике вступает в силу принцип «своей рубашки». Ведь такие вопросы, как культура и досуг, физическая культура и спорт, услуги связи, общественного питания, торговли, бытового обслуживания, работа с детьми и молодёжью, важны в каждом конкретном населённом пункте! Жителям отдалённого посёлка лучше иметь у себя спортивную площадку, чем знать, что в районном центре построен Дворец спорта.

Сотрудничество двух уровней власти в «вопросах совместного значения» представляется сомнительным, в том числе и по причине полной финансовой зависимости одного уровня от другого. А размер необходимых финансовых средств не должен быть определяющим показателем того, к какому уровню власти должен относиться вопрос местного значения. Протяжённость Таймырского муниципального района, к примеру, с севера на юг такая же, как расстояние от Москвы до Сочи, а если с запада на восток — то получится размах от Москвы до Калининграда! Как вам такой масштаб местного вопроса!

Обобщая мнение многих моих коллег, можно утверждать, что природа районной власти ближе к государственному, чем к муниципальному управлению. И органичнее было бы включить её в государственную вертикаль. Возможно, концентрацию сил при решении местных задач надо осуществлять не за счёт двухуровневой системы муниципального управления, а следует поискать решение в плоскости межмуниципального сотрудничества? И тому есть положительный зарубежный опыт.

Подготовила Татьяна КАЛИНИНА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала