Гражданин и оружие

Удлинит ли жизнь «короткий ствол»?

Наверное, сколько существует гражданское общество, столько времени люди пытаются разрешить эту дилемму: давать ли гражданам оружие для самозащиты или оно должно быть только у тех, кто обязан гражданина защищать по долгу службы? В доказательство своей правоты каждая из сторон старается найти как можно более веские аргументы.

При этом одни и те же факты противники и сторонники легализации торговли короткоствольным нарезным оружием — пистолетами и револьверами — нередко умудряются бросить каждый на свою чашу весов. В Англии государственное регулирование оборота оружия началось законом 1903 года и всё время усиливалось. Поводы, как считали, давала сама жизнь. Например, в 1987 году некто Майкл Райан в одном из городов устроил охоту на людей, расстреляв 16 человек. Законодательство ужесточили в очередной раз. Через девять лет другой убийца, имея при себе законно приобретённые пистолеты, зашёл в начальную школу шотландского городка и открыл огонь по людям. Убил 16 детей и одного учителя, ранил ещё 10 ребятишек и троих преподавателей. После чего застрелился. Под давлением возмущённых граждан парламент через год сделал оружейное законодательство ещё строже. Иначе, мол, нельзя будет остановить беспредел.

Ну, это я уже перевожу на русский аргументацию английских противников либерализации продажи оружия. Однако их оппоненты в обоих случаях выдвинули контрдоводы и постарались использовать драматические происшествия для доказательства как раз своей правоты. Первый убийца 8 часов свободно расстреливал людей только потому, что ни у граждан, ни даже у полиции не было огнестрельного оружия. Будь оно в наличии, и, может, ничего бы не случилось. А второй был психически больным. Об этом знала полиция. Ещё до трагедии ей сообщили руководители нескольких стрелковых клубов, куда он пытался вступить. Его не приняли и попросили полицию отобрать выданное ему разрешение и оружие. Так кто же виноват, спрашивали оружейные либералы? Закон, разрешающий иметь «короткий ствол», или его отсутствие в первом случае и наплевательское отношение к своим обязанностям полиции, в другом.

Кроме того, в защиту либерализации были приведены и другие аргументы. В том же 1987 году, когда Райан стрелял в Англии, власти американского штата Флорида в ответ на разгул преступности разрешили гражданам иметь и носить с собой заряженное оружие. В течение следующего года преступлений в штате стало на 21 процент меньше, хотя в целом по стране их число выросло на 12 процентов.

Говоря же об Англии, аналитики сделали вывод, что ужесточение законодательства не даёт нужного эффекта. За 60 последних лет количество убийств и других преступлений против личности здесь выросло, в то время как в США при либерализации оборота оружия идёт, наоборот, снижение. Так какой же путь выбирать?

Волна споров об этом докатилась и до России. В них включились разного рода эксперты, парламентарии. Они обсуждают проблему в средствах массовой информации, в Интернете, на других площадках.

Недавно одно из таких мероприятий прошло в Совете Федерации. Здесь на обсуждение журналистов, политологов, юристов был представлен доклад группы экспертов о реформировании российского оружейного законодательства. Подготовлен он, как отметили авторы доклада, под руководством «наиболее последовательного сторонника идеи легализации», первого заместителя Председателя Совета Федерации Александра Торшина. Естественно, и разговор об этой неоднозначной проблеме начал он.

Первый вице-спикер заявил, что наше оружейное законодательство устарело и требует модернизации. Оно «явно не успевает за теми запросами общества, которые мы сейчас имеем». Попутно развеял ряд, как он сказал, мифов. Один из них — будто уже готов законопроект о либерализации продажи короткоствольного нарезного оружия. Это не так, заявил Торшин. Чем больше уходишь в тематику, тем больше возникает вопросов. Поэтому торопиться не надо. Может быть, собрав отклики и мнения, стоит предложить провести референдум. «Мы должны знать, как относится общество к этой серьёзной проблеме. Вдруг будет отрицательное мнение. Это тоже повод подумать».

Коснулся идеолог оружейной либерализации и другого распространяемого мифа. Создаётся впечатление, заметил он, что «наша команда собирается провести закон, разрешающий приобретать оружие всем подряд. Как ведро картошки на базаре купить. Нигде в мире этого нет. И у нас не будет».

Говоря о предполагаемом законе, Александр Торшин подчеркнул, что он должен быть только прямого действия. «Чтобы никакая ведомственная инструкция или какое-то ведомственное постановление не вмешивались».

Вообще, необходимо иметь своего рода оружейный кодекс, ибо в один закон трудно вместить все возникающие проблемы. Например, есть проблема страхования ответственности владельцев оружия. Или такой вопрос, как определение необходимой обороны. «Человек, защищающий себя с оружием, сказал Александр Торшин, становится первым обвиняемым. К сожалению, есть такой обвинительный уклон, и цифры это показывают».

Впрочем, не на все вопросы, которые может задать обществу предполагаемый закон о доступной продаже пистолетов и револьверов, находят сегодня внятные ответы. И это несмотря на то, что доклад группы экспертов, идейно руководимых первым вице-спикером Совета Федерации, содержит внушительное количество информации. В нём представлен широчайший спектр сведений разного характера. От конституционных гарантий гражданину «защищать свои права и свободы в состоянии крайней необходимости» до экономической целесообразности расширения оборота гражданского оружия. От уровня преступности в России, неверия людей в возможность государства защитить их до международного опыта обеспечения граждан оружием для самозащиты. Естественно, все факты и суждения, даже если они прикрывались словами об осторожности в решении данной проблемы, были направлены в одну цель — легализация продажи короткоствольного оружия должна состояться и в России. Пусть не сейчас, пусть через какое-то время, но надо и нам выходить на широкую дорогу мировой цивилизации. Ибо, как показывает зарубежная практика, утверждали авторы доклада, короткий ствол удлиняет человеку жизнь.

Надо сказать, примеров из опыта других стран в докладе предостаточно. Эксперты провели внушительную работу, исследовав уровень преступности как до легализации торговли пистолетами, так и после её начала. И эти примеры действительно заставляли размышлять. Но тогда почему российское общество, по словам самих же участников обсуждения, в значительной своей части пока не готово бодро выходить на широкую дорогу массового вооружения? Причина, наверное, не только в консервативности взглядов и заскорузлости мышления. При всей, казалось бы, ясности проблемы остаётся немало невыясненных вопросов.

Это показало и обсуждение доклада. Так, например, опровергая расхожую мысль, а не начнётся ли всеобщий перестрел, то и дело приводились цифры наличия в стране гладкоствольного и нарезного охотничьего оружия, а также объёмов его продажи. Каждый год у нас продаётся только нарезного оружия 40 тысяч штук. И ничего! Нет ни «колорадских», ни других снайперов, утверждали авторы доклада. Верно. Охотничье оружие лежит дома до короткого сезона разрешённого выезда в лес. На улицу с ним может пойти только сумасшедший. А пистолеты и револьверы, которые со всеми допустимыми строгостями будут проданы сотням тысяч, если не миллионам людей? С ними-то человек будет ходить не в лесу, а в гуще людей, и притом каждый день. Это значит, владелец «короткого ствола» прежде всего должен быть обучен обращению с ним.

Авторы доклада не спорили. «Человек, приобретая для себя оружие, — сказал один из экспертов, — понимает, что ему нужно тренироваться. Он это делает более или менее регулярно. Хотя бы раз в месяц, раз в два месяца». Делает? Вряд ли. Даже подавляющее большинство охотников «тренируются» только по зверю или птице. Тиров-то у нас раз-два и обчёлся. И чтобы до них добраться, надо потратить уйму времени. А когда владельцев пистолетов станет в десятки раз больше, не возникнут ли проблемы уже на этом уровне?

Вместе с тем, ценность мероприятия была неоспоримой. Всякий новый закон должен выходить из недр потребностей общества, аккумулируя мнения самого широкого круга причастных к проблеме людей. Тем более такой, который затрагивает непростую дилемму — гражданин и оружие.

Вячеслав ЩЕПОТКИН

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала