Национальная идея живёт в большинстве из нас

Накануне парламентских каникул в Государственной Думе прошёл «круглый стол» на тему «Суверенитет России и задачи власти». Одним из центральных в этой дискуссии стало выступление депутата фракции «Единая Россия» Евгения ФЁДОРОВА.

— Начнём с главного, Евгений Алексеевич: чем объясняется интерес к теме суверенитета страны — и ваш, и других участников «круглого стола»: политологов, историков, юристов? В чём вы видите её актуальность?

— В её ключевом характере для решения всех насущных вопросов нашего национального бытия. Какой бы из них мы ни взяли: все виды безопасности, борьбу с коррупцией, задачу перевода экономики на путь инновационного развития, привлечения в неё инвестиций, культурную политику, трактовку сложных периодов отечественной истории, демографию, экологию, не говоря уже о поисках национальной идеи… Всё так или иначе связано с понятием суверенитета страны, а если быть точным, то с ограничением суверенитета, в условиях которого мы живём с начала девяностых годов. А поскольку суверенитет ограничен, важные решения нередко принимаются не в нашу, а в чужую пользу. Такова плата за наше поражение в многолетней холодной войне.

— Между тем Евгений Примаков написал целую книгу, в которой подвергает сомнению факт поражения нашей страны в той войне.

— Заочный спор тут вряд ли продуктивен. В жизни же дела обстоят так, что конгресс США провёл торжественное заседание, посвящённое победе Штатов в холодной войне, устроен военный парад, отчеканена специальная медаль. Всё почти как в 1945 году, после победы во Второй мировой над немцами и японцами. Правда, без подписания акта о безоговорочной капитуляции. Но главный итог в общем тот же, что и на протяжении всей истории человечества: победитель подчиняет побеждённого, диктует ему свои условия, обирает его как липку, расчленяет территорию и старается увековечить это положение. Что тут изменилось с древнейших времён? Формы зависимости, виды дани. На смену принудительной перекачки ресурсов из управляемых стран в метрополии пришёл, как нас уверяют, свободный переток товаров, услуг, людей и капиталов. Только в результате такой свободы из России лишь в прошлом году утекло 84 миллиарда долларов. А что до людей, то если при Гитлере из нашей страны насильственно вывезено 4,5 миллиона «остарбайтеров», то сегодня счёт «добровольно» выбравших жизнь на чужбине идёт на десятки миллионов. Это квалифицированные рабочие, женщины, детвора, продаваемая по цене «Тойот» и, конечно, мозги инженеров, программистов, учёных. Считается, что последних уехало порядка миллиона человек. Для Запада приток таких креативных «гастарбайтеров» — важный фактор модернизации. Наши же шансы на инновационное развитие в итоге, напротив, снижаются.

— Но известен и иной ход мысли: если для немцев и японцев поражение во Второй мировой обернулось подъёмом и процветанием, то чем мы хуже? Надо только следовать курсу вашингтонского «обкома».

— Немцы и японцы нужны были американцам как союзники в холодной войне против СССР. Поэтому им разрешили поднять и экономику, и жизненный уровень. Но ряд ограничений их суверенитета сохранён до сих пор. Это и американское военное присутствие (оккупация), которое никем не отменено, и запрет иметь собственное ядерное оружие, и контроль в информационной сфере. Значение этого контроля я имел возможность оценить, побывав в Германии в 1995 году. Немцы тогда испытывали подъём по поводу воссоединения ГДР и ФРГ. Против которого (как сейчас против единения России, Беларуси и Украины) выступали США и Великобритания. Германские же депутаты, чиновники, руководители СМИ, с которыми я встречался, подчёркивали, что главным на том этапе они считают преобразования прежде всего в информационном пространстве, освобождение его от стереотипов, навязанных извне, и от «смотрящих», следивших за соблюдением этих стереотипов, подбором, дозировкой, стилем подачи информации.

Примечательно также, что если тогда германский бюджет был безупречно профицитным, то сегодня государственный долг ФРГ достигает 150 процентов ВВП. Столько же составляют долги земель. С чем это связано? С необходимостью укрепления Евросоюза, в силе и единстве которого немцы видят залог своего суверенитета и упорно его добиваются. Это борьба по сути своей национально-освободительная, в ходе которой бывают, конечно, не только победы.

— А как, по-вашему, с балансом побед и поражений в нашем, российском варианте?

— Ситуация непростая. Судя по тому, что заявляет о нас очередной кандидат в президенты США и другие деятели, Россия с её историей, масштабами, геополитическим положением, наличием ядерного потенциала и т.д., в отличие от «нормальных» стран, благополучно встроившихся в мировой порядок, остаётся объектом, таящим риск, непредсказуемость для управления.

— Какой либерал не обдаст сарказмом тезис об «особости» нашей страны.

— «Старший брат» подходит к делу серьёзнее. И «невидимой руке рынка» предпочитает надёжные виды контроля. Начиная с законодательных. Отсюда в нашем Основном законе положение, что законодательство РФ не должно противоречить международному. Такого примата внешних законов над внутренними нет в конституциях США и ряда других стран. Почему же у нас всё наоборот? Или возьмите другую статью: о независимости ЦБ России от государства. То есть практически от России! Что это значит? А то, что прежде всего ЦБ осуществляет эмиссию рубля, руководствуясь вовсе не потребностями в нём национальной экономики, а исходя из того, на сколько долларов экспортировано российского сырья, например, нефтегазового. Отсюда хроническое недофинансирование (т.е. практически недоразвитие) нашего народного хозяйства. Нам говорят: так ведь и Федрезерв США — фирма по сути своей частная, не зависимая от государства. Оно так, конечно, но ФРС печатает ровно столько «зелёных», сколько ему закажет правительство. Наше правительство этого не может. Как говорится, почувствуйте разницу.

Кроме того, мы, продавая свои природные богатства за реальные доллары и евро, тут же вкладываем их в тот же Резервный фонд, т.е. в экономику опять-таки США, а взамен получаем цифирки в компьютере. Уже за счёт этого наши партнёры качают из нас дань в миллиарды баксов… И как ни бился в 2003 году Владимир Путин за изменение закона о Центробанке, ему не удалось преодолеть сопротивление тогдашнего думского большинства. Не уверен, что встань вопрос снова, нынешнее большинство будет уступчивей, а пресса не поддержит это большинство.

Отдельная песня — наш Гражданский кодекс. Не раз отмечено, что применение этого «перевода с американского» создаёт массу несуразиц и нестыковок в хозяйственной, правоприменительной практике. Дело в том, что специалистами ВТО и других международных организаций подготовлен ряд законопроектов, предназначенных специально для стран с переходной экономикой, к которым отнесена и Россия. Но если до включения нас в этот ряд в нашем законе существовало понятие об информации как о виде интеллектуальной собственности, то по требованию американских экспертов оно изъято из Четвёртой части Гражданского кодекса и ещё из ряда законов и нормативных актов. Нам объяснили: это одно из условий принятия России в ВТО. Но если так, то почему изъятое из наших законов понятие сохраняется в законах других стран? И о каких инновациях можно всерьёз говорить, изъяв это понятие?

Вспомним, наконец, что материальной основой суверенитета является система собственности, включая прежде всего собственность крупную. Здесь формируется управленческая элита, рождаются национальные проекты, отсюда исходит поддержка политических партий и лидеров. У нас вроде бы имеются и крупные формы собственности, и собственники, фигурирующие в списках Форбса. Только дело в том, что, будучи зависимыми от кредитов иностранных банков и от тамошней системы рейтингов, наши «олигархи» являются фактически уполномоченными по управлению объектами собственности в России. Каких идей ждать от таких управленцев, каких проектов по восстановлению суверенитета страны — не знаю.

— На «круглом столе», где вы выступали, говорилось также о том, как ограничение суверенитета может восприниматься и массовым, и индивидуальным сознанием как неизбежность, даже норма.

— Тут нам придётся вернуться на информационное поле, к тому кто, как и по каким технологиям его возделывает. Цель этих технологий ясна: создать такой информационный, культурный, нравственный фон, который освежал бы восприятие рядового россиянина долгоиграющими сериалами, сплетнями из жизни звёзд шоу-бизнеса, примерами, как в одночасье стать богатым и счастливым. Чтобы проигравший не плакал, а, напротив, чувствовал комфорт избавления от «измов» прошлого. Чтобы убедился — солнце восходит на Западе. Уйти с этого информационного поля можно, конечно, в Интернет. Но «старший брат» и тут старается не упустить своего. На него работают тысячи политтехнологов, сотни организаций, в том числе правозащитных, получающих нехилые гранты из зарубежных фондов.

— И внешний контроль, и манипуляция сознанием — сферы, можно сказать, с традициями. Но и новаторство им не чуждо, верно? Вы можете привести пример этого?

— Дело или, как его нам представляют, «список Магнитского». Что знает о нём человек, познающий мир из наших обычных СМИ? Что власти США решили запретить въезд в их страну тем чиновникам, которые, на их взгляд, причастны к смерти адвоката Магнитского, наступившей в изоляторе предварительного заключения. Ну а на деле, там принят закон вовсе не о «списке Магнитского», а о том, что Госдеп и Минфин США могут составлять списки тех россиян, которых, по мнению американских властей, следует лишить имущества не только в Штатах, но достать их и в самой РФ, закрыв им карты на получение финансовых средств. Ни судебных решений для этого, ни каких-либо официальных обоснований не нужно. Достаточно заявления в американское посольство в Москве от тех-то в отношении тех-то. Небезызвестная Людмила Алексеева заявляет, что подала американцам список всех депутатов Госдумы. Каково? Что это, если не попытка тотального контроля властей одной страны за гражданами другой? И далеко ли отсюда до контроля глобального?

— Вы откровенно обсуждаете эти темы со своими коллегами-депутатами?

— Конечно.

— И какова реакция?

— Не все и не во всём меня поддерживают, но в общем-то все всё понимают. Понимают настолько, что лично я не вижу смысла искать какую-то национальную идею. Она есть, живёт в большинстве из нас. Это идея суверенитета и независимости нашей страны.

Беседовал Руслан ЛЫНЁВ

Евгений ФЁДОРОВ

Избран по федеральному списку партии «Единая Россия». Родился 11 мая 1963 года. Образование высшее — Ленинградское высшее военное инженерно-строительное училище. Кандидат экономических наук. Избирался депутатом Государственной Думы первого, четвёртого и пятого созывов. Член фракции «Единая Россия», член Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам.

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала