Великая Отечественная: когда захороним последнего солдата?

Корюковка. Март 1943 года

Пепел Корюковки

Когда попадаешь в Корюковку, районный центр в Черниговской области, трудно представить себе, что этот уютный и приветливый украинский городок пережил страшную трагедию, которая разыгралась здесь почти семьдесят лет назад. Только монумент жертвам трагедии, Парк памяти, да экспозиция в краеведческом музее, заставляют вспомнить о тех днях. Да ещё несколько десятков братских могил, разбросанных по разным уголкам города.

К 1941 году Корюковка насчитывала 13 тысяч жителей. В годы войны окружавшие её леса стали центром партизанского движения на Черниговщине. Несколько разрозненных партизанских отрядов в июле 1942 года объединились в крупное партизанское соединение под командованием дважды Героя Советского Союза Алексея Фёдорова. В ночь на 27 февраля 1943 года фёдоровцы провели одну из крупнейших своих акций. Узнав, что в Корюковскую тюрьму посадили детей командиров партизанского отряда, они напали на гарнизон в Корюковке, состоящий в основном из венгров. Удел родственников партизан или заподозренных в пособничестве им, был один — расстрел. В одной из братских могил, на которой мы побывали, похоронены тела 250 человек, уничтоженных за это в 1941 году. Но убивали не только за пособничество партизанам. В 42-м убили триста евреев и двенадцать цыган. И казни регулярно продолжались вплоть до февраля 1943-го.

В результате нападения партизан фашисты понесли серьёзный урон: 78 человек было уничтожено, восьмерых взяли в плен. Взорвали лесозавод, мельницу, маслозавод и комендатуру. Разгромили железнодорожную станцию, подорвали несколько километров железнодорожного пути, паровоз и шесть вагонов, склад с горючим и мост. Из тюрьмы был освобождён 101 человек. Уходя, партизаны предупреждали жителей города о возможной ответной акции немцев. Тем более что примеры этого уже были. 23 марта 1942 года оккупанты в Корюковском районе спалили село Елино и уничтожили 296 мирных жителей, а осенью этого же года в селе Клюсы — 128 человек. Но люди в большинстве своём не верили, что могут пострадать женщины, старики и дети. Те же, кто поверил в опасность, спасли себя и своих близких. Мать свекрови одной из сотрудниц Корюковского исторического музея собрала своих троих детей на следующее после операции партизан утро и попыталась выйти из посёлка. Но выход уже был перекрыт местными полицаями. Никого не выпускали, говоря, что ничего страшного не будет. Но она различными мольбами всё же упросила пропустить её с детьми.

Немцы не простили партизанам разгром своего гарнизона, и утром 1 марта 1943 года карательный отряд эсэсовцев и полицаев начал окружать райцентр плотным кольцом. Вначале каратели под видом проверки документов пытались собрать всё население в центре посёлка. Но план провалился. Многие, подчинившись, послушно шли, другие, предчувствуя трагедию, пытались убежать или спрятаться. Тогда каратели сменили тактику. Они не стали собирать всех для массовой показательной казни, а начали заходить в дома и расстреливать всех, кто там находился, а потом поджигали жилища. А беда сбивала людей вместе, что и облегчало задачу оккупантам. Поэтому в домах находили по нескольку десятков трупов.

Из воспоминаний Валентины Ивановны Кравченко, уроженки Корюковки, 1926 года рождения: «Прошёл слух, что будут проверять документы, и мы их подготовили. Отцу как мужчине посоветовали спрятаться в сарае на сеновале, что он и сделал. Вскоре в дом зашёл каратель и с автомата открыл огонь. Я была ранена в руку, потеряла сознание и упала на пол. Когда пришла в себя, боялась открыть глаза, думала, что каратель стоит в избе. Жгло раненую руку, беспрерывно сочилась кровь. Преодолев страх, открыла глаза и увидела страшную картину. Все мои — мать, братья и сёстры были убиты и лежали в лужах крови».

Тех, кого согнали в центр, расстреляли в самых крупных зданиях посёлка — ресторане и театре. Анализируя свидетельства и другие источники, сотрудники краеведческого музея установили, что число расстрелянных в ресторане составляет около пятисот человек. Их всех загнали вовнутрь и расстреливали небольшими группами на глазах у остальных. Чудом уцелело только пятеро. Один из них, Евгений Юхимович Римар, оставшийся в живых только потому, что держал на руках дочку, которая и заслонила его от пуль своим телом.

Из воспоминаний Всеволода Дагаева: «Накануне мы с женой решили перебраться на квартиру в соседнюю Алексеевку. Я пошёл, чтобы найти подводу для перевозки вещей. Когда вернулся, меня не пропустили, стали по мне стрелять. Я укрылся в доме метров за десять от ресторана. Когда убедился, что проклятые фашистские палачи уехали, зашёл в ресторан и увидел там горы убитых людей и лужи крови». Всех найденных жителей посёлка расстреляли к 10 часам вечера. Потом немцы дали сигнал ракетницей и уехали.

Кровавая бойня продолжилась на следующий день. Эсэсовцы вернулись, чтобы уничтожить следы преступления и добить тех, кто не попался им вчера. На беду многие вернулись ночью из соседних сёл. Каратели стали поджигать дома и бросать живыми в огонь всех, кого удалось схватить. Жительница Корюковки Вера Сильченко успела спрятаться в стоге сена, но к своему ужасу стала свидетелем того, как каратели кинули в пламя её мать, сестру и невестку. И этого в уничтожении корюковчан немцам было мало. Был отдан приказ о том, что корюковчан, которые сбежали и поселились в соседних сёлах, необходимо расстреливать на месте. Всех жителей соседних населённых пунктов запугивали, чтобы они им не оказывали помощь.

Советские войска освободили Корюковку 19 марта 1943 года, всего через десять дней после последней карательной операции эсэсовцев. По акту, который был составлен по следам фашистского злодеяния, в Корюковке погибло 6700 человек, спалено 1290 домов. Уцелело всего 10 строений из кирпича и церковь, которую почему-то не тронули. Но людей, которые в ней искали спасение, вывели из неё и вместе с батюшкой расстреляли во дворе. Ужасная картина предстала пред глазами освободителей. Остовы сгоревших домов, ставшие надгробными знаками десяткам братских могил и страшный вой не доеных коров и бездомных животных. И бесчисленные следы массовых убийств.

Мёртвый город стоял до мая, и многие убитые до мая не были преданы земле. Некому было хоронить. К лету начали возвращаться демобилизованные солдаты и уцелевшие жители. Строили землянки и шалаши и в них селились.

За 500 дней оккупации было уничтожено 7500 жителей города. Восстановить довоенную численность Корюковка смогла только несколько лет назад.

Военная комиссия в 1943 году выявила всего 1409 фамилий погибших. Ходили по дворам и по показаниям выживших составляли список. Но зачастую соседи погибали вместе, в одном доме, и сведения о них давать было некому. Этим и объясняется столь малая цифра фамилий. Но работа по сохранению памяти о погибших продолжается и по сей день. За 2011–2012 год сотрудникам Корюковского исторического музея удалось восстановить ещё более 200 фамилий.

Также комиссия вскрыла в 43-м году десять ям массовых захоронений. В могилах от 2 до 49 останков погибших. Старики, женщины, дети. Выявлены доказательства повторных выстрелов в голову. Добивали, чтобы никто не выжил.

Евгений Римар

Расстреляная семья из Корюковки

Не пощадили даже их...

Тяжелый труд поисковиков

Заместитель председателя ВОО «Союз «Народная память» Борис Грешных

Первая находка, позволяющая идентифицировать останки

Ещё одно массовое захоронение было обнаружено недалеко от города, в урочище «Зелёный гай», где покоятся останки пятисот человек. Там регулярно расстреливали с 1941 года. Немой свидетель этой трагедии — многолетний дуб, у ствола которого и происходили расстрелы, был недавно срублен. По причине аварийного состояния. Сотни пуль, вошедших в его ствол, лишили его сердцевину целостности. Но он простоял после расстрела почти 70 лет, являясь живым напоминанием о случившемся.

Осознавая глубину трагедии, которая произошла в Корюковке, понимаешь, что об этом нельзя забыть, и что необходим мемориальный комплекс, который будет напоминать о случившемся, и даст возможность перезахоронить все братские могилы со всего города в одно место. Но воплотить эту идею в жизнь никак не удаётся. Первый проект мемориала был сделан в 1979 году, но в связи со случившейся трагедией в Чернобыле его заморозили. Но пепел Корюковки не даёт никому успокоиться. Уже есть и Указ Президента Украины, и постановление Верховной Рады по увековечению памяти погибших. Теперь есть и «Союз «Народная память», который взял строительство мемориала под свой контроль. И верится, что у них получиться.

Поиск за свой счёт

Если бы не поисковики из Всеукраинской общественной организации «Союз «Народная память», которую возглавляет крупный бизнесмен и меценат, по совместительству исполнительный секретарь государственной межведомственной комиссии по увековечиванию памяти жертв войн и политических репрессий Ярослав Жилкин, то белых пятен в военной истории Украины было бы ещё очень много. Он не случайно стал во главе поискового движения на Украине.

Руководимая им днепропетровская общественная организация «Историко-поисковая организация «Поиск — Днепр» признанный лидер среди украинских поисковиков. Более 130 бойцов Красной армии нашли и перезахоронили поисковики Днепропетровщины в прошлом году. Им поступило 207 запросов по розыску погибших. По архивам были найдены данные о 79 погибших жителях Украины и стран СНГ, которых разыскивали родные. Проведено 18 торжественных церемоний по захоронению останков воинов Красной Армии. Инициирована установка 11 памятных знаков. И все эти мероприятия поисковики проводят за собственные средства, в основном за счёт личных сбережений. Львиную долю вносит сам Ярослав Жилкин.

— Поисковое движение — это важнейшее государственное дело, — говорит он. — К сожалению, деятельность самодеятельных поисковых отрядов нередко оборачивается тем, что наносится прямой вред поисковому делу. По сути, в землю закапывается без должного исследования целые людские судьбы. Ещё хуже, когда орудуют псевдопоисковики, цель которых нажива — подороже продать найденные военные артефакты. Значение увековечивания памяти павших трудно переоценить. Особенно по воспитанию подрастающего поколения. Когда у детей есть возможность увидеть все находки поисковиков собственными глазами, буквально прикоснуться к живой истории — это помогает им лучше понять весь ужас войны и осознать ту степень героизма, который проявляли наши люди для победы над фашизмом. На это никаких денег не жалко. У меня трое детей, и мне не безразлично будущее Украины.

Уже есть договорённость с украинским Министерством образования и науки, молодёжи и спорта о создании при действующих поисковых отрядах молодёжных поисковых групп, о проведении совместных поисковых экспедиций с массовым привлечением школьников и студентов в качестве волонтёров. Молодёжь будут привлекать к поиску родственников погибших, установлению мест захоронения бойцов Красной Армии по запросам родственников, уходу за военными захоронениями и братскими могилами.

Такая активная гражданская позиция украинских поисковиков уже даёт свои результаты. Недавно Президент Виктор Янукович подписал распоряжение «О дополнительных мерах по поиску, исследованию и благоустройству мест захоронений жертв войны, политических репрессий и других трагедий украинского народа». Государство впервые в таких масштабах возьмёт на себя финансирование поисковых работ в необходимых объёмах, что позволит поисковикам, которые работают в рамках действующего законодательства, при всесторонней поддержке государства, значительно активизировать свою деятельность.

— Наша главная цель, — говорит Ярослав Жилкин, — идентифицировать останки как можно большего количества людей, погибших во время Великой Отечественной войны. По самым приблизительным подсчётам, в годы войны пропали без вести порядка 6 миллионов человек. У каждого из них были родители, дети, любимые. Наша обязанность как потомков — помочь восстановить судьбу каждого. Война не будет окончена, пока не будет с почестями похоронен последний солдат.

Александр КУНИН, Николай ЛАШКЕВИЧ, Киев — Москва

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала