Особая прописка для кочевников

В ноябре прошлого года Государственная Дума приняла в третьем чтении поправки в закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», закрепив особый порядок регистрации представителей коренных малочисленных народов, ведущих кочевой образ жизни и не имеющих постоянного места жительства. О том, насколько принятие этого закона необходимо кочевникам, мы поговорили с инициатором поправок Председателем Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа Сергеем ХАРЮЧИ.

— Сергей Николаевич, инициатором внесения изменений в федеральный закон выступило Законодательное Собрание Ямало-Ненецкого автономного округа. Чем обусловлена эта инициатива?

— В первую очередь, необходимость принятия поправок была связана с тем, что действующее законодательство устанавливало общий порядок регистрационного учёта по месту жительства и только в жилом помещении. Но у нас в округе, да и в ряде других северных территорий, оленеводы не обладают постоянным местом жительства и живут в переносных видах жилища. Согласно требованиям законодательства тундровики должны были быть прописаны «по месту жительства» — в доме, квартире, ином помещении, где они проживают по праву собственности или на основании договора социального найма. О родовых жилищах — чумах, юртах, ярангах — в законе речи не было, и они не могут быть отнесены к жилым помещениям. В то же время регистрация по месту жительства необходима для эффективной реализации ряда прав — к примеру, для получения детских пособий, субсидий на приобретение транспортных средств, включая оленей, для постановки на учёт в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, для получения медицинской помощи, образования. Сейчас фактически пользование россиянами правами и льготами зависит от наличия регистрации.

— Но оленеводы на Ямале живут не год и не десятилетие, поэтому эта проблема возникла наверняка не вчера?

— Безусловно. Проблема возникла лет 20 тому назад, когда началась реформа местного самоуправления — границы муниципалитетов сжались до пределов жилых зон. Остальные земли были отнесены к разряду «межселённых территорий» и де-юре никак не могли быть местом проживания целых народов. Тем не менее кочевые условия жизни коренных народов вынудили власти автономного округа указывать в адресе их регистрации такие формулировки, как «Новопортовская тундра», «Сеяхинская тундра», «с. Яр-Сале, тундра», «Тазовский район, п. Гыда», а в паспортах детей, достигших совершеннолетия, адрес места регистрации вообще не ставился. Год от года эта проблема усугублялась, а мы искали пути её решения, изучая опыт зарубежных стран и адаптируя его к нашей действительности.

— С принятием поправок ситуация изменилась, или для ее окончательного решения необходимы ещё какие-то шаги?

— Теперь федеральный закон разрешил регистрационный учёт представителей коренных малочисленных народов Севера, ведущих кочевой образ жизни и не имеющих постоянного жилья, на всей территории муниципальных районов или городских округов, учтённых в федеральном Перечне мест традиционной хозяйственной деятельности. Этот документ относит к зонам исконного хозяйствования едва ли не всю территорию Ямала: городской округ Салехард, Красноселькупский, Тазовский, Приуральский, Шурышкарский, Пуровский, Надымский, Ямальский муниципальные районы. При регистрации лиц, ведущих кочевой образ жизни в одном из поселений, находящихся в муниципальном районе, в границах которого проходят маршруты кочевий, сегодня в паспорте гражданина указывается адрес местной администрации.

Если говорить об исполнении закона, то, к сожалению, мы не имеем целостной картины по всем субъектам Российской Федерации, поскольку закон принят недавно. Относительно Ямала сегодня уже можно говорить, что острота проблемы снята. Остаются нерешёнными некоторые вопросы, но, в первую очередь, это связано с недостаточной информированностью тундрового населения. Уверен, что при должной разъяснительной работе эти вопросы будут сняты с повестки.

Беседовал Андрей ПОГОРЕЛОВ, г. Салехард

Общая численность коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России составляет примерно 250 тысяч человек. Более 28 тысяч человек ведут кочевой или полукочевой образ жизни, проживают в полевых условиях. Только в ЯНАО кочевой образ жизни ведут более 13 тысяч человек.

Опыт

Интересен опыт Франции по решению вопроса статуса цыган. Законом № 69-3 от 3 января 1969 года (ред. от 6 августа 2008 года), регулирующим деятельность мигрирующих лиц, которые перемещаются во Франции, не имея фиксированного места жительства, устанавлены особенные процедуры для так называемых gens du voyage («кочевников»). Согласно этому закону gens du voyage получают «циклическое разрешение», которое выдаётся административными органами. Те граждане — «кочевники», которые обращаются за «циклическим разрешением», должны заявить властям муниципалитета о своём желании зафиксировать свою связь с муниципалитетом.

В Бельгии было предусмотрено создание комплекса стоянок (первая была открыта в 1978 году в Остенде), обслуживаемых органами государственной власти. Их задачей было оформление регистрации по месту жительства с целью создания возможности последующего получения гражданства.

В Великобритании, напротив, проводится политика против кемпинговых лагерей, а также кочевничества. Предполагается, что любое лицо, в том числе кочевник, должно иметь место жительства.

В штате Миннесота (США) для определения места жительства, в том числе лиц, ведущих кочевой образ жизни, используются критерии: статус жилища, место его нахождения, почтовый адрес, факт преимущественного проживания. По данному месту выплачиваются социальные выплаты, платятся налоги, открываются банковские счета, выдаются водительские удостоверения и т. д. Оленеводы не обладают постоянным местом жительства и живут в переносных видах жилища - чумах, юртах, ярангах.

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала