Страна сурового, но справедливого Льва

От бананово-лимонного Сингапура до электронного государства

Обычно такие государства называют карликовыми. Они больше интересны для туристов, чем для бизнесменов. Но в случае с Сингапуром всё произошло ровно наоборот. Диву даёшься, как этот романтично-экзотический, портово-бандитский и «бананово-лимонный» Сингапур, о котором когдато томно пел Вертинский, всего лишь за полвека своего независимого существования сумел превратиться в современный динамичный город, мощный финансовоэкономический центр мира.

Если не считать китайских и индийских кварталов, да парочку других исторических достопримечательностей, например, здания парламента, построенного англичанами еще в XIX веке, город напрочь лишён вековой экзотики и романтического налёта старины. Это не соседние Камбоджа и Таиланд, Малайзия и Бирма, где всё буквально дышит далекой историей. Тут больше уместны строки другого, менее известного певца-эмигранта, нашего современника: «Небоскрёбы, небоскрёбы, а я маленький такой...» Сингапур — это город-государство, состоящее из 58 небольших островков (вместе с главным одноимённым островом), насчитывающее 714 квадратных метров площади, свыше 5 миллионов жителей, в основном китайцев, малайцев и индусов по национальности, почти 1 миллион автомобилей, число которых правительство ограничивает. Ни тебе природных богатств, ни дымящих фабрик и заводов. Одни деловые кварталы с растущими вверх небоскрёбами вперемешку с респектабельным, в стиле викторианской Англии, «одноэтажным Сингапуром», да районы жилых высоток по окраинам. Мегаполис всё чаще называют столицей нового мира, этаким «азиатским Манхэттеном», в котором вертятся большие деньги, живут богатейшие люди планеты, бурлит деловая жизнь.

Лев прыгнул

О сингапурском экономическом чуде написаны горы статей, книг и научных диссертаций. Действительно поражает, как, будучи крохотным государством, не имея никаких сырьевых ресурсов (даже воду сингапурцы до сих пор получают из Джохора в Малайзии) и не получая какую-либо финансовую подпитку извне, Сингапур умудрился стать страной с четвёртой экономикой мира по уровню ВВП на душу населения. Сегодня он уступает лишь Катару, Люксембургу и Норвегии. Даже финансовый кризис, до сих пор с переменным успехом терзающий Европу и Америку, обошёл его стороной. Именно это маленькое государство возглавляет список «азиатских тигров», совершивших за последние четверть века мощный экономический прыжок. Впрочем, Сингапур часто называют «страной Льва» (он красуется на государственном гербе), так что и здесь сингапурцы в лидерах.

Секрет «сингапурского чуда» давно раскрыли международные экономисты: грамотное государственное управление, чёткое планирование, жёсткая исполнительская дисциплина и упор на новейшие технологии. Именно инновации, ставшие основой так называемой «Стратегии голубого океана», экономической программы развития страны, выдвинувшей девиз «смотреть на конкурента, делать это лучше и привносить что-то своё», позволили Сингапуру совершить рывок и войти в тройку мировых лидеров в рейтинге конкурентоспособности. Локомотивами роста послужили такие отрасли, как электроника, биотехнологии, судостроение, сектор финансовых услуг. Фактически сегодняшний Сингапур — это современное электронное государство.

А начинали вроде бы с малого: борьбы с коррупцией, которая буквально опутала, особенно в первые годы независимости, сингапурское общество. Ли Куан Ю, первый премьер-министр Сингапура (его облик запечатлён на сингапурских долларах), ныне отошедший от дел из-за своего преклонного возраста, взялся железной рукой наводить порядок, особо не церемонясь с правами человека в западном смысле этого слова, чем заслужил у многих либералов звание авторитарного лидера и диктатора. Пошёл он не столько по пути ужесточения наказания для проворовавшихся чиновников, хотя и это имело место быть, сколько по пути законодательного выкорчёвывания питательной коррупционной среды.

Прежде всего, он отгородил чиновничество от права решающей подписи в любом документе, имеющем отношение к сфере экономики, социальной жизни. Предельно упростил процедуры принятия решений и с помощью депутатов парламента, принявших целый ряд антикоррупционных законов и поправок, удалил всякую двусмысленность в законах. Были резко подняты зарплаты судьям, а также госслужащим, занимающим ответственные посты, до уровня топ-менеджеров частных компаний. Так, заработок судьи достигает нескольких сот тысяч сингапурских долларов в год (1 сингапурский доллар равняется 24 российским рублям). Почти полностью был заменён состав полиции. Погрязших во взяточничестве и связанных клановыми нитями малайцев заменили более законопослушными китайцами. Был создан независимый орган по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти.

В итоге, как свидетельствуют международные рейтинги, Сингапур стал одним из наименее коррумпированных государств мира. Не обошлось без жертв. Кто-то из министров, уличённых в коррупции, попал за решетку, кто-то покончил жизнь самоубийством, кто-то бежал из страны. Население окончательно поверило премьеру, когда под меч антикоррупционной борьбы попали его близкие родственники, и он ни одного слова в их защиту так и не сказал.

Теперь начинающему предпринимателю, чтобы открыть собственное дело, не надо идти на поклон в различные госслужбы. Достаточно письменно уведомить их о своем намерении «делать бизнес» и зарегистрировать предприятие. Эта операция, как объяснили мне местные бизнесмены, проходит за две-три минуты. Не нужны ни справки, ни лицензии, ни другие разрешения властей. То есть для каждого человека создана исключительно либеральная бизнессреда — в отличие от поведения на работе, на улице, в ресторане, в быту, в семье.

Была упорядочена и система социальной защиты. В Сингапуре понятия «государственная пенсия» как такового, не существует. Действует, в общем-то, простейшая схема пенсионных отчислений и накоплений. Каждый сингапурец ежемесячно отдает 20 процентов своего заработка в счёт будущей пенсии, а его работодатель платит еще 15 процентов.

Легко подсчитать, что при высоких местных зарплатах столь же солидной по размеру будет и пенсия. Конечно, рядовым сингапурцам не потягаться по уровню доходов с президентом или премьер-министром, зарабатывающим в год от 3 миллионов сингапурских долларов (свыше 72 миллионов российских рублей) до 4 миллионов долларов, но всё-таки и на их счёт набегает довольно крупная сумма. Так, врач-хирург зарабатывает 24 300 долларов или 558 900 рублей в месяц, адвокат в переводе на наши деньги — примерно 147 200 рублей, преподаватель университета — 144 624 рублей, программист — 115 000, маляр — свыше 30 000, водитель автобуса — более 28 000, садовник — 18 400 и уборщица — 18 170 рублей в месяц.

Кому петля, кому — ротанговая палка

Насколько внушителен размер денежного поощрения за труд, настолько высок и уровень денежного наказания за малейшие провинности и несоблюдение законов. Причем суровость этих законов не размывается необязательностью их исполнения, как это происходит сплошь и рядом в нашей стране. Проводя реформы, Ли Куан Ю действовал столь решительно и жёстко, что вызвал далеко не однозначную реакцию мирового сообщества.

В то время как по всему миру катилась волна отмены смертной казни, в Сингапуре, наоборот, была введена высшая мера наказания. Применяется она сегодня без всяких колебаний и оглядок на то, что скажут международные правозащитники. За особо жестокое убийство и торговлю наркотиками полагается смертная казнь через повешение.

Не случайно Сингапур, по данным правозащитных организаций, занимает первое место в мире по количеству смертных казней на душу населения. Так, в период с 1991 по 2004 годы было приведено в исполнение 400 смертных приговоров. Зато уровень преступности в Сингапуре один из самых низких в мире. Сколько ни высматривал, на улицах так и не заметил ни одного полицейского. Но это вовсе не означает, что их там нет. Как не преминули предупредить наши сопровождающие, лучше не плевать на мостовую и не бросать бумажки: блюстители порядка, одетые не в полицейскую униформу, в белых рубашечках и чёрных цивильных брючках появятся как из-под земли. Выпишут такой штраф, что мало не покажется.

Некоторые преступления (вооружённое нападение, нарушение иммиграционных законов, вандализм, кражи, учинение массовых беспорядков, изнасилование и т.п.) ведут к наказанию палками. Например, в позапрошлом году швейцарец Оливер Фрикер получил семь месяцев тюрьмы и три удара ротанговыми палками за два разукрашенных вагона метро в Сингапуре. Восемнадцатилетний американский школьник Майкл Фэй, будучи пойманным на порче имущества граждан, был приговорён к шести ударам. Длина этих ротанговых шестов составляет более одного метра и свыше одного сантиметра в диаметре. Причём, как мне объяснили, максимальное количество ударов для нарушителя моложе 50 лет ограничивается 24 ударами, а если ему меньше 18 лет, то молодой человек получает не более 10 ударов. И, судя по разговорам с местными жителями, никто даже не помышляет усомниться (отнюдь не изза боязни наказания за инакомыслие) в справедливости такой строгой меры.

Есть и довольно необычные штрафы. Так, кормление птиц в парке может обойтись в одну тысячу долларов, оставление воды в блюдцах под горшками во время полива цветов, что привлекает комаров, — 500. Лающим по ночам собакам обрезают голосовые связки. Мужчины должны всегда носить брюки, а женщины — чулки, пусть даже уличный термометр показывает плюс сорок. Во многие автомобили встроена сирена, которая при превышении скорости в 80 километров в час начинает подавать громкие сигналы.

Обратил внимание на то, что под вечер в личных автомашинах никогда не сидит один водитель, всегда — пассажиры. Оказывается, в определённое время суток запрещено ездить в автомобиле в одиночку. Следует брать попутчиков или подвозить коллег по работе. Нарушение карается штрафом в те же 500 долларов. Штраф платят даже женщины, не имеющие высшего образования, но решившие завести себе второго ребёнка. А мужчины, которые женятся на женщинах с высшим образованием, наоборот, получают вознаграждение. Настоятельно рекомендуется (иногда полицейские даже звонят по домам) иметь не более двух детей в семье.

Сигареты и запреты

Вся эта система запретов и всевозможных табу действует весьма эффективно и, как это ни странно, ведёт к соблюдению человеческих прав и свобод. Никто не будет ограничивать свободу окружающих в собственном стремлении быть свободным, в том числе от общепринятых норм поведения. Наиболее зримо эта тенденция к ужесточению наказания проявляет себя в сфере потребления табака. Так, за курение в ненадлежащем месте можно заплатить от 500 до 1000 сингапурских долларов. Такой же размер штрафа и за брошенный на землю окурок. Стал прилюдно жевать резинку (почему-то к ней отношение крайне негативное) — 1000. За сквернословие на улице — и вовсе 3000 долларов.

Вечером на улице Норд Бридж довелось стать свидетелем жёсткости применения закона. Какие-то люди в гражданской одежде повязали стоявшего на автобусной остановке подвыпившего иностранца. Видимо, житель туманного Альбиона изрядно перебрал и позабыл о предупреждениях строго-настрого не курить в общественных местах, иначе не позволил бы себе подымить на автобусной остановке. В закрытых помещениях, в общественном транспорте, на остановках городского транспорта запрещено курить, и даже на улице на ходу не затянешься сигареткой. Только в отведённых для этого местах. Как потом выяснил, незадачливого европейца скрутили люди из так называемой «смок полис», которые, как правило, не ходят в полицейской форме.

На 15-й Всемирной конференции «Табак или здоровье» (WCTOH), которая прошла далеко не случайно в Сингапуре, одном из самых некурящих государств мира, опыт этой страны в борьбе с курением признан наиболее полезным. В том числе и по линии наказаний. Тут правозащитники молчат и даже поддерживают суровые санкции к курильщикам, нарушающим соответствующие нормы закона. В стране не развита табачная промышленность.

Парламент Сингапура

Соответственно транснациональные компании, увеличившие в России, по данным первого заместителя Председателя Комитета Государственной думы по науке и наукоёмким технологиям Николая Герасименко, за последние десять лет производство сигарет в два раза, не имеют никакого права голоса. Сингапур твёрдо намерен выполнить все требования Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака, и уже сегодня он максимально приблизился к статусу «бездымной» страны. Между тем, по планам ВОЗ только к 2050 году планируется полностью освободить мир от табачного дыма.

В Сингапуре, правда, еще разрешают продавать и курить сигареты, в отличие от некоторых островных государств, где это строго запрещено, но по данным, приводившимся на конференции WCTOH, вскоре город-государство подойдёт и к этой черте. Так, сингапурским детям, родившимся в 1990-м и последующих годах, запрещается продавать табачные изделия. Страна вместе с группой других государств готова выпускать сигареты, где на пачке не указываются ни производитель сигарет, ни их марка. Вскоре каждый сингапурец будет выбирать сигареты в пачках без всяких надписей и картинок по специальному прейскуранту. Традиционная выкладка табачных изделий на магазинных полках, таким образом, уйдет в прошлое.

Меньше разделяй и больше властвуй

Все три властные вертикали в Сингапуре — законодательная, исполнительная и судебная — не разведены чётко между собой, как это принято во всём мире, а причудливо переплетаются. Кабинет министров формируется из числа депутатов сингапурского парламента, и фактически вся власть принадлежит как законодательной, так и исполнительной ветвям. Хотя в ряде случаев президент имеет право наложить вето на отдельные законы или решения парламента и правительства, первую скрипку всё же играет премьер-министр. Президент может назначить в парламент нескольких депутатов из числа «своих людей», но погоды они не делают. Представители четвёртой власти, как принято называть журналистов, практически не участвуют в управлении страной. Их голос никогда не являлся решающим. Не случайно «Репортёры без границ» ставят Сингапур на 140-е место в индексе свободы прессы из 167 стран.

Столь же стабильно-инертна и политическая система. Несмотря на декларируемую многопартийность в стране почти пятьдесят лет доминирует партия «Народное действие», не допускающая к реальной власти другие оппозиционные партии. Так, после прошлогодних выборов, которые, к слову сказать, являются обязательными для избирателей (правом голоса обладают около 2,3 миллионов человек из более 5 миллионов жителей страны), партия народного действия получила 81 из 87 выборных мест в национальном парламенте.

Стоит напомнить, что эта политическая сила, во внутренней политике жёстко регламентирующая общественную жизнь, а в экономике ориентирующаяся на широкое развитие частного предпринимательства при сохранении за государством значительных контрольных и регулирующих функций, находится у власти с момента объявления Сингапуром независимости — с 1965 года. Ее возглавляет сын основателя республики 87-летнего Ли Куан Ю премьер-министр Ли Сиен Лун.

Впрочем, в парламенте заседали и заседают депутаты от Рабочей партии и Сингапурского демократического альянса, но их можно на пальцах пересчитать. И всё же местные журналисты с гордостью поведали мне, что на этих выборах произошёл настоящий прорыв: в парламент прошла Рабочая партия, получившая в нём целых шесть мест, тогда как на предыдущих выборах она имела всего один мандат. Своего представителя имеет и демократический альянс — образованный в конце 1990-х годов блок Партии национальной солидарности (центристской), Народной партии (либеральной), Партии справедливости и Сингапурской малайской национальной организации.

Строга и процедура принятия законов. Закон, пытающийся изменить то или иное положение Конституции, не может быть принят депутатами, пока его не поддержат во втором и третьем чтении не менее двух третей голосов общего числа избранных членов парламента. В случае, если президент не дает иного письменного распоряжения спикеру, законодательный акт, внесённый с целью изменения Основного закона, не может быть принят парламентом, пока его не поддержат на национальном референдуме не менее двух третей голосов общего числа голосов избирателей, зарегистрированных в соответствии с законом о парламентских выборах. Спикеру выплачивают зарплату, которую устанавливает президент, и эта сумма, выделяемая из консолидированного фонда, не может быть сокращена в течение его пребывания на должности.

Сессия парламента проходит, как минимум, раз в год, и между последним заседанием парламента одной сессии и первым заседанием другой должно пройти не менее 6 месяцев. Посмотреть, как законодатели в мантиях и париках (на английский манер) говорят речи и голосуют, чем мотивируют свои суровые решения по самым разным вопросам жизни страны, не удалось — по времени попал как раз в эту парламентскую «мёртвую зону»…

О Сингапуре часто говорят, памятуя жёсткие местные законы с их «смертельными» статьями и мощную экономику, как о стране сильного и сурового Льва. Всё верно. Можно лишь добавить: сурового, но справедливого Льва.

Николай ЛАШКЕВИЧ, Сингапур — Москва

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала