Решения, обязательные для всех

На излёте нынешней насыщенной событиями парламентской сессии состоялось первое заседание президиума Совета законодателей при Федеральном Собрании РФ, в ходе которого были рассмотрены два вопроса: об исполнении решений Конституционного суда и праздновании Дня русского языка.

Проблема исполнения решений Конституционного суда (КС) поднималась Советом Федерации неоднократно. Недавно она была темой разговора на «правительственном часе» с министром юстиции Александром Коноваловым, а также на выездном заседании в Санкт-Петербурге, проведённом Комитетом СФ по конституционному законодательству.

Конституционный суд — хранитель базовых ценностей российского общества, гарант политического мира и правопорядка в стране. Выносимые им решения – окончательные и неоспоримые. И тем не менее 51 из них годами так и остаётся на бумаге. Такого не может быть в правовом государстве. «Надо навести порядок, начав с мониторинга, — заметила Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко — Контроль за инвентаризацией и за тем, как быстро будут исполнены решения, берёт на себя Совет законодателей».

Справедливости ради надо признать, что решения не исполняются не только субъектами Федерации, большинство вопросов как раз к федеральным законодателям. Но сегодня, беря во внимание аудиторию, шла речь о пробелах в региональном законодательстве. Конечно, необходимо разобраться в каждом конкретном случае. Неисполнение решений Конституционного суда чаще всего не носит злонамеренного характера. И если присмотреться, в этом, как правило, беда, а не вина региональных парламентов.

Председатель Комитета СФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Андрей Клишас разделил неисполненные решения Конституционного суда на три условных группы. В рамках первой группы — несоответствие актов субъектов РФ федеральному законодательству. Например, в постановлении КС 2000-го года признан не соответствующим Основному закону страны ряд Решения, обязательные для всех положений Конституции Республики Алтай. Суд однозначно высказался, что Конституция не предполагает иного государственного суверенитета, помимо суверенитета РФ. Сходные нормативные акты, принятые некоторыми другими республиками, — Адыгеей, Башкортостаном, Ингушетией, Коми, Северной Осетией-Аланией, Татарстаном после этого автоматически утратили силу. Вторая — направлена на возможности субъектов опережать федеральное законодательство. Третья – обеспечение принципа федерализма. У региональных законодателей нет необходимости принимать законы, дублирующие нормы федерального законодательства, так же, как и вводить в действие федеральные законы на своей территории специальными нормами. Но они порой это делают.

Конституционный суд отслеживает невыполнение своих решений. Но вот инструментами для понуждения к выполнению он не обладает. Не отработан и механизм взаимодействия с «проштрафившимися».

«Решения Конституционного суда, это признают и сами судьи, как правило, нуждаются в очень серьёзных разъяснениях, — напомнил заместитель председателя профильного Комитета СФ Александр Савенков. — И если в судах общей юрисдикции пристав вправе запросить, как ему исполнять решение, региональному парламенту — исполнителю решения Конституционного суда обратиться за разъяснениями некуда. А эту очень непростую ситуацию ему нельзя взять и разрубить, как гордиев узел».

Суд, в силу принципа разделения властей, не может указать, что нужно написать в законе. И если законодатели вновь напишут что-то не то, он снова признает это не соответствующим Конституции. «Почему такое большое количество граждан Российской Федерации обращаются в Страсбургский суд по защите прав человека? – спросил председатель Законодательного собрания Омской области Владимир Варнавский. — Или у нас судьи неквалифицированные, или суды не те, или законодательство «дырявое»? Статистика по неисполнению решений Конституционного суда говорит о безответственности на всех уровнях власти – и законодательной, и исполнительной. Многоопытный Председатель Конституционного суда, Валерий Дмитриевич Зорькин мог бы навести порядок, подняв вопрос о дисциплинарной ответственности за неисполнение решений Конституционного суда. Тем самым мы поднимем престиж нашего государства как правового».

«Противоречие законов Конституции имеет тяжкие последствия, — напомнил коллегам пример из новейшей истории председатель Московской городской Думы Владимир Платонов. — В 1990 году была принята Декларация о суверенитете Российской Федерации. В ней был пункт о том, что законы СССР, противоречащие законам Российской Федерации, не действуют на территории Российской Федерации. С этого начался распад Советского Союза со всеми его последствиями. Польша даже решила праздновать 12 июня как праздник, потому что считает, что развал Советского Союза стал концом тоталитарной системы… Решения Конституционного суда взвешены, вступают в силу немедленно, их невозможно отменить, и это хорошо. Но законы, которые принимались субъектом Российской Федерации, были вызваны острой необходимостью. Например, наказание за нарушение экологических правил в Москве выше, чем по стране. Это вынужденные меры, потому что причинение экологического вреда на территории с такой высокой плотностью населения, как в Санкт-Петербурге и Москве, часто более опасно, чем в небольшом посёлке, и справедливо, что санкции гораздо строже. Может быть, чтобы избежать противоречий, надо изменять федеральное законодательство?»

Вопрос об ответственности стал определяющим в обсуждении. Если мы хотим сохранить целостность государства, то региональное законодательство должно полностью соответствовать федеральному, отмечали выступающие. Такой мониторинг вменён в обязанность и полномочным представителям Президента в федеральных округах. Но всё же вся полнота ответственности лежит на региональных парламентах.

«Совету законодателей нужно отработать дорожную карту действий, – предложил председатель Законодательного собрания Оренбургской области Сергей Грачёв. – Возможно, надо предусмотреть привлечение к ответственности, вплоть до отстранения, должностных лиц, не исполняющих в установленные законом сроки решения Конституционного суда. Строгость приучит к дисциплине. Вторым вопросом повестки стала тема об участии Совета законодателей и региональных парламентов в праздновании Дня русского языка. «Русский язык сталкивается сегодня с серьёзными вызовами как внутри страны, так и за рубежом, — напомнила Валентина Матвиенко. — Политические баталии вокруг закона о статусе русского языка довели до парламентского кризиса украинскую Верховную Раду. Формирование российской нации как политической, правовой и гражданской общности может сложиться только при наличии языка, которым свободно владеют все граждане, независимо от их национальности. Таким сама история сделала русский язык».

Председатель Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев озвучил предложение Председателя Государственной Думы о расширении масштабов празднования Дня русского языка 6 июня, горячо поддержанное членами президиума Совета законодателей.

«В МГУ начал работу первый Всероссийский съезд учителей русского языка и литературы, — поделилась впечатлениями председатель Комитета СФ по науке, образованию, культуре и информационной политике Зинаида Драгункина. — Полторы тысячи его делегатов из 72 регионов России с болью, тревогой и надеждой обсуждали проблемы «великого и могучего» языка. Говорили и о том, что в этом году праздник в их регионах прошёл либо формально и скучно, либо тихо и незаметно...»

В итоге Совет законодателей принял решение взять подготовку к празднованию в следующем году под свой патронат. Уже начат сбор предложений от регионов и организаций.

Юлия ЗАХВАТОВА

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала