Великая Отечественная: когда захороним последнего солдата?

Умань. Тысяча свечей у ревера №3, где похоронено более 3,5 тысячи советских солдат. Акция «Союза «Народная память» в ночь с 21 на 22 июня 2012 года

Есть на карте Центральной Украины три адреса, которые будут вечно жить в людской памяти, так как эти места представляют собой одну большую могилу павших бойцов. Каждый год там, на полях сражений, украинские поисковики находят останки красноармейцев. Это Киевский укрепрайон, на рубежах которого в июле–августе 1941 года развернулись кровавые бои. Это так называемая Зелёная брама, лесной массив под Уманью, где были окружены и взяты в плен около 103 тысяч бойцов 6-й и 12-й армий Южного фронта, которых затем согнали в Уманскую яму, первый фашистский концлагерь на территории СССР. Это — Корюковка, небольшой украинский городок в Черниговской области, разделивший судьбу белорусской Хатыни. Почти семь тысяч мирных жителей уничтожили там гитлеровцы.

Сотни тысяч красноармейцев и мирных жителей до сих пор покоятся в земле, и многие имена продолжают оставаться неизвестными. И нет сегодня важнее задачи, чем установление имён и фамилий всех погибших и перезахоронения их останков как и подобает, со всеми почестями. И именно для этого образовалась Всеукраинская общественная организация «Союз «Народная память» объединившая около 20 различных организаций поискового движения.

Малая крепость лейтенанта Ветрова

…Посетить за один день все пятнадцать дотов, входивших только в один опорный пункт «Крым», оказалось делом непростым. Ко многим объектам попросту нет дороги, и наш джип то и дело буксовал. Приходилось бросать машину и идти к некоторым дотам пешком. Возле одних объектов, превращенных в памятные мемориалы, стоят небольшие обелиски. Они ухоженны стараниями поисковиков и превращены в музеи. В них водят на экскурсии школьников и туристов. До других пока руки не доходят, но каждый, даже превращённый гитлеровскими снарядами в руины железобетонных надолбов, находится под присмотром поисковиков. Рядом с некоторыми объектами, чуть ли не в десятке метров, идёт строительство киевских дач. То и дело поисковикам приходится отстаивать территорию вокруг дотов от предприимчивых землевладельцев и муниципальных чиновников.

— Все эти оборонительные сооружения входили в Киевский укрепрайон, который являлся составной частью так называемой «линии Сталина», возведённой вдоль советских границ, — рассказывает Павел Нетесов, руководитель поискового отряда «Цитадель». — Он отличался, скажем, от белорусского или карельского укрепрайона тем, что был достроен полностью и не был взорван накануне войны. По сути, это была уникальная в фортификационной науке система оборонительных сооружений с железобетонными укреплениями, огневыми точками, позициями пехотных, артиллерийских частей.

Павел показывает карту. Охватывая Киев полукольцом, КиУР представлял собой мощный плацдарм на правом берегу Днепра протяжённостью по переднему краю около 85 километров и шириной полосы долговременных сооружений от 2 до 6 километров. Сам район состоял из командного пункта и нескольких сотен больших и малых дотов разного предназначения, этажности и конструкции, но с общей системой энергоснабжения и связи. Толщина стен этих сооружений составляла около полутора метров.

Некоторые доты сохранились практически полностью. Например, остался цел дот № 180. Лишь кое-где его стены посечены пулями и осколками гранат, да в стальной двери зияет рваная пробоина от сапёрного снаряда. Немцы, заняв дот, почему-то не тронули на фронтоне барельеф с красной пятиконечной звездой и надписью «СССР». Хорошее состояние объекта позволило поисковикам из отрядов «Цитадель» и «Днепр» в рамках программы «Пояс Славы» создать здесь действующую экспозицию. В комнате отдыха, в этом небольшом каменном мешке, прямо на нарах расположилась импровизированная выставка: пули, каски, фляги, опасные бритвы, ложки, пулемётные щитки… Но гордостью этой огневой точки, безусловно, является пулемёт «Максим», с необычными системой охлаждения и поворотным напольным механизмом. До сих пор он смотрит в амбразуру.

В отличном состоянии находится и знаменитый дот № 205, — во многом благодаря стараниям поисковиков, которые с утра до вечера в свободные от работы дни работали в нём. Они вынесли горы мусора, очистили стены, откачали воду. Этот огневой рубеж, состоящий из пяти пулемётных оголовков, соединённых между собой разветвлённой сетью подземных галерей (потерн), неспроста получил негласное название «Малая крепость». Гарнизон численностью 16 человек под командованием лейтенанта Василия Ветрова, десять суток находясь в окружении, держал оборону. Даже когда им дважды поступил приказ оставить позиции, они с них не ушли. Командир заявил по телефонной связи, что его солдаты будут стоять до конца, какой бы приказ ни был отдан.

— И почти возле каждого такого оборонительного сооружения, — говорит наш гид, член «Цитадели» Евгений Шупин, — мы находим останки красноармейцев. Останки неизвестного солдата, найденные у пулемётного капонира № 201, с почестями перезахоронили в мемориале-часовне в Конча-Заспе. А на холме над «Малой крепостью» были найдены останки 30 красноармейцев. Удалось установить фамилию одного защитника, младшего политрука Василия Шулякова из Ростовской области.

Всего же начиная с 2008 года по исковыми отрядами из объединения «Народная память» обнаружены и торжественно перезахоронены останки 72 воинов. Именно они и тысячи других бойцов Киевского укрепрайона помогли сорвать гитлеровские планы молниеносной войны, так как на помощь немецким войскам были переброшены части с других фронтов, в том числе и танковые соединения Гудериана, наступавшего на Москву.

Из Зелёной брамы в Уманскую яму

Немало красноармейцев, сражавшихся на рубежах Киевского укрепрайона, попали в плен. Но в целом войскам, стоявшим на подступах к Киеву, удалось избежать окружения. А вот их южные соседи, бойцы 6-й, 12-й и частично 26-й армий Юго-Западного и Южного фронтов, были окружены в районе Умани (около 200 километров южнее Киева). Их взяли в плен в так называемой Зелёной браме, большом лесном массиве возле села Подвысокое.

Уманский котёл был настоящей катастрофой для Красной Армии. В отличие от разгрома отдельных частей Западного фронта, защищавших в первые дни и недели войны московское направление, о трагедии Зелёной брамы знают мало. Её трудно объяснить перевесом немцев в живой силе, технике и вооружении, внезапностью нападения, необученностью солдат. Красноармейцы представляли собой элитные части Красной Армии, были вооружены современным автоматическим оружием. В составе армий находились горнострелковые части.

Историки Великой Отечественной войны считают, что окружение и разгром под Уманью в августе 1941 года явились результатом фатальной недооценки боевой обстановки.

Цена этой недооценки оказалась очень высокой. Только в плен попало около 103 тысяч красноармейцев, в том числе и командующий 6-й армией, генерал-лейтенант Иван Музыченко, блокированный раненым в танке, и командующий 12-й армией, генерал-майор Павел Понеделин, схваченный в рукопашном бою. Всех пленных красноармейцев разместили в бывшем карьере, получившем название «Уманская яма».

На Нюрнбергском процессе бывший охранник этого концлагеря говорил о 74 тысячах пленных, находившихся в карьере. В обычных условиях яма могла поместить около 6-7 тысяч человек, но по факту она вместила в себя более чем в десять раз больше!

Сейчас этот карьер уже не существующего кирпичного завода на юго-восточной окраине города, глубиной 10 метров и площадью 300 квадратных метров не узнать. Скромный обелиск у края карьера. В наш приезд в яме играли в футбол дети. Мирная картина. А 70 лет назад это было страшное место, ставшее последним прибежищем для многих пленных. Яма по периметру была огорожена колючей проволокой с пулемётными вышками, патрулями с собаками. Ни кухонь, ни бараков, ни уборных. Голая земля и палящее солнце. По словам руководителя организации «Народная память Уманщины» Владислава Риндюка, от 70 до 100 человек умирало от жары, ран и жажды. Нередко в целях экономии средств и времени раненых и больных обливали бензином и сжигали.

Как свидетельствуют документы, имеющиеся в местном краеведческом музее, 18 августа в Умань вместе с итальянским диктатором Бенито Муссолини прилетел сам Адольф Гитлер. Причём за штурвалом самолёта сидел дуче. В месте расположения штаба они приняли парад итальянского корпуса, а потом посетили концлагерь под открытым небом. Свидетели этого события утверждают, что увиденное потрясло даже не склонного к состраданию фюрера, и он распорядился ослабить режим содержания... Трупы не считали, не опознавали, а сбрасывали в воронки от разрывов бомб и снарядов или в окопы и равняли их с землёй. И лишь умерших в трёх организованных на скорую руку лазаретах или, как их называли немцы, реверах, хоронили более или менее подобающе. Долгое время считалось, что имена умерших в лазаретах также неизвестны. Но спустя годы выяснилось, что эти братские могилы вовсе… не безымянные. Оказалось, что еще в 1944 году советские войска произвели раскопы захоронений, и возле каждого тела у изголовья обнаружили бутылки с карточками погребённых бойцов. Их отвезли в Москву, где эти списки хранились в тайне в архивах.

По мнению директора краеведческого музея Юрия Торгало, если бы не внук бойца Красной Армии Дмитрия Шапотько, мэр Брянска, тоже Дмитрий Шапотько, названный так в честь деда и побывавший на его могиле, если бы не усилия других родственников, то имена павших бойцов продолжали бы пылиться в архивах. Они буквально забросали письмами Центральный архив, и вскоре ксерокопии списков погибших, которые были в бутылках, попали в руки поисковиков и работников музея.

А за сохранённую память надо прежде всего кланяться в ноги врачу 2-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии имени Щорса Григорию Угловому. Именно он ежедневно, добившись разрешения у немецких властей, после смерти своих пациентов вкладывал в бутылки скрученные бумажные листки — стандартные бланки с их именами, фамилиями, датами рождения, лагерными номерами, цветом волос, национальностью, войсковым званием, по возможности адресами, иногда даже отпечатками пальцев. В будущем мемориале ему наверняка будет отведено отдельное место.

Практически полностью сохранившийся дот №180

Вход в легендарный дот №205

Евгений Шупин у одного из взорванных немцами дотов

Часовня на месте одной из братских могил

Панихида по погибшим. Поимённо были названы 4 тысячи похороненных в Умани солдат

Уманская яма (трофейная фотография, лето 1941 года)

Председатель правления ВОО «Союз «Народная память» Ярослав Жилкин

Молодое поколение поисковиков

Александр КУНИН, Николай ЛАШКЕВИЧ. Киев — Москва (Продолжение следует)

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала