Министр юстиции не верит в перевоспитание

Об этом Александр КОНОВАЛОВ заявил на «правительственном часе» в Совете Федерации.

С докладом перед сенаторами на «правительственном часе» 317-го пленарного заседания выступил министр юстиции России Александр Коновалов. Впрочем, это был скорее заинтересованный разговор людей, для которых законотворчество является повседневной работой. Именно поэтому вопрос обеспечения законотворческого процесса министр отметил как один из важных направлений деятельности своего ведомства. В минувшем году Указом Президента был установлен порядок наблюдения за тем, как применяется право в России. Основной составляющей такого мониторинга, подчеркнул Александр Коновалов, является реализация государственной политики в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан.

Впрочем, о некоторых аспектах многоликой деятельности министерства Александру Коновалову пришлось говорить конспективно. Тем не менее, основные проблемы и пути их решения были рассмотрены более подробно. Это и оказание правовой помощи населению, и работа адвокатов, и реформа в службе исполнения наказаний, и организация нотариата. «Хочу отметить, что ни в коем случае нынешнее состояние нотариата меня не удовлетворяет, — сказал, в частности, глава Минюста. — Убеждён, что если предоставлять нотариусам такой, простите меня, «жирный кусок», как участие в сделках по обороту недвижимости, то только взамен на существенное повышение качества услуг, в том числе связанных с доступностью тарифов и в целом нотариальной помощи».

При этом министр высказал, на его взгляд, революционную идею. Она заключается в том, чтобы отменить квоты на количество нотариусов по территориям Российской Федерации. В некоторых странах, в том числе бывшего СССР, эта мера принята. И она стала самым, пожалуй, эффективным средством прекращения жесточайшей коррупции на стадии входа в нотариальную профессию. «Не скрою, — коснулся он вопроса о предоставлении нотариусам права работать с недвижимостью, — что эта норма дискуссионна. И если она «доживёт» до Совета Федерации, также будет высоко полемичной». Но, как заявил глава ведомства законности, он готов к дискуссиям и сотрудничеству.

Больше всего главу ведомства беспокоят несколько проблем. Это состояние законодательной базы и реформа федеральной системы исполнения наказаний. Так, отвечая на вопрос представителя в Совете Федерации от Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вадима Тюльпанова о том, когда из города будет переведена знаменитая тюрьма «Кресты» и как идёт работа над новыми стандартами содержания в местах заключения, министр особое внимание уделил именно стандартам. «Кресты» будут выведены, для них строится новый комплекс. А вот со стандартами не так всё просто. «Мы стремимся следовать международным стандартам, — отметил министр. — Прежде всего установленным Советом Европы. На сегодняшний день из 214 следственных изоляторов в 64 эти стандарты не соблюдаются. В первую очередь по площади, приходящейся на одного заключённого. Мы знаем эту проблему и пытаемся её решать. Но, к сожалению, не удалось избежать очередного постановления Европейского суда по правам человека по этой проблематике в отношении России».

Как сенаторы, так и министр юстиции постоянно обращались к теме совершенства законодательной базы в стране. Например, представитель в Совете Федерации от исполнительной власти Забайкальского края БатоЖаргал Жамбалнимбуев обратил внимание на прозвучавшие в докладе цифры количества нормативно-правовых актов в регионах. Всего их свыше 600 тысяч. Из них действующих — около 400 тысяч. Нет ли необходимости, спросил член Совета Федерации, пойти по пути их консолидации?

Александр Коновалов согласился с этой идеей, но в рассуждениях пошёл дальше: «Не только вы — многие жалуются, и судьи, в том числе, на то, что, не дослушав дело до конца, они сталкиваются не с одним, а подчас с двумя, тремя внесёнными в закон изменениями. Причём в тот самый закон, который регулирует правоотношения как раз в рассматриваемой судом ситуации».

Это объясняется тем, сказал министр, что некоторое время назад мы попали в определённую вилку, когда были вынуждены своевременно и правильно реагировать на постоянно меняющееся, динамичное экономическое состояние, социальные аспекты, ситуации в стране и мире. Поэтому законодательство приняло несколько спорадический характер, что, на взгляд главы ведомства законности, неправильно. «Убеждён, — сказал он, — что мы вплотную подошли к необходимости отхода от традиционно сложившейся в нашей стране идеологии принятия закона с последующим обязательным принятием целого ряда подзаконных актов, без которых он не действует. Возможно, придётся пойти по пути многих цивилизованных стран, когда закон выглядит более обширным, но при этом в нём до деталей прописаны очень многие моменты и подзаконные акты уже не требуются».

Одна из самых больных тем отечественной юстиции, как признал министр, это состояние федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Неудивительно, что, отвечая на короткий вопрос представителя в Совете Федерации от законодательной власти Кировской области Олега Казаковцева о том, какие мероприятия проводятся ведомством с целью изменения карательной психологии на воспитательную при участии сотрудников ФСИН, Александр Коновалов откровенно заявил: «Сказать вам честно, я не верю в перевоспитание спецконтингента. Речь нужно вести о создании какой-то прозрачной, подконтрольной закону и оказывающей позитивное воздействие на спецконтингент системы исполнения уголовных наказаний. И здесь главное — это увеличение так называемых альтернативных мер наказания, с одной стороны, и предоставление большего количества вариантов судам при выборе наказания, с другой стороны».

В совокупности эти факторы, по мнению министра, должны привести к тому, что человек будет, во-первых, реже оказываться за «колючкой», во-вторых, на меньшие сроки. Что же касается воздействия на заключённого сотрудников администрации мест лишения свободы, то для ведомства сейчас гораздо важнее другая задача: искоренить коррупцию в Федеральной системе исполнения наказаний, а также её связи с преступным миром. Вот здесь сейчас — самая главная опасность и проблема. Несмотря на то, что строжайше запрещено администрациям создавать из заключённых разного рода «подсобные» отряды для вроде бы поддержания порядка, а в действительности — для попрания человеческого достоинства, тем не менее, эти зловещие образования не везде искоренены. Сегодня они выведены за рамки закона. Тот, кто их продолжает сохранять, маскируя под другие формы организации заключённых, ходит под дамокловым мечом изгнания из пенитенциарной системы. Однако говорить о полном наведении порядка пока не приходится.

По признанию министра, сегодня его в системе ФСИН больше всего удручает даже не субкультура, а целая культура, непрозрачная и не подвластная закону, которая создана совместно представителями преступного мира и теми, кто за ними должен надзирать.

Естественно, в разговоре с министром юстиции не мог не возникнуть вопрос о том, когда же в России появится закон о порядке принятия законов? На что Александр Коновалов ответил, что проект такого закона министерство сейчас подготовило, остаётся только внести его в парламент. Однако представитель Президента РФ в Совете Федерации Александр Котенков, когда речь дошла до проекта постановления палаты, отметил, что в этом документе Президиуму Совета законодателей предлагается образовать многостороннюю рабочую группу по созданию двух проектов законов, в том числе упомянутого выше. Но такие проекты уже есть в Государственной Думе, напомнил он, и они были внесены Президентом России и приняты Госдумой в первом чтении ещё в 1998 году.

Правовая коллизия состоит в том, что разрабатывать проекты можно. Но внести их нельзя, пока ранее внесённые не будут либо отозваны Президентом, либо приняты. Сейчас они формально находятся в процедуре второго чтения. Надо решать, что делать с ними. Может, продолжить их доработку? Ведь проще дорабатывать существующие проекты, актуализировать их, чем начинать всё с самого начала. Тем более если будут разработаны новые, Президенту придётся отзывать находящиеся в Госдуме.

Сенаторы с таким предложением согласились. И поручили ведущему это направление комитету палаты совместно с Министерством юстиции определиться и выработать согласованную политику. Впрочем, и по другим пунктам проекта постановления возникло много вопросов, из-за чего было решено его основательно дополнить и вынести на последующее обсуждение.

Вячеслав ЩЕПОТКИН

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала