Дефицит на ровном месте

Если в центре внимания 317-го пленарного заседания Совета Федерации была проблема лекарственного обеспечения, то на 318-м одним из главных стал вопрос поддержки соотечественников за рубежом.

На днях звонит давний знакомый. В разговоре «за жизнь» вдруг сердито рассказывает о внезапно возникшей проблеме. «Объехал, — говорит, и обзвонил десятка два аптек, нигде нет нужного лекарства. Недавно этот «Нифекард» был везде. Только цена разная — в зависимости от жадности хозяев. Теперь куда-то пропал. А он регулирует давление и работу сердца. Умеют у нас на ровном месте устроить людям трудности. Не знаешь, с кого спросить и что делать…». Вот так ворвались в реальную жизнь простых людей, казалось бы, далёкая от них «материя» — законотворчество и связанная с этим работа исполнительной власти. Об этом я подумал, когда на 317-м пленарном заседании Совет Федерации рассматривал поправку в один из, казалось бы, простых, скорее, технических законов. Однако то, что скрывалось за этой «простотой», вызвало серьёзную дискуссию.

Догоняя ушедший поезд

Как всегда, заседание началось с кадровых вопросов. В палату после переназначения вернулись ещё два региональных «тяжеловеса»: Эдуард Россель — от исполнительной власти Свердловской области и Сергей Катанандов — от исполнительной власти Республики Карелия. Думается, это вполне естественный процесс, когда интересы субъектов Федерации в палате регионов наряду с молодыми назначенцами начинают отстаивать, только теперь в качестве законодателей, известные, прошедшие большую управленческую школу бывшие руководители областей и республик…

Надо сказать, особых споров поступившие из Госдумы законы не вызывали. Поначалу казалось, что так же спокойно пройдёт и совсем уж неприметный закон об исполнении бюджета Пенсионного фонда. Настораживал, правда, период, за который фонд отчитывался, а палата этот отчёт должна была утвердить: 2004 год! Но разве мало у нас случается явлений, которые вроде бы нелепы, однако соглашаться с ними приходится. Так бы, наверное, произошло и на этот раз. Если бы не вопрос сенатора Анатолия Лыскова к докладчику закона — председателю Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерию Рязанскому. «Вы очень правильно отметили, — сказал он, — что закон поступил с таким опозданием. Нет ли необходимости сформулировать от нас поручение Счётной палате более подробно изучить причины, почему такая задержка произошла?»

Ещё более жёсткий вопрос задала руководителю Пенсионного фонда Антону Дроздову заместитель Председателя Совета Федерации Светлана Орлова: «Понятно, что это произошло не в вашу бытность руководителем. Но когда вы принимали дела, неужели не задавали себе вопрос, что нужно к этому вернуться? И я соглашусь с коллегой Лысковым, что надо провести расследование. Всё-таки это Пенсионный фонд. У нас 48 миллионов пенсионеров».

Докладчик и председатель фонда подробно рассказали, что проверки проводились, ответы на различные вопросы получены, и теперь, спустя столько лет, по поводу расходования средств неясностей нет.

Однако волну размышлений и споров остановить уже не удалось. «Зачем мы вообще принимаем этот закон? — спросил первый заместитель председателя Комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Владимир Петров. — Об отчёте не только Пенсионного фонда, но и других? Не лучше ли подтвердить отчёт Счётной палаты, провести аудит и проинформировать депутатов и сенаторов?»

Ему стали возражать. Первым это сделал заместитель председателя Комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Вячеслав Новиков: «Я не согласен, что не надо принимать парламентом закон об исполнении бюджета. Там есть одна очень существенная составляющая. Не всегда бюджет исполняется, если так можно выразиться, правильно, и тем самым парламент берёт на себя ответственность: либо он принимает эти «неправильности», либо нет».

Такое же мнение высказала и Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Я поддерживаю коллегу Новикова в той части, что парламент обязан контролировать и федеральный бюджет, и бюджеты Пенсионного и иных фондов, — сказала она, — Это наша контрольная функция, и мы должны заслушивать отчёты об их исполнении. Но соглашусь с коллегой Петровым в том, что, может быть, в виде закона это не надо делать. Это может быть разная форма: отчёт Пенсионного фонда перед парламентом об итогах исполнения бюджета. И наше право свою проверку провести, высказать замечания, в постановлении отметить то, что мы считаем неправильным в работе того или иного фонда».

А поскольку, как шутливо заметила Валентина Матвиенко, любая инициатива наказуема, она попросила Вячеслава Новикова подготовить свои предложения с тем, чтобы рассмотреть их сначала на заседании комитета, а потом — палатой в целом.

И можно было бы сказать, что всё в итоге сложилось неплохо. Если не считать парадоксальной ситуации, когда закон о делах в году 2004-м рассматривается 8 лет спустя. Неудивительно, что в выступлениях по этому поводу звучали слова «стыдоба», «позор», а Валентина Матвиенко прямо заявила Антону Дроздову: «Хочу сказать, что Пенсионный фонд был недостаточно настойчив в том, чтобы в течение восьми лет закон был принят. От имени членов Совета Федерации и от себя лично хочу сделать вам замечание. Потому что стыдно в 2012 году принимать закон об отчёте за 2004 год. Это какой-то нонсенс».

«Двойка» Минздраву

А теперь о «лекарственном» законе, который вносит изменения в сроки начала действия статьи, разрешающей «обращение на территории Российской Федерации медицинских изделий», зарегистрированных в установленном порядке. Но именно этот-то порядок и не подготовило Министерство здравоохранения к заранее определённому сроку — к 1 июля 2012 года. Из-за чего производители лекарств не могут зарегистрировать свою продукцию. А значит, не имеют законных оснований поставлять её в аптеки. В результате прежние запасы кончились, а новых поступлений нет. И перед сотнями тысяч людей, если не миллионами, возникла проблема: где найти нужное лекарство, которое человек по рекомендациям врачей использовал долгое время, а теперь нигде не может его купить.

Понимая, что из-за расхлябанности Минздрава, с 1 июля узаконенный порядок действовать уже не начнёт, законодатели, по просьбе исполнительной власти перенесли начало его действия на 1 января 2013 года. Это, по словам первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Ларисы Пономарёвой, позволит Минздраву и Правительству «утвердить необходимые нормативные акты».

Такая вынужденная лояльность понравилась не всем. Одни сенаторы увидели в этом определённую безответственность, другие — результат ошибочной законотворческой политики. Так, по мнению члена Комитета СФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам и развитию гражданского общества Анатолия Лыскова , «это яркий пример, который в очередной раз свидетельствует о необходимости принятия парламентом специального закона — О порядке принятия федеральных конституционных и федеральных законов. Такой законопроект лежит в Государственной Думе уже 10 лет. Если бы он был принят, мы сегодня по-другому реагировали бы на представленный закон».

Позже, подводя итоги непростого разговора, с этим согласилась и Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Надо ещё раз поднять проект закона о порядке принятия законов, вернуться к нему и посмотреть, как его можно реанимировать. В государстве должен быть порядок с принятием федеральных законов».

Но это один из выводов, на которые палату натолкнула предложенная поправка о переносе сроков. Другой сводился к тому, что нельзя поощрять такую безответственность. Дело в том, что изменение вносилось в одну из статей недавно принятого большого закона о здравоохранении. «Мы обсуждали его полтора года со всей страной, — отметила Светлана Орлова. — Спрашивали: все ли нормативные акты будут приняты? Вчера на заседании правительства была информация о том, что не работает шесть программ. Поэтому я лично не буду голосовать за этот закон».

В этом её поддержал и первый заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам и развитию гражданского общества Борис Шпигель. «У меня такое ощущение, что вопрос, который мы сейчас рассматриваем, очень чётко корреспондируется с предыдущим вопросом — с законом, который мы одобрили через много лет после того, как осуществилось само действо, — подчеркнул он. — Мы не раз говорили, что законы вообще, а социальные в особенности, должны содержать прямые нормы. Здесь тоже можно было сделать так. Но Минздрав, взяв на себя много функций, не справляется с ними, и потому в данном случае не смог разработать это положение, хотя ничего сложного в этом нет. Я также предложил бы отклонить закон. Пускай правительство или Минздрав сделает так, чтобы он заработал в нужные сроки, потому что парламент, на мой взгляд, является просто манипулятором некоторых исполнительных органов власти».

«Я полностью разделяю возмущение коллег Орловой и Шпигеля. Абсолютно всё верно сказано. Мы знали, что так будет, и опять попали в эту ситуацию. Надо поставить «двойку» правительству в данном случае, — заявил и представитель в Совете Федерации от исполнительной власти Пермского края Александр Починок. Однако всё-таки предложил закон одобрить. — Чтобы не поставить опять под удар интересы граждан».

С такой же идеей выступили и некоторые другие члены палаты. В итоге сложилась непростая коллизия. С одной стороны — налицо явная неорганизованность. «Если меняется министр, то это ни о чём не говорит. Команда министерства, все ответственные сотрудники остались на местах», — констатировала Валентина Матвиенко.

С другой — отклонение закона только затянет процесс и продлит мытарства огромного количества граждан. Поэтому большинство понимало: надо одобрять. Но при этом не забывать о первопричинах, имя которым — безответственность и спешка с принятием законов.

«У нас всё больше и больше в порочную практику входит ситуация, — отметила Председатель Совета Федерации, — когда мы принимаем закон, который обсуждался полтора года широко, активно и через очень короткое время, буквально через месяц–два, вносим в этот закон коррективы в силу того, что орган исполнительной власти не обеспечил подготовку и исполнение этого закона. С этой практикой надо заканчивать. Иначе у нас будет не законодательство, а лоскутное одеяло. Как говорится, ещё тело не остыло, ещё закон тёплый, а мы уже вносим в него изменения. А где были ответственные сотрудники Минздрава, когда они его вносили? Они что, не понимали, что им недостаточно времени до 1 июля, чтобы исполнить эту норму?»

В итоге, поддержав большинством голосов закон (при трёх «против» и пяти «воздержавшихся»), Совет Федерации одновременно решил подготовить обращение от имени палаты в адрес Минздрава с рекомендацией навести порядок в ведомстве с законотворческой работой…

После заседания, помня о звонке знакомого и парламентских спорах, я позвонил в несколько объединённых справочных служб аптечной сети. И везде мне называли от пяти до десяти лекарств, которые стали дефицитом на ровном месте.

Задач на будущее больше, чем уже сделано

Ожидание главного события 318-го пленарного заседания Совета Федерации — выступление Президента РФ Владимира Путина — не помешало сенаторам активно работать по намеченной повестке дня. И здесь, безусловно, наиболее интересной оказалась дискуссия в рамках «правительственного часа», где с докладом выступил глава Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству Константин Косачёв. Разговор шёл как раз о мерах по укреплению сотрудничества с государствами — участниками СНГ и повышению качества работы с соотечественниками.

Тема эта, как справедливо отметил Константин Косачёв, действительно имеет высокую актуальность не только для России и для её ближайших соседей, но и для всего мира, где живут интересующиеся и симпатизирующие нашей стране люди. Сегодня, по его словам, центры науки и культуры Россотрудничества и его представители работают в 74 странах мира. К концу года их число может увеличиться до 83, а к 2018 году — до 104. В развитие Основных направлений российской политики в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества руководству страны представлена государственная концепция поддержки русского языка за рубежом. На очереди, подчеркнул он, и второй программный документ — концепция программы «Русская школа за рубежом», сориентированная на российские образовательные стандарты. Этот документ уже получил поддержку на специальной конференции соотечественников о статусе русского языка в зарубежных странах.

В третьей для агентства (по счёту, но не по значению) государственной программе — «Развитие образования», Россотрудничество получило статус государственного заказчика Федеральной целевой программы «Русский язык». В итоге год от года растёт число участников соответствующих курсов, идёт оказание методической помощи местным русистам, организуются масштабные мероприятия по пропаганде русского языка.

Наконец, сообщил Константин Косачёв, Совет глав государств СНГ наделил агентство также и полномочием государственного заказчика — координатора межгосударственной целевой программы инновационного сотрудничества государств — участников Содружества на период до 2020 года.

Стратегические ориентиры деятельности ведомства заданы в Указе Президента России «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации». Откровенно воодушевляет, подчеркнул Констатин Косачёв, и принципиально новая задача, изложенная в статье Владимира Путина «Россия в меняющемся мире»: в несколько раз усилить образовательное и культурное присутствие в мире и на порядок увеличить его в странах, где часть населения говорит на русском или понимает русский.

Задача амбициозная, но есть проблемы, которые могут помешать её решению. Первое, отметил докладчик, — это недостаточно чёткое целеполагание: ради чего мы занимаемся соответствующей работой, является ли она для нас лишь реализацией гуманистического потенциала и гуманитарной миссии, присущих великой державе, либо призвана стать дополнительным подспорьем в реализации национальных интересов России за рубежом? Второе — возникающее вследствие первого дублирование функций между различными государственными структурами, которые ведут соответствующую работу, и даже в ряде случаев конкуренция между этими структурами и за полномочия, и за ресурсы. И третье — распылённость средств, в результате чего получается совершенно не тот эффект, к которому стремились.

При этом Константин Косачёв сослался на мнение Счётной палаты, согласно которому до настоящего времени так и не определён механизм взаимодействия органов исполнительной и законодательной власти, некоммерческих организаций с общественными организациями соотечественников за рубежом. Отсутствует даже реестр организаций, осуществляющих функции в этой области. Из года в год, по его словам, в отчётах главного контрольного ведомства присутствует одна и та же запись: нужно уточнить и дополнить положение о профильных министерствах и ведомствах, а также государственных фондах в части, касающейся разграничения полномочий в работе с соотечественниками за рубежом.

Россотрудничество, отметил его руководитель, уже выработало свою позицию по этому вопросу. Так, предлагается закрепить за Министерством иностранных дел полномочия, связанные с обеспечением и защитой институциональных прав соотечественников за рубежом, то есть вопросы гражданства, статус русского языка, положение русских школ и другие вопросы, связанные с особенностями местного законодательства. А за федеральным агентством оставить функции, связанные с взаимодействием и объединением соотечественников за рубежом, обеспечением их образовательных, культурных и иных гуманитарных потребностей.

Константин Косачёв рассказал сенаторам и о других инициативах Россотрудничества, которые, по его мнению, должны вывести деятельность по повышению качества работы с соотечественниками за рубежом на качественно иной уровень. Он призвал членов Совета Федерации к сотрудничеству, потому что задач на будущее в этой сфере значительно больше, чем уже сделано. Развернувшаяся после его выступления дискуссия показала, что сенаторы к такой работе готовы.

Крыша над головой

Среди других важных вопросов, рассмотренных сенаторами на 318-м пленарном заседании, выделяются два. Так, Совет Федерации одобрил изменения в Федеральный закон «О содействии развитию жилищного строительства» и отдельные законодательные акты РФ. Изменения предусматривают меры, которые позволяют снизить рыночную стоимость жилья, построенного на земельных участках Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства. Вводят также новые виды аукционов на право заключения договоров безвозмездного срочного пользования и договоров аренды земельных участков Фонда.

Предусматривается, что региональные власти, местное самоуправление вправе оказать содействие в подключении жилых домов, иных объектов недвижимости к инженерной инфраструктуре. Закон этот будет содействовать решению важнейшей задачи — увеличению объёмов строительства доступного жилья эконом-класса.

А вот закон, согласно которому расходы по содержанию мигрантов возлагаются на региональные власти, Совет Федерации отклонил. Этот закон предусматривал наделение с 1 января 2013 года властей субъектов Федерации полномочиями по созданию специальных учреждений для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы РФ или депортации. Работа с иностранцами — это исключительно компетенция федеральных органов, считает Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. В силу концептуального несогласия с законом сенаторы даже сочли нецелесообразным создавать согласительную комиссию с Государственной Думой.

Вячеслав ЩЕПОТКИН, Николай ДОРОФЕЕВ

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала