Стратегические отходы

Юрий ЛИПАТОВ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике

Эффективность энергетики — важнейший фактор повышения эффективности функционирования экономики страны. При этом в перспективе более половины объемов выработки электроэнергии в России будет производиться на основе угольных генераций. В этой связи стоит отметить, что, согласно проведённым научным и геологическим исследованиям, запасов угля в нашей стране хватит на два тысячелетия. Но не всегда и не всем ясны побочные последствия, сопровождающие развитие угольных генераций.

В результате сжигания угля на теплоэлектростанциях (ТЭС) образуются золошлаковые отходы (ЗШО), объём которых в зависимости от марки сжигаемого твёрдого топлива составляет от 5 до 30 процентов (иногда и до 50) количества сжигаемого угля. Причём воздействие этих отходов на окружающую среду крайне негативно: пыление золошлакоотвалов, фильтрация вредных примесей в грунтовые воды, огромные территории, отводимые под золошлакоотвалы и т.д.

Если учесть, что в России действует 172 ТЭС на угольном топливе и в целом по стране годовой выход ЗШО составляет в среднем 25 млн т., то понятно, почему в золошлакоотвалах теплоэлектростанций, площадь которых достигает 28 тыс. га, сейчас накоплено порядка полутора миллиардов тонн отходов.

При этом научно обоснованы полезные качества ЗШО, которые могут быть эффективным заменителем природных материалов, экономически выгодным для применения в различных отраслях экономики страны. Особенно в строительной индустрии, в том числе в промышленности строительных материалов, при строительстве автодорог, обратной засыпке горных выработок, планировке территорий и т. п.

Давно проведены все необходимые исследования, доказывающие, что применение ЗШО в различных секторах экономики страны не только в разы экономит природные ресурсы и сохраняет окружающую природную среду, но и существенно повышает качество материалов (произведенных работ), снижает себестоимость их производства, повышает долговечность эксплуатации, например, автомобильных дорог. Разработаны сотни соответствующих технологий переработки и использования, под которые уже производится и оборудование (к сожалению, в основном импортное).

Вместе с тем, в России крайне низок уровень использования ЗШО. И это положение не меняется в последние два десятилетия. У нас уровень утилизации (переработки) этих отходов не превышает 8 процентов от их годового выхода. То есть утилизируется и используется не более 1,5–2,1 млн тонн ежегодно. И если такая тенденция сохранится, то к 2020 году объём накопленных ЗШО превысит 1,8 млрд тонн.

Для увеличения использования этих отходов нужны прежде всего законодательные преобразования, координирующие работу электроэнергетического комплекса с направлениями работы других отраслей в сфере обращения ЗШО. В этой работе важно отношение государства к согласованию общественных (государственных) интересов, интересов энергокомпаний, имеющих в своем составе угольную генерацию, и потребителей продукции (услуг), производимых (оказываемых) с использованием ЗШО. И здесь необходимо принятие отдельного федерального закона, который расширил бы использование золошлаковых отходов тепловых угольных электростанций, учитывая все стороны деятельности энергокомпаний и потребителей ЗШО. Это особо актуально, что закон «Об отходах производства и потребления» является рамочным и не учитывает специфику работы с ЗШО.

Разрабатываемый федеральный закон о расширении использования золошлаковых отходов тепловых угольных электростанций должен быть направлен на решение следующих задач:

— повышение роли государства в регулировании взаимоотношений между производителями, переработчиками и потребителями ЗШО и продукции на их основе;

— создание условий гарантированного рынка сбыта ЗШО на основе изменения федерального и регионального законодательства;

— повышение ответственности энергокомпаний за эффективность утилизации ЗШО угольных ТЭС и сокращение объемов их накопления.

— формирование порядка согласования долгосрочных отпускных цен на ЗШО между их производителями, потребителями и переработчиками;

— создание стимулов (льгот) для переработчиков и потребителей ЗШО;

— создание и функционирование электронного банка данных производителей, потребителей и переработчиков ЗШО, технологий и оборудования для переработки и использования ЗШО;

— проведение независимой профессиональной экспертизы предлагаемых проектов, направленных на переработку и использование ЗШО, и технико-экономических обоснований подобных проектов.

— разработка стандартов и нормативно-технической документации в области обращения ЗШО;

— формирование условий для внедрения крупнотоннажных технологий использования ЗШО (строительство земляного полотна автомобильных дорог, обратная засыпка шахт и угольных разрезов, строительная индустрия, засыпка полигонов с ТБО, ландшафтное строительство и т. д.).

Для нормативно-правового обеспечения решения задач в сфере обращения ЗШО (производство — переработка — использование — накопление) при нашем комитете на протяжении трёх лет действует Рабочая группа по расширению использования золошлаковых отходов, и уже подготовлен законопроект «О внесении из менений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях улучшения использования золошлаковых отходов», который внесён на рассмотрение в Госдуму в декабре 2010 года.

Так, этот документ, в частности, предусматривает установление статуса вторичной продукции из золошлаковых отходов на основе их сертификации. А также стимулирование как производителей ЗШО отходов, так и их потенциальных потребителей к расширению использования при выполнении государственных и муниципальных заказов.

Правовое обеспечение увеличения объемов утилизации ЗШО является важнейшим этапом работ в этой сфере деятельности, обеспечивающим дальнейшую практическую работу всех участников в сфере обращения золошлаковых отходов. При этом следует отметить, что усиление регулирующей роли государства в области обращения ЗШО соответствует современным мировым тенденциям.

Например, в странах Евросоюза приняты специальные политические решения в области использования отходов производства, в том числе и ЗШО. Например, директивы ЕС о комплексном предотвращении и контроле загрязнений (IPPC), о крупных сжигательных установках (LCP), о промышленных выбросах (IED). Причем вновь вводимая Директива IE, которая заменит IPPC и отраслевые директивы, базируется на принципах комплексного подхода, наилучших доступных технологиях, техническом контроле и участии общественности. Интересен также опыт Китая и Индии, где за короткий срок сумели за счёт ряда законодательных мер резко увеличить объёмы утилизации ЗШО. В США уровень использования ЗШО составляет не менее 50 процентов их годового выхода, а в Германии на практике реализован принцип «Угольная электростанция — без золошлакоотвала (основан на полной переработке ЗШО текущего выхода)…

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала