Без единства нет будущего

12 июня 1990 года, председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин поставил на голосование I Съезда народных депутатов Декларацию о государственном суверенитете России. В итоге 917 проголосовали «за», 13 — против, 9 — воздержались. В 1992 году постановлением Верховного Совета РФ 12 июня объявляется праздничным (нерабочим) днём, а в 1994 году — государственным праздником. Первоначально он назывался Днём независимости России, с 1998 года по предложению первого президента отмечается как День России. Официально новое название праздник получил 1 февраля 2002 года, после вступления в силу положений Трудового кодекса. Сегодня он на официальном языке именуется одним из самых главных современных государственных праздников в стране — праздником свободы, гражданского мира и доброго согласия на основе закона и справедливости… Предоставим слово активным участникам тех событий.

Руслан ХАСБУЛАТОВ, народный депутат РСФСР, председатель Верховного Совета Российской Федерации (1990–1993 годы):

— Мы были тогда буквально одержимы идеей перестройки нашего общества, экономики, политической системы. Мечтали модернизировать страну, придать ей новый облик, новое дыхание. Эти намерения в целом соответствовали и общественным настроениям Российской Федерации.

Но, к сожалению, потом политические процессы пошли в другом направлении. Они начались с предательства Ельцина в отношении своих единомышленников. Дальнейшие события всем хорошо известны. Политическая элита того времени, которая доминировала в обществе, была разогнана. На смену ей пришли маргиналы. Следом последовали кровопролитная война на Северном Кавказе и общий экономический упадок страны. Моё отношение к этому дню двоякое: с одной стороны, оно отражает наши романтические помыслы перестроить общество, а с другой — величайшее разочарование.

Сергей ФИЛАТОВ, народный депутат Верховного Совета РСФСР, первый заместитель его председателя (1990–1993 годы), глава Администрации Президента РФ (1993–1996 годы):

— Если говорить о реальном положении дел в то время, то разговор следует начать с закона СССР от 26 апреля 1990 года о выравнивании прав союзных и автономных республик, который спровоцировал «парад суверенитетов». Внешне всё выглядело демократично и привлекательно. По сути же это был план «боевых действий» ЦК КПСС против нового руководства России, которое сделало ставку на радикальное обновление страны. За реформаторским фасадом закона скрывался вполне конкретный политический расчёт. Планировалось вместо Союза из 15 республик, каждая из которых имела право на свободный выход, создать государство из 35 субъектов, но уже без права свободного выхода, добавив к ним 20 новых субъектов Федерации, повысив статус автономий.

Тем самым, по замыслам авторов такого Союза, с одной стороны предотвращалось «разбегание республик от Центра», с другой — автономии выводились из-под руководства Бориса Ельцина и его политических союзников. Однако без полноценного законодательного пространства внутри самой России, без специальных исследований подобные радикальные преобразования просто опасны. В ситуации, когда Российская Федерация фактически не имела своего руководства, ибо всем распоряжались ЦК КПСС и союзное правительство, «выделение» из её состава 20 автономных республик привело бы к тому, что Россия сама превращалась в автономную республику. При этом потеряла бы более половины территории с 20 миллионами населения и почти весь объём стратегических ресурсов и природных богатств.

Перед новым руководством России остро встала задача — сохранить целостность республики. В таких условиях Верховный Совет РСФСР принял в 1990 году Декларацию о суверенитете Российской Федерации. Однако процесс «выравнивания» автономных республик с союзными уже пошёл. Многие автономии начали не просто преобразовывать себя в республики, а объявлять суверенными и независимыми субъектами международного права со всеми соответствующими полномочиями, которые имеют самостоятельные государства.

Получился нонсенс. Независимое суверенное государство Россия заимело в своем составе несколько независимых суверенных государств, которые согласно их конституциям обладали теми же правами, что и государство, в составе которого они находятся. Как можно было остановить сепаратизм автономий и сохранить территориальную целостность России? Остановить, не имея необходимых властных и экономических рычагов, которые были в то время сосредоточены в ЦК КПСС и союзных министерствах?

Тогда и прозвучала в Казани знаменитая фраза — берите «столько суверенитета, сколько сможете проглотить». Это была тактика «встречного пожара». И, как показала жизнь, она оправдала себя. Субъекты Российской Федерации подписали Федеративный договор, а затем приняли новую Конституцию страны, по которой все республики, края и области обладают равными правами и серьёзной политической самостоятельностью, но в рамках Российской Федерации.

Сергей БАБУРИН, народный депутат, член Верховного Совета РСФСР (1990–1993 годы), депутат Государственной Думы первых двух созывов:

— 12 июня для меня — это день обманутых ожиданий, досады на то, что мы не умеем отличить подлинность от фальши. Только по глупости или злому умыслу можно было объявить принятие Декларации о государственном суверенитете РСФСР Днём России и назвать его по американской кальке Днём независимости. Независимости от чего? От здравого смысла, от своего народа?.. В середине XIX века отмечалось Тысячелетие России. Это истинный День России, почему его не признают?

Причём текст Декларации уже давно забыт, многие ныне действующие политики не любят его вспоминать. В нём есть обязательство сохранять единый Советский Союз, что было цинично попрано. Надеюсь, что сегодня мы будем не просто скорбеть о разрушенных мечтах и не сбывшихся ожиданиях, а начнём делать всё, чтобы воссоздать единую страну в новой форме, новом качестве. Без этого единства у наших народов будущего нет.

Подготовил Павел АНОХИН. Фото Игоря САМОХВАЛОВА, «РФ СЕГОДНЯ»

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала