Закон управления энергией

Совет Федерации на 316-м пленарном заседании одобрил «митинговый» закон

Этого заседания ждали многие — как сторонники ужесточения правил проведения манифестаций, так и противники. Накануне депутаты Госдумы приняли закон, резко повышающий ответственность всех участников «публичных мероприятий»: от организаторов до рядовых демонстрантов…

В начале заседания палата решила очередной кадровый вопрос. Сенатором, представляющим исполнительную власть Волгоградской области, снова назначен Николай Максюта. Сообщение встретили редкими в таких случаях аплодисментами и приступили к рассмотрению законов.

Наибольшее внимание среди ратификационных актов привлёк закон, облегчающий приграничное передвижение между Калининградской областью России и Польшей. Как сказал заместитель Председателя Совета Федерации Ильяс Умаханов, это «важный инструмент» не только в российско-польских отношениях. Он открывает дорогу к безвизовому сотрудничеству со странами ЕС.

Среди других заметных правовых актов стали законы, касающиеся судейского сообщества. Теперь для Председателя Верховного Суда снимаются ограничения по возрасту, а также по срокам пребывания в этой должности.

Однако самым важным в тот день был, конечно, закон, который касался резкого увеличения штрафов и наказаний за проведение несанкционированных митингов, шествий и других подобных публичных акций. В самом начале заседания с резкой критикой процедуры рассмотрения выступила представитель от исполнительной власти Брянской области Людмила Нарусова, заметившая, что закон приняли только вчера поздно ночью, а сегодня его уже включили в повестку дня: «Почему такая спешка? Почему не было обсуждения в других комитетах? Мы даже не имели окончательного текста закона». Сославшись на указание Президента Владимира Путина, что законы должны обсуждаться 60 дней, она заявила: такое поспешное одобрение «не укрепляет имидж Совета Федерации».

Ей ответили. Сначала новый председатель Комитета СФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Андрей Клишас (сменивший бывшего руководителя Республики Чувашия Николая Фёдорова, ставшего недавно министром сельского хозяйства). Он сказал, что закон обсуждался ещё на стадии концепции, члены Совета Федерации внесли поправки, которые учтены. Его поддержал и председатель Комитета СФ по обороне и безопасности Виктор Озеров, который сообщил, что в их комитете сегодня утром закон тоже обсуждался.

Однако более основательный разговор начался позднее. Подробно о положениях нового закона, его нормах рассказал Андрей Клишас. Что будет считаться административными правонарушениями? Если собрание, митинг, шествие, демонстрация или пикет создадут помехи транспорту или пешеходам. Если произойдёт «превышение норм предельной заполняемости территории или помещения», которое причинит вред здоровью человека, а также имуществу. Если кто-то публично призывает « к массовому одновременному пребыванию или передвижению граждан в общественных местах», что станет нарушением санитарных норм и правил, причинит вред зелёным насаждениям, создаст помехи пешеходам, осложнит «доступ граждан к жилым помещениям»… За эти и другие нарушения рядовой участник протестных акций должен будет заплатить 300 тысяч рублей вместо нынешней сотни, а должностное лицо — 600 тысяч. Альтернатива этому — новый вид наказания — общественные работы. До 200 часов.

Важная деталь. Сейчас срок давности привлечения к ответственности составляет три месяца. По новому закону — год.

Также участникам публичных мероприятий запрещается скрывать лица масками или «иными предметами, специально предназначенными для затруднения установления личности».

Докладчик привёл примеры из практики других стран. В США за участие в акциях с оружием — 10 лет лишения свободы. В Англии — штраф до 400 фунтов. В Германии и во Франции тоже: или срок, или штраф. На что несколько сенаторов отреагировали примерно так, как это высказал представитель в СФ от исполнительной власти Калужской области Валерий Сударенков: «Сравнивая санкции мировые, надо сравнивать и мировые институты государства. Тогда можно будет определить баланс».

«К сожалению, полиция Америки и Германии пока находится на более высоком уровне развития и компетентности, нежели наша, — констатировал представитель в палате от законодательной власти Курганской области Сергей Лисовский. — И это надо понимать». В этой связи он высказал предложение к профильным комитетам «вернуться к этому вопросу и рассмотреть усиление мер ответственности полиции за провокацию или не очень компетентное поведение на данных массовых мероприятиях», поскольку сейчас, на его взгляд, закон немного однобокий.

Эта идея была воспринята, так же, как и предложение сенатора от законодательной власти Томской области Владимира Жидких о том, что в проведение массовых мероприятий сознательно втягиваются дети и подростки. «Не стоит ли нам подумать, — отметил он, — как уберечь их и возложить ответственность на организаторов митингов?»

Впрочем, в основном все выступающие признали закон своевременным, нужным и важным для «защиты законопослушного населения». Выступая в его поддержку, представитель от законодательной власти Челябинской области Константин Цыбко заявил, что члены палаты активно обсуждали этот непростой закон. «Лично я и коллега Добрынин (Константин Добрынин — представитель в СФ от исполнительной власти Архангельской области — Авт.) участвовали даже в международном обсуждении на телемостах, которые были организованы с Великобританией и Германией. По итогам обсуждений коллеги из-за рубежа признали, что наше законодательство до этих изменений было излишне мягким». Подтверждая актуальность данного закона, сенатор обратил внимание на такой аспект. Сложилась практика, отметил он, когда массовые выступления, митинги, шествия стали использоваться разными субъектами экономической деятельности для решения своих вопросов вне стен суда. При штрафе в две тысячи рублей дешевле заблокировать стройку, препятствовать осуществлению какого-то проекта, затянуть сроки его реализации, нанести убытки контрагенту, нежели в суде отстаивать свои права.

В свою очередь член СФ от законодательной власти Республики Алтай Ралиф Сафин считает, что места для проведения массовых акций надо отводить или в парках, или за городом. Сейчас они проходят вблизи многоэтажных зданий. Если террорист или провокатор устроит какой-нибудь взрыв, могут быть тяжёлые последствия.

В обсуждение включился и представитель Президента России Александр Котенков, отвечая на вопрос одного из сенаторов: не приравняют ли спортивных фанатов к участникам неразрешённых шествий? Он заявил, что такого не будет. Но при этом напомнил конституционное правило: человек свободно осуществляет свои права, если они не ущемляют прав других граждан. Можете радоваться победе, негодовать по поводу поражения, фонтанировать энергией, но в регулируемых законом границах…

Слушая различные суждения о новом законе, почему-то вспоминал нашу недавнюю историю. Если бы в 1990–1991 годах минувшего столетия в Советском Союзе существовал такой закон, государство могло бы и сохраниться. Даже, несмотря на бесхребетность тогдашнего лидера… Впрочем, есть разные примеры. Так, несмотря ни на какие законы, власть в некоторых арабских странах снесло управляемым народным половодьем. Так что история учит тому, что никто ей не учится.

Вячеслав ЩЕПОТКИН

Основное меню

Рубрикатор

Архив журнала